18+
воскресенье, 11 декабря
Общество

Уклонисты заплатят армии алименты

Депутаты готовятся загонять новобранцев в российские казармы рублем. А как проблему решают в Израиле?

  
1103

Жизнь уклонистов от воинской службы в ближайшей перспективе грозит стать тяжелее. В Госдуме подготовлен законопроект, согласно которому молодые люди, которые ни в какую не желают исполнять свой воинский долг, будут обложены дополнительным ежемесячным налогом в 13%. Причем, платить придется ни много, ни мало — до достижения ими возраста в 60 лет. Доходы от поступления налога пойдут на поддержку Вооруженных сил. В частности, на оказание материальной помощи тем, кто пострадал в ходе боевых действий или покалечен в армии в мирное время.

Автором законопроекта выступил ветеран-афганец, заместитель председателя Комитета Госдумы по обороне, полковник запаса Франц Клинцевич. Газете «Известия» он заявил: «Если у молодого человека есть уважительные причины — по состоянию здоровья или в случае прохождения военной службы в других ведомствах, тогда налог взиматься не будет, но у нас сегодня очень много обеспеченных детей чиновников, которые не служили в армии, пусть пополняют казну. С тех, кто будет отказываться, будет взиматься налог через суд».

В сущности, идея Клинцевича не нова. Практически это тот же денежный «откуп» от солдатской службы, только очень дорогой и фактически пожизненный. Нечто подобное в 2010 году Госдуме уже предлагала фракция ЛДПР. Поправки, разработанные тогда либерал-демократами в закон «О воинской обязанности и военной службе», предусматривали освобождать от армии призывников, перечисливших на счет Минобороны по 1 миллиону рублей. Предполагалось, что отсрочка будет бессрочной и выдаваться молодому человеку станет вне зависимости от возраста или состояния здоровья. «Если молодой человек не хочет служить в армии, пусть официально заплатит за это деньги. И вместо него в войска привлекут двух-трех профессиональных контрактников, которых и наймет Минобороны на деньги «отказника», — заявлял в 2010-м депутат Максим Рохмистров.

Однако два года назад народные избранники откуп от службы сочли аморальным, непатриотичным и законопроект либерал-демократов отклонили. Не помогли даже ссылки на то, что подобная практика давно существует, например, в Турции, Греции, Узбекистане, Киргизии, Грузии… Как сложится на этот раз с поправкой Клинцевича? Не исключено, что ее судьба окажется счастливей. Хотя бы потому, что нынешний инициатор — ветеран фракции «Единой России», которой в Думе принадлежит большинство голосов.

Первый зампред комитета по обороне Сергей Жигарев из партии ЛДПР также поддерживает идею: «Я предложение поддерживаю, но налог в 13% - слишком много, нормальный уровень — 3−4%. Полученные деньги можно было бы направить на формирование контрактной армии. У нас каждые полгода по 100 тыс. человек уклонистов, умножить эту цифру на 3−4% от их зарплаты — получится очень приличная сумма».

Следует отметить, что это далеко не первая мера, принимаемая нашими властями в последнее время для борьбы с уклонением от срочной службы в армии. Так осенью прошлого года военный комиссар Москвы Владимир Регнацкий заявил, что теперь в случае поступления информации (в том числе анонимной) о незаконных действиях со стороны призывников и их родителей, или при обнаружении объявлений в общественных местах, средствах массовой информации или интернете об оказании мошеннических услуг и помощи по уклонению от службы, эти сведения будут передаваться в прокуратуру, главное управление МВД по Москве и департамент военной контрразведки ФСБ.

Позднее, в конце марта 2012-го года, в Госдуму был внесен законопроект, обязывающий юношей призывного возраста самостоятельно забирать повестки в военкомате. В случае неявки призывник считался бы уклонистом и подвергался уголовному преследованию, однако Министерство юстиции выступило против такой меры. Поэтому, по словам Клинцевича, было решено разработать другие способы привлечения к ответственности желающих «откосить» от армии. Напомним, что по действующему на данный момент закону, повестки доставляются на дом, и привлечь уклониста к ответственности можно лишь в том случае, если повестка была выдана ему на руки, он расписался в ее получении, однако в дальнейшем в военкомат не явился. Таким образом, главная задача уклониста сводится к тому, чтобы избежать дачи своей подписи под полученной повесткой.

Можно по-разному относиться к инициативам властей, но факт наличия проблемы налицо: по сообщению замначальника Генштаба Вооруженных сил РФ генерал-полковника Василия Смирнова, в настоящее время от военкомов бегают более 200 тысяч россиян призывного возраста, что сопоставимо с численностью наших Сухопутных войск.

«Свободная пресса» попросила прокомментировать последнюю инициативу заместителя президента академии геополитических проблем, доктора военных наук, капитана 1 ранга Константина Сивкова:

— Я считаю, что эта мера, безусловно, будет достаточно действенна: до 60-и лет платить дополнительный налог в размере 13-и процентов — это действительно серьезно. Я полагаю, что это абсолютно правильный шаг, поскольку люди, которые не желают служить в Вооруженных силах, то есть исполнять долг перед государством и обществом по защите отечества, должны это компенсировать в финансовом отношении и платить деньгами. Этот налог должен быть не единовременным, как предлагают некоторые политики, то есть дать человеку возможность однократно откупиться, а именно платить налог всю жизнь. В целом я считаю, что это абсолютно правильное предложение, но я думаю, что его постараются не пропустить.

«СП»: — 13 процентов — это не слишком много?

— Если стандартный налог, который платит любой гражданин, составляет 13 процентов в силу того, что он является членом общества и отдает часть средств на общегосударственные нужды по заботе об этом обществе, то 13 процентов как компенсация за отказ от исполнения своего гражданского долга тоже вполне приемлемо. Если люди не хотят брать в руки оружие, то, пожалуйста, есть альтернативная служба, которая тоже является формой отдачи долга перед обществом. Здесь все зависит от самого человека.

«СП»: — Насколько такая мера правильна с этической стороны, ведь раньше служба в армии являлась нравственным долгом каждого мужчины, а теперь ему будет дан материальный эквивалент?

— Еще 30 лет назад человек, который не прошел службу в армии, считался человеком 2-го сорта. В обществе тогда доминировали духовные ценности, а не то, сколько у тебя денег в кармане. Но сегодня ценности уже другие, и если главной теперь стало то, сколько денег у тебя в кармане, то пусть человек делится уже деньгами.

А как борются с уклонистами там, где само государство держится на плечах армии?

Игаль Ядин, всемирно известный археолог и начальник Генштаба ЦАХАЛа (1949−1952 гг), в свое время сказал, что израильтянин — это «солдат, находящийся в отпуске 11 месяцев в году». С тех пор много воды утекло, экономика, население и военная мощь Еврейского государства выросли многократно, но принципы призыва в армию, определенные еще при основании государства, продолжают оставаться актуальными и сегодня.

Кого ставят под ружье

Закон о военной службе в Израиле, принятый в августе 1949 года, легализовал создание массовой армии, строящейся на основе всеобщей воинской обязанности. Призыву в армию подлежали как мужчины, так и женщины, молодежь в возрасте 14−18 лет участвовала в работе полувоенной организации «ГАДНА» (молодежные батальоны), задача которой — подготовка к службе в армии. Так все население в возрасте от 14 до 49 лет прямо или косвенно было мобилизовано в армию. Срок воинской службы был первоначально определен в два года, но, начиная с 1952 года, поднят до двух с половиной лет.

Первый премьер-министр Израиля Давид Бен-Гурион тогда отверг предложение о создании армии на основе добровольческих милиций, которое выдвигали социалисты: «Мы должны забыть о романтике добровольческих милиций. На войне воюет армия с высоким огневым потенциалом, состоящая из крупных частей, из разных родов войск, выполняющая комбинированные операции, подчиняющаяся единому командованию». (Документы Кнессета, 9-е ноября 1949 года). Строилась большая армия с мощным наступательным потенциалом, нацеленная на войну типа «блицкриг». Термин «Нация в форме» наилучшим образом описывал ситуацию с воинской службой в Израиле.

Сегодня регламентацию призыва в армию определяет Закон о военной службе, принятый в 1986 году и постоянно дополняющийся новыми поправками.

Срок действительной военной службы был определен в статье 15 Закона и первоначально составлял 30 месяцев для мужчин и 18 месяцев для женщин. Однако в 1995 г. Кнессетом была принята поправка, продлившая срок службы до 36 и 24 месяцев соответственно.

Согласно статье 2 Закона, призыву в армию подлежат мужчины и женщины в возрасте 18 лет. Всеобщая воинская повинность обязательна для евреев, друзов и черкесов. Граждане Израиля — бедуины, арабы и христиане — не подлежат обязательному призыву, они могут служить в ЦАХАЛе только добровольно.

Подготовка к службе

Статья 20 Закона о военной службе гласит: «Каждый гражданин Израиля, которому исполнилось 18 лет, обязан явиться на призывной пункт по месту жительства для прохождения военной службы, даже в том случае, если в течение 24 месяцев, предшествующих исполнению 18 лет, он не получил повестку о призыве». Возраст призывника определяется по еврейскому календарю.

Процесс призыва в ЦАХАЛ распределен во времени и включает в себя несколько важных этапов. О них стоит рассказать подробно.

Армия начинает отбор и фильтрацию будущих рекрутов задолго до дня призыва. В 17 лет каждый израильтянин, будь он парнем или девушкой, получает первую повестку с призывного пункта, так называемый «Цав Ришон».

«Цав Ришон» не с неба падает — существует реестр в МВД, где зарегистрировано все населения Израиля, с момента рождения или прибытия в Израиль. Данные обо всех гражданах или временных жителях, достигших возраста 17 лет, МВД раз в полгода передает списком в мобилизационное управление ЦАХАЛа, откуда и рассылаются призывные повестки «Цав Ришон».

Государственная статистика в Израиле работает четко, и потому шансов пройти мимо этих списков немного. Это относится и к тем гражданам, кто жил хоть какое-то время в Израиле, а затем в нежном детском возрасте был увезен родителями на жительство в другие страны. Эти ребята по-прежнему присутствуют в реестре, и потому по достижении возраста 17 лет они также обязаны явиться в ближайшее израильское консульство и получить отсрочку на время проживания за границей. Стоит отметить, что призыв в армию распространяется и на родившихся за границей детей израильских граждан.

В повестке содержатся сведения о месте и сроке явки допризывника, а также направление на прохождение целого комплекса тестов, с помощью которых армейские кадровики будут собирать всю информацию о каждом призывнике.

Тесты, среди прочего, включают проверку уровня физической подготовки рекрута, состояния его психики и интеллектуального потенциала и многие другие качества. В случае направления в войска, требующие получения допуска по секретности, рекруту предстоят также встречи с представителями Полевой службы безопасности (военной контрразведки).

Результаты тестирования позволяют достаточно полно и объективно оценить способности и потенциал будущего солдата. По полученной в ходе тестирования информации армейские кадровики, с учетом предпочтений рекрута и реальных потребностей, будут определять войска, в которых предстоит служить в недалеком будущем рекруту.

Результаты тестирования по повестке «Цав Ришон» играют решающую роль в определении военного будущего потенциального рекрута. Надо сказать, среди них существует весьма высокий конкурс в боевые части, различные виды спецназов, в высокотехнологичные военные части и др. Конкурс достигает 5−10 человек на место, армии есть из кого выбирать военную элиту и это стимулирует мотивацию рекрутов к получению высоких результатов тестирования.

Уклонисты по-израильски

Как известно, государство — не мать родная, а весьма злопамятная и мстительная организация по отношению к тем, кто идет на конфликт с государственной машиной. Эта житейская мудрость касается в первую очередь тех, кто пытается уклониться от призыва в армию.

Израильское законодательство крайне строго к уклонистам от призыва в армию и к дезертирам. В свое время начальник управления кадров ЦАХАЛа генерал Элиэзер Штерн так определил понятие «уклонист»: «Им является всякий молодой человек призывного возраста, который знает, что должен находиться в армии, и все его родные и близкие это знают, но он не идет в армию». Объявленным в розыск дезертиром считается военнослужащий, не явившийся на службу в течение 21 дня.

В Израиле уклонение от призыва, как и в России, считается уголовным преступлением. За это «светит» два года лишения свободы. Для уклонистов, упорных в своем нежелании служить в армии, а также для тех, кто с целью саботирования призыва занимается членовредительством, статья 46(б) Закона предусматривает наказание в виде пяти лет лишения свободы.

Военная полиция регулярно проводит облавы на уклонистов от призыва и дезертиров. Речь идет как о военнослужащих-срочниках, самовольно покинувших базы и не вернувшихся после выходных, так и о призывниках, получивших повестки о начале службы и не явившихся на призывной пункт.

В ходе такой облавы, проводившейся в этом году, военная полиция задержала 474 человека. Все они были выявлены и взяты под арест. Часть задержанных сдалась военной полиции добровольно, явившись с повинной. Сообщается, что в трех случаях нарушители воинской дисциплины оказали физическое сопротивление при задержании, и к ним военные полицейские применили силовые методы. Чтобы избежать прошлогодней ошибки, когда подобную операцию пришлось прекратить из-за нехватки мест в военных тюрьмах, на этот раз в ЦАХАЛе подготовили в военных тюрьмах достаточно мест для приема всех задержанных.

Против 75% задержанных уже выдвинуты обвинительные заключения. Треть обвиняемых — девушки. Среди задержанных есть граждане, скрывающиеся от службы много лет. Был задержан, например, 40-летний мужчина, бросивший службу в ЦАХАЛе более 20 лет назад.

Всем задержанным грозит запись об уголовном обвинении в личном деле, а также предстоит отбыть срок в военных тюрьмах, после чего дезертиры и уклонисты отправятся служить дальше. Подавляющее большинство задержанных являются «джобниками», т.е. военнослужащими, проходящими службу в нестроевых частях.

Данные обо всех осужденных уклонистах вечно хранятся в государственных базах данных, что может существенно испортить всю последующую жизнь уклониста — эти сведения непременно всплывут при любом обращении в государственные органы и будут негативно влиять на трудоустройство, отношениям с банками и на множество других жизненных ситуаций.

Из рекрута в солдаты

Встреча с армией происходит на призывном пункте (на иврите — Лишкат Гиюс). О месте явки рекруты заранее оповещаются и ранним утром, в окружение родных и друзей, прибывают на призывной пункт. Здесь происходят трогательные сцены расставания, рекруты садятся в автобусы и отправляются на БАКУМ (аббревиатура ивритских слов — военная база по приему рекрутов).

На БАКУМ в течении дня происходит формальный процесс превращения гражданского призывника в солдата.

Весь процесс такого превращения представляет своего рода конвейер, состоящий из множества «станций», через которые проходит каждый призывник, последовательно перемещаясь от одной «станции» к другой.

Длинноволосых отправят к парикмахеру, который в считанные минуты сделает стандартную военную стрижку. Девушкам предложат воспользоваться для волос заколкой черного или коричневого цвета — для них стандартной военной прической является «конский хвост», перекинутый через плечо

Следующая «станция» — это фотографирование на армейское удостоверение личности и оформление этого столь важного военного документа. По народной примете — если на казенной фотографии рекрут еще и улыбается, то быть ему офицером.

Рекрут получит удостоверение личности (хогер) и жетоны с личным номером (дискит). Один дискит носится на шее, а второй пригодится позднее, при получения обмундирования. Дискит разламывается на две половинки с личными номерами, которые вкладываются под стельки армейских ботинок (Делается это для того, что если бойцу (не ровен час) оторвет ноги, то по личному номеру определят принадлежность нижних конечностей).

Дальше призывник отправляется на анкетирование, интервью, прохождение биометрических проверок и тестов. Ему предстоит снять отпечатки пальцев, сделать рентгеновские снимки полости рта (для опознания сгоревшего трупа, поскольку зубы — это единственное, что не сгорает) и многократно уколоться при анализе крови и прививках.

После прохождения этих станций наступает час расставания с гражданской одеждой — призывник отправляется на склад обмундирования, где суровые прапорщики быстро выдают ему огромный комплект армейской формы: рубашки, брюки, ботинки, носки и многое другое. Форму предстоит тщательно примерить — по странному свойству, армейские размеры одежды и обуви никак не совпадают с привычными гражданскими. Полученное обмундирование необходимо будет уложить в огромный военный вещмешок — китбег, который также выдается каждому рекруту.

Вот теперь рекрут приобретает нормальный военный вид. Однако задержаться перед зеркалом раздевалки ему не придется, в армии все положено делать быстро, и уже вскоре команды рекрутов грузятся на автобусы, которые отвезут их на учебные базы войск, в которых им предстоит служить.

С этой минуты рекрут становится частью огромного военного механизма под названием Армия Обороны Израиля (ЦАХАЛ) и начинает свою армейскую службу.

Фото ИТАР-ТАСС/ Владимир Смирнов

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня