18+
пятница, 9 декабря
Общество

Пособник кущевской банды сидеть не будет

Укрывательство убийства 12 человек суд оценил в 150 тыс. рублей

  
22

Кубанская Фемида в четверг неожиданно поразила общественность неслыханным гуманизмом. Оказывается, у нас можно укрывать бандитов, совершивших массовое убийство, в том числе и детей, а в качестве наказания получить штраф в размере зарплаты столичного менеджера — 150 тысяч рублей. Притом, что участникам несанкционированных митингов или народных гуляний придется скоро оплачивать казенные квитанции с суммой вдвое больше.

Судья Кущевского районного суда Краснодарского края Виктория Ананич в четверг вынес приговор бывшему муниципальному депутату от фракции «Единая Россия» Сергею Цеповязу, который обвинялся в укрывательстве убийства 12 человек бандой Сергея Цапка. Лидер банды, кстати, в свободное от криминальной деятельности время также являлся депутатом местного муниципального образования от «ЕР».

4 ноября 2010 года подручные Цапка ворвались в дом 51-летнего местного фермера Сервера Аметова. Были убиты хозяин дома, его 48-летняя супруга Галина, 19-летняя невестка Елена и ее годовалая дочка Амира, гости Владимир Мироненко с супругой Мариной, дочерьми Аленой и Ириной, тестем и тещей Виктором и Лидией Игнатенко. Кроме того, преступники расправились с соседями Аметова, зашедшими в гости, — 36-летней Натальей Касьяновой и ее 14-летним сыном Павлом.

Уходя, преступники подожгли дом и тела убитых.

Это преступление вызвало настолько сильный общественный резонанс, что руководство МВД, СКР и прокуратуры направили свои комиссии в регион для масштабных проверок. В ходе них было обнаружено множество нарушений в работе правоохранительных органов в Кущевском районе, а также раскрыты десятки тяжких и особо тяжких преступлений прошлых лет.

Цеповяз был арестован в ноябре 2010 года после того, как следователи вышли на банду «цапков». Однако его участие в массовом убийстве доказать не удалось. Обвинение было предъявлено по ст. 316 УК РФ (укрывательство особо тяжких преступлений). По версии следствия, Цеповяз сжег документы, подтверждающие факт продажи одному из членов банды «Цапковские» топлива (бензин бандиты использовали для поджога дома и уничтожения улик резни).

Уголовное дело по договоренности сторон слушалось в особом порядке — без проведения судебного разбирательства, сообщил Интерфакс. В ходе предварительного следствия Цеповяз признал свою вину.

Прокуратура просила назначить обвиняемому штраф в 200 тысяч, но суд снизил сумму на 50 тысяч. Экс-депутату учли его содержание под стражей на стадии предварительного следствия, пояснил прокурор отдела государственных обвинителей прокуратуры Кубани Владимир Ванюхов. Кроме того, защита Цеповяза указывала на финансовые проблемы обвиняемого и на то, что у него двое несовершеннолетних детей. Гособвинение, однако, удовлетворено приговором и считает его «законным и обоснованным».

Прокомментировать логику суда «СП» попросила адвоката Дмитрия Аграновского:

— Особый порядок судебных слушаний допускается только с согласия всех сторон уголовного процесса, в том числе потерпевшей стороны и стороны обвинения. Главное условие, что подсудимый признает свою вину. Не могу сказать: справедлив ли приговор или не справедлив в данном случае — я не знаком подробно с материалами дела. Но, понятно, что потерпевшие не согласятся на особый порядок, если явно ущемляются их интересы. А потерпевшие тоже знакомятся с материалами дела, поэтому они имеют представление, какая информация у следствия имеется. Видимо, в этой ситуации они посчитали, что согласиться можно, что это нормально: что действительно вина этого человека заключается именно в том, в чем его обвиняли.

«СП»: — То есть здесь не было изначально сделки с правосудием?

— Сделка с правосудием — это гораздо более серьезный институт. Здесь надо дать показания, благодаря которым будет раскрыто новое преступление, изобличены какие-то новые соучастники. Особый порядок и сделка со следствием — это разные вещи, они даже разными статьями, разными главами регулируются.

«СП»: — Дмитрий Владимирович, как юрист скажите: разве не нонсенс, что фигурант резонансного уголовного дела получает столь мягкий приговор, а участников массовых протестных акций будут штрафовать на 300 тысяч?

— Я могу сказать, что в принципе неправильно, когда административные наказания становятся жестче уголовных. Потому что, ну, заведомо Уголовный Кодекс регламентирует более серьезные правоотношения. Это был, кстати, один из доводов против принятия этого драконовского закона о штрафах на митингах, что фактически административные наказания становятся жестче большого числа статей из УК. Поэтому подход неправильный в принципе. Он стирает грань между уголовными и административными правонарушениями, которые все-таки заведомо менее тяжкие.

«СП»: — Еще пример: сочинский эколог Сурен Газарян может получить 5 лет реального срока за то, что якобы что-то написал на губернаторском заборе. Не странно ли это? Он не скрывал улики убийц.

— Ничего странного нет. Здесь просто надо понимать реалии нашего государства: оно только внешне демократическое, а с точки зрения правосознания — оно глубоко самодержавное, глубоко феодальное. Я этим уже много раз сталкивался, например, на делах нацболов. Стоит в деле появиться политике, тут уж такая ярость, такое ожесточение, такие сроки у нашей Фемиды… К политическим у нас с особым пристрастием относятся — то есть двойные стандарты налицо. Законы перестают действовать, и по отношению к ним применяются почти всегда очень жестокие меры: неадекватно берут под стражу, когда не надо было брать, выносят реальные сроки лишения свободы, хотя там максимум — «административка». Так что меня это, как раз, не удивляет. Но это меня очень огорчает, очень расстраивает как гражданина России. И это совершенно не соответствует не только европейским нормам, но вообще современному состоянию умов. Но, увы, это наша объективная практика сейчас. За политику вы можете получить по-полной.

«СП»: — Но это же совершенно не согласуется с курсом на либерализацию правовой системы, о чем так много было сказано бывшим президентом Медведевым. Какая-то односторонняя она получается?

— Медведев, как в математике говорят, исчезающая малая величина, которой можно пренебречь. То что он говорил, это, к сожалению, совершенно не имеет значения для нашей объективной реальности. Она у нас очень жестокая. Я еще раз подчеркну, что у нас, к сожалению, нет демократического государства и нет ни малейшего желания властей его построить. Ярчайший пример: ну, какие у нас массовые беспорядки? Вот это вялое перепихивания этих барьеров — это что массовые беспорядки? Я тут был на открытой трибуне, которую Госдума проводила. Там Илья Пономарев показывал кадры: английские беспорядки, французские беспорядки, там ужас что творилось. И вот эти наши … Тем не менее покажите мне в Европе или Америке один приговор, который близко по своей жестокости был сопоставим с приговорами по «Манежной площади». Нет. Так что тут ничего странного. Это очень огорчительно. Это очень печально. Но это, к сожалению, уже не странно давно.

Губернатор Краснодарского края Александр Ткачев выразил недовольство приговором соучастнику громкого убийства в станице Кущевская Сергею Цеповязу.

«Считаю приговор недопустимо мягким и рассчитываю, что он будет опротестован прокуратурой в вышестоящем суде», — написал глава края в своем микроблоге.

На снимке: Сергей Цеповяз (слева) с супругой Еленой в Кущевском районном суде.

Фото ИТАР-ТАСС/ Валерий Матыцин

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня