18+
суббота, 3 декабря
Общество

Байкал нам помогут выпить

Миллиард человек грозит согнать с мест проживания опустынивание планеты. Кроме России бежать многим некуда

  
51

В недалеком будущем наша страна может столкнуться с проблемой, которая, в конечном счете, способна изменить не только привычный уклад жизни российских граждан, но и, как считает ряд экспертов, всю сегодняшнюю картину миру. Проблема эта — экологические мигранты, «небывалый наплыв» которых, как сообщил журналистам глава Росгидромета Александр Фролов, ждет Россию уже в самой ближайшей перспективе. Предстоящие масштабные перемещения населения российские ученые связывают, в первую очередь, с дефицитом пресной воды.

«Мы сделали расчет на несколько периодов — до 2020 года, до 2050 года и до конца столетия, — сказал Фролов. — Согласно нашим прогнозам, в недалеком будущем воды на территории России станет больше, особенно в азиатской части в связи с большим количеством осадков». В то же время наши южные соседи наоборот — столкнутся с острой засухой. По оценке Института Мировых Ресурсов, Туркмения, Узбекистан, Азербайджан и Молдавия уже сейчас входят в список из 13 стран, наименее обеспеченных водными ресурсами.

Волна экологических мигрантов, как предполагает глава Росгидромета, хлынет в Россию не только из обезвоженных бывших советских республик, но также из Ирана и Афганистана, потому что «жить в засушливых условиях своих стран» люди просто не смогут.

Впрочем, засуха — только один из факторов. Ураганы, землетрясения, наводнения, извержения вулканов, лесные пожары и т. д. тоже делают те или иные территории небезопасными для проживания людей.

Но и без помощи стихии человек способен сделать мир вокруг себя абсолютно непригодным для жизни. Все крупнейшие техногенные катастрофы — дело его рук. Только две аварии на Промышленном объединении «Маяк» (Челябинская область) — в 1957 и 1967 годах — привели к радиоактивному заражению огромных территорий. Сразу после ЧП из «районов смерти» эвакуировали свыше тысячи человек, однако до сих пор там проживает почти 300 тысяч человек.

Авария на Чернобыльской АЭС, происшедшая в 1986 г., стала следующей в печальном списке «рукотворных» бед. Радиационному загрязнению подверглась значительная часть территории Белоруссии, Украины и России. Почти 300 тыс. человек были эвакуированы на Украине и в Белоруссии. В России покинули свои дома жители 28 населённых пунктов. Два некогда перспективных города — Чернобыль и Припять — превратились в города-призраки.

А кому не известны трагедии Семипалатинска и Арала? В результате испытаний ядерного оружия на полигоне под Семипалатинском пострадали свыше 220 населённых пунктов (53 в Казахстане и 168 в Алтайском крае). Судя по статистическим данным, жители постепенно уезжают из наиболее неблагоприятных районов.

Некогда полноводное Аральское море, где водилось более 20-и видов рыб, за последние полвека практически исчезло. Виной всему — чрезмерное и нерациональное использование водных ресурсов региона. Сегодня вместо моря — узкая 30−40-километровая лента небольших водоемов, которая напоминает русло реки. Во время ураганов песчано-солевая смесь со дна бывшего моря поднимается в атмосферу и разносится в радиусе 500 км, загрязняя воздух и засаливая плодородные земли. Ученые говорят, что в Приаралье возникла реальная угроза окружающей среде, флоре и фауне, здоровью и генофонду населения региона.

Каждая такая беда, на первый взгляд, носящая локальный характер, на самом деле составляющая главной проблемы — проблемы выживания человечества.

За последние пятьдесят лет из-за воды в мире было более 500 конфликтов. Из них 21 конфликт сопровождался применением оружия. Эти данные в интервью «Эху Москвы» привел директор Института водных проблем РАН Виктор Данилов-Данильян.

Есть также данные Программы ООН по окружающей среде о том, четвертая часть суши на планете находится под угрозой опустынивания. По экспертным оценкам, это непосредственно затрагивает более 250 млн человек, возникает угроза для источников средств существования свыше 1 млрд человек более чем в 100 странах.

Где нет живительной влаги — там голод, нищета и болезни. Как следствие — социальная, экономическая и политическая напряженность. Рост масштабов опустынивания во всем мире угрожает на миллионы увеличить число бедняков, вынужденных искать новое пристанище и средства к существованию.

Численность таких экологических мигрантов на сегодняшний день составляет, по оценкам ООН, уже 24 млн человек. А к 2050 г. их число может увеличиться до 200 млн.

Сколько из них устремится в Россию?

— Эта проблема в нашей стране недостаточно изучена, и сведения об экологических мигрантах сегодня крайне неполны, — пояснила «СП» Евгения Сигарева, заведующая сектором воспроизводства населения Института социально-политических исследований РАН. — Однако следует признать, что проблема встанет в полный рост очень скоро. При том, что это мировая проблема, которая в той или иной степени затрагивает все население Земли.

«СП»: — Глава Росгидромета предупредил о переселенцах из Средней Азии. Какие-то объективные предпосылки для этого уже есть?

— Государства этого региона — все среднеазиатские страны, Афганистан и др. — развиваются в демографическом плане очень интенсивно. Там высокая рождаемость, многодетность и т. п. Всего через каких-то пятьдесят лет Узбекистан будет соперничать по численности населения с Россией. Пакистан — тот, кстати, уже соперничает. Естественно, что такая концентрация населения требует все возрастающих объемов продуктов питания. Однако хорошей земли для ведения сельского хозяйства в регионе мало (кроме Казахстана). А технологии, которые помогли бы производить на современном уровне продовольствие, внедряются слабо. Плюс проблемы с водой.

«СП»: — И причем тут Россия?

— А у нас есть Байкал, который пока еще остается основным источником чистой пресной воды. Естественно, страны, которые быстро растут численно, будут, образно говоря, «облизываться» на этот природный клад. Так что я соглашусь с господином Фроловым, что хотя проблема экологической миграции для нас пока не стоит остро, ситуация может резко ухудшиться. Скажем, в связи с природными катаклизмами. Тогда мы можем столкнуться уже со стихийной миграцией.

«СП»: — Можно ли спрогнозировать развитие событий в этом случае?

— Спрогнозировать — вряд ли. Прежде всего, потому что параллельно происходит и так называемая экономическая миграция. Из той же Средней Азии люди уезжают, потому что на родине не могут обеспечить себе и своим семьям достойный уровень жизни. Вообще же миграция — это сложный комплексный мотив, который состоит из нескольких факторов: человек ожидает, что вырастет уровень его жизни, уровень образования, улучшатся возможности труда. Поэтому и едет. Выделить здесь одну какую-то сторону достаточно сложно. Скажем, россияне, проживающие на Гоа — это какая миграция?

«СП»: — Ну, этих людей называют дауншифтерами, и их философия: жить с удовольствием — здесь и сейчас…

— Но для местных-то жителей это становится проблемой. И уже звучат требования на правительственном уровне — запретить туризм из России и Израиля на Гоа. Почему? Потому что наши граждане и израильтяне едут туда и начинают заниматься незаконным предпринимательством. Что, естественно, ни может не вызывать недовольства у коренного населения. А вот в Крыму туристы уже реально угрожают природной самобытности полуострова. Дело в том, что полуостров, как рассчитали ученые, может принимать в год не больше определенного количества отдыхающих, чтобы не создавать необратимые экологически разрушения. Они предлагают хотя бы временно ограничить поток туристов, но этого не делается.

«СП»: — К экологам вообще прислушиваются редко…

— И это большая ошибка. Потому что если уж говорить в целом по земному шару, то необратимые экологические разрушения уже начались. Мы перешли границу, когда Земля сама компенсировала негативное влияние человека. Она уже начала болеть. При этом нельзя забывать, что мы не можем закрыться — железные занавесы не помогут. Следовательно, ошибочно думать, что «пожары» за пределами наших границ, нас не коснуться. Если не начнем открыто и честно обмениваться технологиями, которые позволят природную среду сохранить, то нас ждут не только региональные проблемы, но и мировые. К сожалению, общество, государства и правительства не подошли еще к пониманию возможных сценариев. Хотя тревожные звоночки уже имеются.

«СП»: — Поясните, пожалуйста.

— Один только пример: в прошлом году проблема с водой была на китайской стороне (после аварии на химическом предприятии загрязнения попали в Амур), но без питьевой воды остались и российские города. Воду туда пришлось подвозить в цистернах. Как и кто будет за это платить? А представьте: сюда приедут те, кто не может себя прокормить… Как будет определяться их статус? Кто должен нести ответственность за этих людей, кто будет оплачивать их проживание? Или нужно создать какой-то кризисный фонд? Пока на эту тему задумываются лишь отдельные ученые, отдельные организации. Но государственной политики нет.

«СП»: — Почему? Как вы думаете?

— Видимо, потому что нет понимания того, что ваша природная среда — она не только ваша.

«СП»: — А можно предположить, какие страны примут основные потоки экологических переселенцев?

— Ну, смотря, какая будет острота проблемы. По логике вещей — большие по территории страны. А, исходя из того, что Россия имеет самую большую территорию на планете — 1/8 суши, я думаю, что вот она и примет. Может, еще США.

«СП»: — К чему все это может привести?

— Не берусь предсказывать. Но уже сейчас видно, к каким последствиям может привести столкновение менталитетов и культур. Недавние события в Европе нам это показали. Представьте, что количество мигрантов там вдруг увеличится в разы…

«СП»: — Могут возникнуть какие-то непоправимые ситуации? Вплоть до военных конфликтов?

— Конечно. Тогда, как вы понимаете, будет катастрофа уже вселенского масштаба.

Впрочем, есть и другой взгляд на проблему экологической миграции. Он не столь пессимистичен, но почему-то радостней от этого не делается.

— Не знаю, насколько отдаленное будущее имел в виду Александр Фролов, но трудно ожидать, что волна мигрантов, например, из Узбекистана и Таджикистана в Россию будет больше, чем она есть сегодня, — поделилась с «СП» своим мнением Жанна Зайончковская, ведущий научный сотрудник Центра демографических исследований НИУ ВШЭ. — Ну, из Узбекистана еще может быть чуть-чуть больше. Так, по оценкам самих узбеков (и мы можем с этим согласиться), где-то миллион граждан этой страны сейчас работают в России. Но — в сезон, не в сезон, может, немного меньше. И ресурсов для такой миграции, конечно, не так много. К тому же вода не исчезает моментально. И люди не такие глупые, чтобы из-за трех лет засухи просто уехать из родных мест. В Африке — да. Там такая бывает засуха, что умирает все живое. И люди, которые еще способны идти, стремятся уйти туда, где можно спастись, часто — в соседние страны. Но Пакистан, и Средняя Азия — это относительно цивилизованные страны. Да и исторические примеры показывают, что человек может терпеть очень долго. В Каракалпакии еще с советских времен били в колокол: Аральское море уходит, воды нет, вода соленая, у детей гепатит поголовно. Ну, и что? Конечно, уезжали потихоньку, но так, чтобы сняться с места, как кочевники, и куда-то податься, такого не было.

«СП»: — А программа по переселению была?

— Нет. Ее не может быть. Ну, куда узбеки поедут? Что, Россия даст им жилье? А россиянам, которые во множестве без жилья живут, кто даст?

«СП»: — То есть, слова главы Росгидромета — это очередная страшилка?

— В значительной мере. Но, может быть, он правильно обращает внимание на эти проблемы. Я же думаю, если люди будут бежать, то скорее от плохих экономических условий. Это и сейчас происходит. Почему едут из Средней Азии? Потому что в России средняя зарплата под 30 тысяч рублей, а в Таджикистане — 70 долларов. Но если еще и недостаток воды будет бить по экономике, конечно, миграция будет усиливаться.

«СП»: — Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун недавно сказал, что экологические мигранты уже «меняют демографию планеты». Это так?

— Ну, не знаю. Примеров он не привел. Думаю, это для «красного словца» сказано. Кстати, Росстат учитывает, кто переезжает в Россию из-за плохих природных условий. Крошечный процент едет к нам по этой причине. Большая часть указывает — воссоединение с семьей. Хотя причина может быть скрытой, потому что семья могла бы и туда поехать, не обязательно — в Россию. Но едут сюда. При этом внутри страны массового бегства людей не было, даже из зон радиационного заражения. Периодически пресса сообщает, что люди живут в неблагополучных районах и не переезжают.

«СП»: — Может, не потому, что не хотят, просто некуда?

— Дело в том, что у государства никогда не хватит денег, чтобы переселять массово. Оно может переселить сто-двести человек. Конечно, и Нью-Йорк может затопить, и Голландию: если будет великий потоп, затопит, как говорится, в одночасье. Той части людей, которая не потонет, придется куда-то двигаться. Но если катастрофа медленная, типа Арала, история показывает, что люди никуда не бегут. Они уезжают постепенно. Но это длится десятилетиями.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня