18+
вторник, 24 мая
Общество

Еще раз о Pussy

Текст, контекст и тюрьма

  
122

Читаю предельно противоположные длящиеся в блогах отзывы о письме «деятелей культуры» от 27-го июня в поддержку Pussy Riot.

Как всегда — и здесь одна из главных наших бед — сочиняемый с дикой возгонкой эмоций контекст подменяет конкретный текст. Поэтому, наверное, будет правильно, сделав шаг из пестрого строя подписантов, сказать, что думаю лично я. Тем более, мое мнение не менялось.

О Pussy. У меня есть знакомые, кто уверен: «девочки так помолились», но я считаю совершенное в храме — свинством. Вдобавок свинством конформистским, вписанным в модный тренд наездов исключительно на Православие. Это такое дозированное богоборчество с оглядкой на «международное мнение» и оставлением за скобками любых других религий.

О тюрьме. С самого начала заключение девиц в тюрьму — мера неадекватная, тот же произвол, какой проявляется сейчас везде и всюду. Тюрьма делает из них мучениц. Даже в царской России, где Церковь была объединена с государством, за «бесчинное поведение в храме» (и то во время службы) штрафовали, но не сажали. За хулиганство нужно штрафовать или отправлять на пятнадцать суток махать метлами, но сажать — это мутная политическая игра, затеянная властью, чтобы стравить граждан между собой. Печально, что — чем дольше они сидят — тем больше страдает в глазах общества образ церковного начальства, которое, по впечатлению слишком многих, поддерживает именно тюремный вариант.

О письме. Мне позвонили и спросили: согласен ли я, что их не надо держать в тюрьме? Я и раньше говорил: в тюрьме сидеть не должны. Об этом текст письма, и ни о чем другом. Их поступок мне отвратителен, но он не для тюрьмы.

В блогах пишут и о «двойных стандартах». Каждый отвечает за себя. Я не знаю, кого и как готовы защищать Бондарчук или Меладзе, я знаю, за кого готов подписаться лично я. Я очень не люблю петиции, но подпишусь за тех, кого взяли после побоища 6-го мая на Болотной. Я подпишусь за всех, кого преследуют по пресловутой 282-й статье (ее вообще нужно отменить), даже за тех, чьи взгляды мне чужды. Я подпишусь за православного националиста Константина Душенова, мотающего срок в лагере и избитого до инвалидности. На днях в блоге у Константина Крылова я прочитал об Алексее Кутало из Владимира, которого бросили в тюрьму из-за раздачи никем не запрещенных листовок и газет. Я подпишусь за него, но и спрошу у тех же националистов: а почему вы бессильно брюзжите из гетто? Не пускают в СМИ? Есть Интернет. Составьте письмо в защиту своих неправосудно преследуемых активистов! По крайней мере, внутри литературы я знаю немало ведущих авторов, которые влегкую его бы подписали. Вы можете смело обратиться к живым классикам Распутину, Лимонову, Мамлееву, к лауреатам Русского Букера Олегу Павлову и Михаилу Елизарову, список бесконечен. Кто-то подпишет, кто-то нет, но за день у вас наберется десяток весомых имен. Уверен, то же самое в среде музыкантов и художников.

А неадекватная репрессивность нынешнего государства — угроза для всех.

Фото: EPA/ИТАР-ТАСС

Об авторе
Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
Миртесен
Цитаты
Руслан Хасбулатов

Экономист, экс-председатель ВС России

Аждар Куртов

Политолог

Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Юг
СП-Поволжье
Жестокая правда без любви Жестокая правда без любви

Никита Михалков в Пензе говорил о «Ельцин-центре», травле «Утомленных солнцем» и потерянных поколениях