18+
четверг, 8 декабря
Общество

Минобороны не хватает святости

Некомплект служителей Русской православной церкви в войсках составляет 90%. РПЦ в недоумении

  
35

В Вооруженных сил РФ много чего не хватает. Теперь стало известно еще об одном дефиците: штаты служителей церкви в войсках укомплектованы всего на 10%, заявили в Министерстве обороны.

— В настоящее время из 224 штатных должностей военных священников заняты только 24, — сказал РИА «Новости» представитель оборонного ведомства. Он пояснил, «…это связано с тем, что не все предлагаемые церковью кандидаты отвечают высоким требованиям» армии.

Что это за требования? Согласно директиве Генерального штаба ВС РФ, у военного священника должно быть высшее образование и хорошая физическая форма. Странно, что даже столь немногочисленным критериям, выходит, соответствуют немногие батюшки. Сейчас представители церкви служат, в основном, в Ракетных войсках стратегического назначения, войсках Воздушно-Космической обороны, а также в подразделениях Южного военного округа.

Сотрудничество православной церкви с военными началось в 1994 году. Тогдашний Патриарх Московский и всея Руси Алексий II и министр обороны РФ Павел Грачёв подписали соглашение. На основании этого документа был создан Координационный комитет по взаимодействию между ВС и РПЦ. В феврале 2006 года патриарх Алексий II разрешил готовить военных священников «для духовного окормления российской армии», а в мае того же года в пользу воссоздания института военных священников высказался и президент страны Владимир Путин.

С 1 декабря 2009 года в ВС ввели должности помощника командира части по работе с верующими военнослужащими, которые заняли военные священники. Их отнесли к гражданскому персоналу воинских частей.

В июле прошлого года ряд российских СМИ, ссылаясь на Минобороны РФ, сообщили, что верующими считают себя 60% российских военнослужащих, 80% из них — православные.

Председатель Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями Русской Православной церкви протоиерей Дмитрий Смирнов удивлён позицией военных:

— Уже длительное время в Минобороны лежит список со 150 священнослужителями, готовыми работать с солдатами и офицерами. Неужели все они не отвечают «высоким требованиям»?! Мы в течение длительного времени отправляем военным списки священников, желающих работать в армии. Нам не отвечают.

«СП»: — Почему?

— Вероятно, Минобороны занято какими-то глобальными делами, ему не до духовного просвещения военнослужащих.

«СП»: — Как ранее складывались ваши отношения с Минобороны?

— Идеально. Не было никаких проблем. Мы контактируем уже 15 лет. Но в последнее время военное руководство охладело к сотрудничеству.

«СП»: — Сколько священников, по вашим данным, служит в армии?

— Тысяча человек, из них — 30 на штатной основе.

«СП»: — Им платит Минобороны? Есть ли льготы?

— Штатным армейским священникам платит Минобороны. Заработки — от 15 000 до 35 000 рублей в месяц, в зависимости от регионов, в которых они работают и условий, в которых трудятся. Льгот нет. Имеются региональные доплаты.

«СП»: — Работа священников улучшает обстановку в частях?

— Конечно. Они общаются с солдатами, у которых, благодаря такому общению, повышается мотивация к военной службе. Проводят богослужения.

«СП»: — Священники участвуют в разрешении конфликтов?

— В этом участвуют, в основном, офицеры. Но если требуется помощь священнослужителей — они её оказывают.

«СП»: — Проводятся ли исследования относительно степени влияния представителей РПЦ на ситуацию в казармах?

— Такие исследования пока в зачаточном состоянии. Поэтому не могу привести статистику.

«СП»: — Представители других религиозных конфессий также хотели работать в войсках. Работают?

— Работают. Это еврейские священнослужители, буддисты и мусульмане. Всего 20 человек. Почему так мало? Потому, что, например, мусульман в армии всего 10%.

«СП»: — Сколько, по вашему, представителей православной религии должно работать в Российской армии?

— Тысяча человек на штатной основе. В израильской армии на 100 военнослужащих один раввин. В США — на 500—800 военнослужащих один капеллан.

«СП»: — Возможно, военные решили, что церковнослужители мешают военной службе или решили сэкономить?

— Они никогда не жаловались на это. Сэкономить? Зарплата священников — мизер в сравнении с бюджетом ведомства.

В сентябре 2010 года портал «Религия и СМИ» цитировал неназванного «высокопоставленного представителя Московского патриархата»: «Со стороны военного ведомства наблюдается полный саботаж вопросов, связанных с определением религиозных представителей в армию и на флот». Однако в конце прошлого года патриарх Московский и всея Руси Кирилл возложил ответственность за волокиту и на церковных иерархов — в частности, на архиереев Южного федерального округа.

Специальных помещений для работы военных священников на территориях воинских частей пока не предусмотрено, но патриарх Кирилл, выступая в мае прошлого года перед слушателями академии Генштаба в Москве, сказал, что такие помещения необходимо выделять.

Военные эксперты по-разному относятся к институту военных священников.

Президент Межрегиональной общественной организации ветеранов миротворческих миссий ООН Сергей Лавров считает, что этот институт должен стать заменой упразднённым после развала СССР политработникам: «Они поддерживали порядок в армии. Надеюсь, священникам удастся его восстановить. Но в одной части не должно быть более одного священнослужителя. Иначе будет перебор».

Подполковник юстиции запаса, кандидат юридических наук, доцент Общевойсковой академии ВС РФ Сергей Иванеев сомневается в том, что священнослужители смогут помочь командирам: «Религия выполняет некоторые важные социальные и психотерапевтические функции. Но вслушаемся в современные проповеди — и нас поразит архаика идей, скудность внушаемых мыслей, неискренность проповедников».

* * *

Как отметили в Минобороны РФ, в данное время речь идёт только о недоборе православных священников. Вопрос по поводу представителей других конфессий в армии не настолько актуален. При этом собеседник РИА «Новости» подчеркнул, что новобранцев из республик Северного Кавказа в российскую армию не призывают с 2011 года.

Справка «СП»

В дореволюционной России деятельность священников армии и флота закреплялась особым правовым статусом. Несмотря на то, что священнослужители не имели воинских званий, в военной среде дьякон приравнивался к поручику, священник — к капитану, настоятели военных храмов и дивизионные благочинные — к подполковнику, полевой обер-священник армии и флотов и обер-священник Главного штаба, гвардейского и гренадерского корпусов — к генерал-майору, протопресвитер военного и морского духовенства (высшая церковная должность для армии и флота, учреждённая в 1890 году) — к генерал-лейтенанту.

Каждому корабельному священнику полагалась отдельная каюта и даже шлюпка. На ней он имел право к трапу корабля подходить с правого борта, что разрешалось лишь флагманам, командирам кораблей и офицерам, имевшим георгиевские награды. Матросы были обязаны отдавать ему честь.

На верхнем снимке: военный священник отец Анатолий присутствует на занятия военнослужащих Западного военного округа по химической защите.

Фото: Вадим Жернов /РИА Новости

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня