Общество

Дальневосточный исход

С Сахалина, Магадана и Камчатки уезжают даже самые стойкие

  
565

Дальневосточный федеральный округ — это более чем треть всей территории России, на которой проживают лишь 4,6% россиян. На 1 км² здесь приходится 1,1 чел. в сравнении с 8,3 чел. на аналогичную площадь в среднем по стране. Убыль населения, связанная в первую очередь с миграционным движением, на протяжении последних двадцати лет остается главной проблемой региона. С 1990 г. по 2011 г. с Дальнего Востока уехал каждый пятый житель. Причем основную долю - 67% - составили люди трудоспособного возраста. Почти половину населения потеряли Чукотский автономный округ, Камчатский край, Магаданская и Сахалинская области. По прогнозам демографического департамента ООН, при сохранении нынешних демографических тенденций и стимулов для миграции к 2025 году население ДФО сократится еще на треть и составит 4 млн жителей.

Российское правительство намерено заровнять демографическую яму на Дальнем Востоке, ведь незаселенность обширных территорий ставит под угрозу безопасность страны. Эти намерения вылились в создание федерального Министерства по развитию Дальнего Востока и наделении новой структуры колоссальными полномочиями. Но как это все повлияет на ситуацию в округе? И почему люди продолжают бежать с востока?

На этот вопрос дала свои пояснения журналист Ольга Дружинина, переселившаяся с Сахалина в Центральную часть России:

— Четверть века назад на вопрос «где на Руси жить хорошо?» я бы ответила однозначно — на острове сокровищ, то есть на Сахалине. Мои предки добывали «черное золото» на севере острова, обеспечив своим детям и внукам достойную жизнь. На протяжении всего двадцатого века население острова неуклонно росло. А накануне двадцать первого века остров оказался на «чемоданах»: предприятия начали разваливаться, пошли массовые сокращения… Вопрос тогда стоял один — куда переселяться? Наша семья выбрала Орловщину: здесь родился мой отец. Родственники на первых порах могли нас приютить.

Орловская земля выручила не только нас. Она по сей день выручает переселенцев из разных концов страны. При этом в этом регионе тоже наблюдается убыль населения. В Орловском Управлении по статистике мне сообщили, что на начало 2000 года в области проживало 884 тысячи 269 человек, а в начале 2012 года — 781 281. Выходит, мы ежегодно теряем почти десять тысяч человек. На этом фоне приехавшие только в прошлом году 18 тысяч 611 человек, не дали усугубить демографическую ситуацию.

«СП»: — Кто эти люди? Откуда переселились?

— 680 человек — переселенцы с Дальнего Востока, 367 — из республики Саха (Якутия), 263 — из Киргизии, 208 — с Украины, 145 — из Армении, 100 — из Узбекистана, 94 — из Казахстана и так далее.

«СП»: — То есть, лидирует Дальний Восток?

— Ничего удивительного. Дальневосточники бегут, куда могут. У нас в разных регионах страны — большие землячества. Подумайте сами: менее, чем за 20 лет Дальневосточный округ покинули 1,5 миллиона человек. Для сравнения скажу, что в советское время проводилась целенаправленная и очень грамотная политика переселения людей на Дальний Восток. За 40 лет туда сумели переехать 1,3 млн человек. Однако огромный труд огромной страны пошел насмарку. И ведь уезжают умные, грамотные, высококвалифицированные специалисты. Большинство из них имеют такие профессии, которые в Центральной России просто не нужны. Например, в доме напротив живёт семья капитана дальнего плавания Михаила Кузнецова. Сам хозяин вынужден работать кондуктором на троллейбусе. Другие мои соседи по Сахалину — геологи, слава богу, на пенсии. Уезжали с Сахалина всей семьей. Но их двое детей, как и многие, кстати, дальневосточники, остановились в Тюмени. Тюменская область приросла в прошлом году на 24 тысячи человек. По себе знаю: люди выбирают не климат, а социальные условия жизни.

«СП»: — По статистическим данным, сейчас отток населения с Дальнего Востока стал снижаться.

— Да, потому что основная масса уже уехала. Остались самые стойкие и верящие в светлое будущее ДФО. Но и они, в конце концов, устают надеяться. Например, ещё пять лет назад вопрос о переселении моих родственников по линии мужа в центр России даже не возникал. Моя свекровь родила там 7 детей, которые, в свою очередь, произвели на свет 15 россиян-дальневосточников. Теперь у свекрови 16 правнуков, которые живут в Чите и Амурске Хабаровского края. Большинство из них рассматривают вариант переселения в центр России. Утверждают, что на улучшение жизни на востоке страны нет надежды. Убыль населения там просто катастрофическая. Хорошо помню, каким был посёлок городского типа Приаргунск (Читинская область) 30 лет назад — один из крупнейших в области. Теперь здесь живет всего 12 тысяч человек. Стереть его с лица земли не дают китайцы, которые в обход закона, имея у себя на родине жен и детей, параллельно заводят семьи на российской стороне. А ведь когда-то прирост населения в этих краях шёл за счёт русских казаков. Моего свёкра, например, привезли на Нерченский завод младенцем с берегов Терека. Родители мужа принимали участие в строительстве одного из самых богатых поселений области — посёлка Молодёжный. Большая часть домов теперь заколочена.

«СП»: — На Орловщине лучше?

— Как сказать… У меня перед глазами — заколоченные добротные дома на Орловщине, построенные совсем недавно по областной строительной программе «Славянские корни». Чего здесь-то не жить? Газ — пожалуйста, водопровод есть, электричество и подавно. Условия для жизни есть, а рабочих мест нет. Мой сын — строитель, вынужден был уехать на заработки. А невестка преподаёт в сельской школе и не рассчитывает учить там младшего сына по той причине, что учеников становится с каждым годом всё меньше. Как видите, жизнь и здесь не сахар: если нет работы, приходится ехать куда угодно, чтобы не просто получить возможность содержать семью, но и реализовать свои возможности.

«СП»: — Как вы считаете: может, дальневосточникам лучше уже не бежать с насиженных мест, а немного подождать — ведь последние шаги государства довольно многообещающие…

— Может быть. Но многообещающих шагов мы и до этого видели немало. Поэтому я лично приветствую переселение моих земляков в центр России, раз уж там жизнь становится невыносимой. Миграция населения из одного уголка России в другой регион страны в целом вещь положительная. Люди смотрят на жизнь вокруг свежим, не замыленным взглядом, созидают, проявляют энтузиазм, который не купишь ни за какие деньги. И ещё что важно — уровень образования. Несмотря на то, что город Орёл является третьим городом в России по количеству студентов на душу населения, уровень образования в дальневосточном регионе гораздо выше, чем здесь, в центре России. Почему, спросите? Определенное влияние оказывает близость высокоразвитых стран. Япония, Южная Корея, Китай давно принимают участие в реализации Российской Федеральной программы «Индустрия образования». Косвенным, конечно, образом. Новые технологии, интернет, современные средства коммуникации и т. д. давно на вооружении у дальневосточных студентов.

Кстати, в освоении сахалинских земель принимали участие и японские концессионеры (до 1945 года), и нефтяники из Татарстана, Чечни, многих других республик. Теперь шельф Сахалина осваивают с помощью иностранных компаний, так как своих инвестиций не хватает. Один светлый человек сказал, что нефть — не молоко, не прокиснет. Нефтяные залежи можно было бы сохранить для потомков, а вот широкие просторы российских земель можно и нужно освоить сейчас.

«СП»: — Есть ли у дальневосточников свои отличительные черты?

— Да. Они очень позитивны и инициативны, обладают такими подзабытыми качествами, как энтузиазм и способность мечтать. А еще — они умеют ценить людей. Как же это важно! Помню, однажды на Курилах, в приватной беседе с «Гидростроевцами» (рыборазводный завод на Итурупе) тогдашний директор сказал мне, что он вернулся назад на Курилы из центральной России только потому, что его энергию и энтузиазм в новом деле никто не оценил. К сожалению, в нынешних условиях для подавляющего большинства переселенцев это не повод вернуться в родные края. Нужны другие стимулы. Сумеет ли их обеспечить государство? Не знаю. И сколько лет потребуется, чтобы вновь заселить дальневосточные просторы? Сорок? Пятьдесят?

Фото ИТАР-ТАСС/ Владимир Сергеев

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Федор Бирюков

Политик, общественный деятель

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Андрей Песоцкий

Доцент кафедры экономики труда СПбГЭУ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня