18+
понедельник, 5 декабря
Общество

Военно-медицинская академия отвоевалась

Старейшую в Европе клинику отправляют на выселки

  
598

Судьба старейшей в России Военно-медицинской академии имени Кирова (ВМА) повисла буквально на волоске. Несмотря на многочисленные обращения общественности, депутатов, ученых, самих сотрудников Академии, Министерство обороны во главе с Анатолием Сердюковым гнет свое: в ближайшее время ВМА должна переехать из центра Петербурга в один из пригородов, в поселок Горская близ Сестрорецка.

Министр подтвердил неизменность своих планов в официальном ответе на запрос депутата Госдумы РФ, лидера «Справедливой России» в Петербурге Оксаны Дмитриевой. «Во исполнение распоряжения президента РФ от 20 мая 2010 года… запланировано строительство многофункционального медицинского центра федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования „Военно-медицинская академия имени С.М. Кирова“, — говорится в письме. — После реализации данного проекта… учебные и клинические базы, находящиеся на территории Военно-медицинской академии имени С.М. Кирова (г. Санкт-Петербург), планируется перебазировать в медицинский центр».

Почему именно туда решено передислоцировать основанную еще Петром Великим академию? Об этом можно только догадываться. Похоже, это место — первое, пришедшее на память авторам идеи. В числе которых сотрудники ВМА называют некие бизнес-структуры, близкие лично как к гражданскому министру обороны, так и — берите выше! — к самому президенту Владимиру Путину.

Формально Сестрорецк — санаторно-курортный городок на берегу Финского залива. Он хоть и значится частью Питера, но в действительности расположен несколько в стороне, ближе к дачам, дюнам, сохранившимся ещё кое-где хвойным лесополосам. Что касается Горской, то это железнодорожная станция, насыщенная ныне строительным мусором и расположенная на пересечении всегда загруженного автомобилями Приморского шоссе с Кольцевой автодорогой. Представить здесь учебные и лечебные корпуса ВМА невозможно. Уже хотя бы потому, что неудобно добираться из города — не столько сотрудникам, сколько пациентам. В особенности, тяжелым. Какая «скорая» повезет их сюда из Питера, если есть больницы гораздо ближе?..

А лечатся в академии, в первую очередь, люди именно со сложными заболеваниями и ранениями. Как военнослужащие всех рангов, так и ветераны и даже абсолютно гражданские. До 60 тысяч человек в год проходят через ВМА. Нередко только с помощью здешних военных медиков, имеющих опыт работы, в том числе, в полевых условиях, на войне, удается поставить человека на ноги.

«Случай с Военно-медицинской академией им. Кирова беспрецедентен, — считает депутат Оксана Дмитриева. — Как такое могло прийти кому-то в голову? И если можно вот так освобождать комплекс из 105 зданий — особо охраняемых объектов культурного наследия, то почему не перенести тогда и Эрмитаж, Кунсткамеру, петербургский Университет?».

Так и хочется воскликнуть: ох, Оксана Генриховна, не накликайте! Нашим нынешним, тем, кто при власти и с денежными мешками, только подай идею…

О том, что переселение ВМА может всё-таки случиться, впервые заговорили в Петербурге ещё два года назад. Правда, как-то вяло, между прочим. Дальше разговоров дело тогда не пошло. Казалось, пустые слухи. Ну, кому, в самом деле, придет в голову снести специализированные медицинские корпуса крепкой постройки многовековой давности, вокруг которых формировался целый район исторического Петербурга, чтобы возвести на их месте современные «стекляшки» в десятки этажей?

— Мы тоже не могли представить подобного. Отмахивались от слухов, предпочитая делать свое дело, но вот как всё повернулось… И так быстро, не успели, что называется, и оглянуться, — вздыхает Александр Владимирович Б., подполковник, военный хирург, прошедший Афганистан и Чечню. Он человек подневольный, потому не называю фамилии. С правдолюбами в Минобороны никогда не церемонились. — Это не Академию переселяют, сокращая до минимума учебные и клинические корпуса. Таким образом уничтожают военную медицину как таковую. А ведь она зародилась и развивалась в России благодаря ВМА.

Его коллега из Военно-морского госпиталя, полковник медицинской службы в отставке, известный петербургский нейрохирург Александр Вагин добавляет:

— Когда три с небольшим года назад в госпитале в одночасье по приказу министра Сердюкова расформировали наше нейрохирургическое отделение, стало очевидно, что в нынешней жизни, при действующей российской власти всё, к сожалению, возможно. У нас лечились как действующие военнослужащие, так и ветераны, отставники, гражданские люди со всех концов страны. Сколько жизненно важных для пациентов разработок появилось здесь! Но судьба уникальных лечебных технологий, здоровье россиян Министерству обороны оказались не нужны.

«СП»: — Видимо, на содержание вашего отделения требовались большие затраты, а в армии с приходом Сердюкова объявлена экономия, или, как любят говорить чиновники, оптимизация…

— Бюджетные затраты в нашем случае были минимальны. Хотя и положенных средств мы часто недополучали. Пришлось учиться зарабатывать самим. Так что какими-то особыми материальными запросами Минобороны не напрягали.

Вся эта история с переселением ВМА тем более странная, что не далее, как в 2005 году, бывший и тогда президентом В. В. Путин, выделил на ремонт комплекса, раскинувшегося у Невы на территории в 43 га, ни много, ни мало 15 миллиардов рублей. Возглавлял Академию в то время генерал-лейтенант медицинской службы Борис Гайдар. Вспоминается радость и гордость его за своих коллег, пациентов, получивших в результате обновленные — от крыш до коммуникаций — корпуса. А общая площадь крыш тут, между прочим, такова, что хватило бы выстелить ими весь Невский проспект!

Сейчас член-корреспондент РАМН, доктор медицинских наук, профессор Борис Всеволодович Гайдар вместе с коллегами бьёт во все колокола, чтобы спасти ВМА от варварства — иначе и не назовешь «переселенческую манию» господина Сердюкова.

— Встречался и разговаривал я с депутатами городского законодательного собрания, с депутатом Госдумы РФ Оксаной Дмитриевой, договорился о встрече с академиком, нобелевскими лауреатом и тоже депутатом Госдумы РФ Жоресом Алферовым, выразившем готовность поддержать военных медиков, — рассказал «СП» знаменитый на весь мир медик Б. В. Гайдар. — Помогли мне донести просьбу о помощи в спасении Академии и до губернатора Петербурга Георгия Полтавченко.

«СП»: — Георгий Сергеевич сам человек военный, генерал, надо думать, поддержал вас, как минимум на словах?

— Он ответил, что Академия и та земля, на которой она расположена, являются федеральной собственностью, городской власти не подчиняются, а потому…

«СП»: — Понятно, умыл руки… Борис Всеволодович, скажите, пожалуйста, каким образом перевод одной из старейших и едва ли не самой знаменитой в мире среди военных медицинской академии может повлиять на саму военную медицину? В конце концов, вам обещают отстроить на новом месте современные корпуса, установить самую современную аппаратуру.

— Тут надо понимать, что наша аппаратура — это не простые компьютеры, которые отсоединил от питания, взял, перенес и снова работай. У нас установлены сложнейшие медицинские комплексы. Они монтировались не абы где, а в специально оборудованных для этого корпусах. Их отключение однозначно приведет к потере аппаратуры. А, значит, и к качеству лечения. Я уже не говорю о том, что сам факт переезда оставит на какое-то время без необходимой медицинской помощи немалое число больных. Не простых больных: к нам поступают пациенты из «горячих» точек, различных гарнизонов, со сложнейшими ранениями. Современного медицинского оборудование в ВМА — на 10 млрд рублей. Это — во-первых. Во-вторых, вы можете представить себе оперативную помощь сложному пациенту, если только дорога в наше учреждение будет занимать десятки километров? Ни одна «скорая помощь» сюда не поедет, разве что из Сестрорецка. То есть, велика вероятность превратиться в обычную придорожную больницу. В-третьих, нам обещают построить лечебные корпуса примерно на 1600 коек. А нам нужна большая ежедневная круглосуточная практика. Нам нужно учить начинающих медиков, иметь возможность работать над новыми технологиями в разных аспектах медицины. Сократят число коек — автоматически сократится и штатное расписание. Скажите, пожалуйста, что это если не намеренное или просто непродуманное уничтожение военной медицины?

«СП»: — Вы специалист хорошо и широко известный среди военных и медиков. Есть, наверное, возможность лично встретиться с министром обороны Анатолием Сердюковым и сказать ему всё это? Может быть, действительно, что-то ему не так доложили, недопонял, будучи в этом деле не профессионалом?

— С министром Сердюковым у меня была лишь одна встреча, в далеком теперь 2007 году. На меня он произвел тогда хорошее впечатление. Помог достаточно оперативно решить проблему вывода ВМА из-под подчинения тыловому начальству. Мы с тех пор в прямом министерском подчинении. Других встреч больше не было. Министр давно не доступен для меня и моих коллег даже более высокого ранга. Остается уповать на наши обращения, письма, запросы. Помощь депутатов, общественности. В тех обращениях, что мы отправляли министру, а также президенту Путину, обращаю их внимание на то, что, например, такие старые, чтобы не сказать, древние университеты мира, как Сорбонна, Кембридж почему-то не мешают своим соотечественникам. Не мешают современным застройкам, бизнесу. Ими, наоборот, гордятся. Их корпуса средних веков составляют как научную, так и архитектурную гордость своих стран. Почему у нас всё не так? На стенах Академии десятки мемориальных досок с именами великих врачей, здесь работавших. Сами стены пропитаны подвигом медиков, духом прошедших времен. И поэтому их надо уничтожить? Нам говорят о необходимости модернизации учреждения. Согласен, нужна. Но когда модернизируют, то обычно вкладывают, упорядочивают работу, а не ломают, переводят, сокращают. Я уже не говорю о том, что судьбу нашего комплекса мирового уровня надо рассматривать не только с точки зрения его сегодняшнего состояния, но и с учётом всей почти 300-летней истории. ВМА, как и Эрмитаж, Университет, Кунст-Камера — часть великой культурной и профессиональной истории России.

Начав несколько лет с малого — закрытия отдельных медицинских кафедр, лечебных отделений, Министерство обороны со временем «набрало обороты», перейдя к сокращению в стране уже не отделений — целых госпиталей. Только на Северо-Западе России за последние пару лет исчезло сразу пять лечебных учреждений для военнослужащих.

Теперь игра пошла «по крупному», на кону Военно-медицинская академия, гордость страны, мечта многих государств, надежда несчастных россиян, живущих в стране, где каждый чиновник считает себя властелином, а из кухарок готовят правителей. Они же потом заваривают кашу…

По какому праву эти кремлевские сидельцы решают, что сносить, что оставить, продать в городе? Они это не создавали. Они в этом мало что смыслят. Они — всего лишь проводники воли людей российских, несут государеву службу. Если, конечно, не узурпаторы…

К слову

Земельный участок, занимаемый питерской ВМА им. Кирова, оценивается примерно в 300 млд рублей. Возведение на ней современного торгово-развлекательного комплекса, обойдется положившим на неё глаз бизнесменам максимум в 25 миллиардов.

По слухам, главным интриганом во всей этой истории выступает руководство СПбГУ. Несколько лет назад в этом непрофильном вузе был открыт медицинский факультет. Специалисты специализированных медучреждений города относятся к нему с нескрываемым пренебрежением, считая «самозванцем» и «филькиной грамотой». Для этого факультета как будто и освобождают ВМА от военных медиков.

За последние годы в Петербурге под угрозой переселения на окраины были такие крупнейшие (и старейшие) медицинские учреждения, как Детская больница им. Раухфуса и родильный дом им. Снегирёва. Благодаря общественности их после долгой борьбы удалось отстоять.

Фото ИТАР-ТАСС/Интерпресс/Николай Рютин

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня