Общество

Выселять стали кварталами

На улицы выбрасывают тысячи людей. Многим из них законы помочь не в силах

  
124

«Мы оказались в рабстве…»

Жителям города Краснотурьинска Свердловской области предложили либо купить по рыночной цене квартиры, в которых они живут по много лет, либо выселиться на улицу. Для подавляющего большинства выбор этот — мнимый. Единственная реальная перспектива — становиться бомжами.

Практически все здесь работали или работают на градообразующем Богословском алюминиевом заводе (БАЗ). В советский период получали жильё, простояв в очереди по 10−15 лет. В конце 1992 года БАЗ был приватизирован и перешёл под контроль ОАО «РУСАЛ», владельцем которого является известный бизнесмен Олег Дерипаска.

Некоторое время заводчане продолжали получать квартиры — требование об обеспечении жильём было закреплено в коллективном договоре предприятия, правопреемником которого стало ОАО. С 1992 года им предоставили более тысячи квартир в 19 домах. Но при этом, по словам краснотурьинцев, заставляли подписать договоры коммерческого найма. Убеждали, что это — пустая формальность, которая практически ничего не изменит, что на своих квадратных метрах они останутся до конца дней.

«Навсегда» закончилось в июле 2010 года. Люди стали получать уведомления, в которых предлагалось два варианта: выкупить квартиры по рыночной стоимости или освободить.

— Мы были уверены, что получили жилплощадь за десятки лет тяжёлого труда. И вдруг нам предлагают выметаться, — со слезами на глазах говорит бывшая работница БАЗ Анна Дьяченко. — Здесь родились и выросли мои дети. Денег на покупку этой или какой-либо другой квартиры у нас нет. Куда идти — ума не приложу.

В аналогичной ситуации и семья Красовских.

— Мы получили квартиру в 1995 году. Муж работал на БАЗе. Родился сын, — рассказывает Екатерина Красовская. — Когда получили уведомление — оторопели. Вспомнились бомжи, спящие на газонах.

74-летняя Ирина Говоркова и её муж Степан много лет проработали на вредном производстве. Жильё получили в советское время.

— В 1992 году, после того как завод перешёл под контроль Дерипаски, мы сдали нашу старую квартиру и взамен получили новую — побольше, — рассказывает Ирина Говоркова. — Теперь, оказалось, что квартира — не наша, она — в коммерческом найме. Выходит, забрали предоставленное нам советской властью жильё, а теперь выгоняют на улицу!

Люди говорят, что жилплощадь им предлагают выкупать по цене из расчёта 15000 рублей за один квадратный метр. Для подавляющего большинства — сумма неподъёмная.

Глава городского округа Краснотурьинск Сергей Верхотуров предложил горожанам выкупать квартиры пока дают такой шанс: «Если для кого-то взять ипотеку — серьёзная проблема, нужно подходить к гендиректору завода и это всё обозначить. Моя позиция — к этому вопросу нужно подходить по-человечески, работать с людьми в индивидуальном порядке».

Люди, которые со дня на день могут оказаться бездомными, отправили просьбы о помощи уполномоченному по правам человека при президенте РФ Владимиру Лукину, генпрокурору РФ Юрию Чайке и владельцу завода Олегу Дерипаске: «Мы оказались в рабстве градообразующего предприятия. Многие из нас отдали ему своё здоровье, здесь работали наши родители, деды. Сюда устраиваются на работу наши дети. Но как можно относиться к родному заводу, если мы понимаем, что он в любой момент способен выставить на улицу?». Ответов не получили.

Пресс-секретарь ОАО «РУСАЛ» Екатерина Годлевская сказала, что узнает позицию компании об этой проблеме и сообщит «СП». Не сообщила.

«Суды принимают решения «по инерции»

Курорт Усть-Качка расположен в живописной местности предгорий Урала, среди соснового бора. Славится своими лечебными водами: сероводородной и столовой минеральной. Поблизости — село с одноименным названием. Население — более 3000 человек, 800 из них — дети. Часть проживает в одноэтажных домиках, остальные — в многоэтажных зданиях. Строились дома разными предприятиями в период существования СССР. В те времена, после завершения строительства, здания обычно передавали в хозяйственное ведение профсоюзов. Многих жителей Усть-Качки заселяли решением местной власти.

В эпоху приватизации санаторий акционировали. Жилые строения оказались в ведении новоиспеченного ЗАО «Курорт Усть-Качка» .

— Позже ЗАО передало дома частной компании ООО «Жилсервис Усть-Качка», которое оформило их в свою собственность. Это означало, что мы не вправе приватизировать свои квартиры и можем в любой момент оказаться на улице, — рассказывает местный житель Павел Лавренков. — Обращались в суды — получили отказы. В 2002 году руководство компании попыталось заключить с нами договоры коммерческого найма. Мы, и ранее осознававшие, что вот-вот останемся без крыши над головой, поняли, что ее фактически уже нет. Пришлось оспаривать право на жилье в судах. Наши обращения в региональный Роспотребнадзор, Пермский крайсовпроф, районную администрацию, областную прокуратуру, Генпрокуратуру, к губернатору Пермского края и президенту страны Медведеву к положительному результату не привели. Теперь требуют выкупить квартиры.

— Я прожила в своей квартире 30 лет, её получил мой муж, работавший на курорте. А теперь получается, что являюсь лишь нанимателем?! У меня имеются и ордер, и прописка, — говорит местная жительница Анжела Панина.

Адвокат Адвокатской палаты Пермского края Станислав Шестаков, оказывающий содействие людям из Усть-Качки говорит, что здания, возведённые в советские годы, принадлежали государству, их нельзя было передавать в частную собственность: «Постановление Верховного Совета Российской Федерации № 3020−1 запрещает вносить их в уставной капитал каких-либо компаний. Предприятия строили эти дома за госсчёт и передавали их на баланс профсоюзов. Не в собственность. Кроме того, законодательство вообще запрещает вносить в уставные капиталы любой жилой фонд. Людей вселили в дома в советский период на условиях бессрочного договора. А теперь им говорят: «Это частный жилищный фонд. Вы проживаете на условиях договора коммерческого найма».

Большинство жителей работают на курорте Усть-Качка, получают скромные заработки. Им не под силу выкупить квартиры. Они и не должны этого делать, поскольку живут на условиях социального найма. Они вправе приватизировать квартиры, но собственник не даёт им документы, необходимые для этого. Другие граждане страны, получившие квартиры в тот период, приватизировали их. Поскольку все суды отказали в удовлетворении исков, обратимся в Высший Арбитражный суд.

«СП»: — Чем суды мотивировали отказы?

— Тем, что жилищный фонд являлся не государственной, а профсоюзной собственностью. Ранее такая собственность называлась общественной. Для расшифровки понятия приведу пример: совхозы в советское время были государственными предприятиями, а колхозы (коллективные хозяйства) — общественными. Судьи считают: если собственность общественная — можно передать частной компании. Но даже если бы это являлось правдой, закон, как я уже сказал, не допускает передачу жилищного фонда частникам. Его обязаны были отдать муниципалитету.

«СП»: — Судьи не могли не знать об этом, отчего же отказали людям?..

— Первые иски поступили в суд в 1993 году. Люди подавали их сами, без консультаций с юристами, не очень чётко формулируя основания исков. Получили отказы. Судьи понимают, что мы правы, но поскольку ранее их коллеги отказали людям, они принимают отрицательные решения «по инерции».

В ООО «Жилсервис Усть-Качка» и ЗАО «Курорт Усть-Качка» не высказали свою позицию относительно претензий селян.

«Подпишите и всё»

Принуждают к выселению и жителей города Нефтеюганска, расположенного в Ханты-Мансийском автономном округе — Югра. Два десятка граждан в 11-микрорайоне уже остались без света, холодной и горячей воды. Остаться на улице могут 120 человек.

— Представители администрации поочередно обходят квартиры и передают жильцам требование покинуть якобы незаконно занятые помещения. А нам много лет назад жильё в ветхих домах предоставили как работникам ЖКХ, — рассказывает одна из выгоняемых Ольга Леонтьева. — Большинство работают дворниками и сторожами.

Жители намерены стоять до последнего, поскольку других квадратных метров у них нет. Власти заявили, что готовы к силовому решению проблемы — подключат к выселению службу судебных приставов.

— У них было 11 месяцев, чтобы решить жилищные проблемы. Однако никто ничего не сделал. Сроки уходят. Нам сейчас нужна территория, надо строить новые дома. И ждать мы больше не можем, да и не будем, — говорит заместитель директора департамента жилищно-коммунального хозяйства администрации города Нефтеюганска Елена Куликовская.

— Относительно красноуфимской истории: людям не следовало подписывать договоры коммерческого найма. Нужно было требовать заключения договоров на вселение в квартиры, — говорит председатель комитета Государственной Думы по жилищной политике и жилищно-коммунальному хозяйству Галина Хованская. — Арендодатель вправе решать, продлевать договор или нет. Вправе потребовать приобретения квартиры. И жителям Нефтеюганска нужно было требовать договоры на вселение.

Заключившим договоры найма, к сожалению, в рамках действующего законодательства помочь нельзя. Они стали жертвами тех, кто принудил их к подписанию таких бумаг. Нужно принимать поправки в законы, которые помогут людям в подобных ситуациях.

Анна Дьяченко из Краснотурьинска говорит, что находится в полном отчаянии: «С кем мы могли посоветоваться, подписывать бумаги или нет? Нам времени не дали: подпишите и всё».

Фото ИТАР-ТАСС/ Антон Буценко

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Дмитрий Потапенко

Предприниматель

Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Павел Салин

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня