Общество

Россиян переводят на фураж

Хлеб будет дорожать без остановки

  
349

В начале июля одновременно произошло стечение нескольких факторов, работающих на резкое увеличение стоимости хлеба. Вдобавок к плановому росту цен на горючее и неблагоприятные условия для сбора урожая, мукомолы и хлебопекари столкнулись с ростом цен на электричество, газ и теплоснабжение. А это основные факторы, определяющие экономику хлебной булки. С другой стороны, для сохранения социальной стабильности власти требуют цены на хлеб не повышать. Какой же выход нашли сводящие концы с концами хлебопекарни?

Они массово пекут хлеб из пшеницы, предназначенной для прокорма скота! Тот самый хлеб, который мы покупаем в магазинах…

— За первые дни июля в России состоялся рекордный для этого времени года взлет цен на продовольственную пшеницу, — отметил «СП» директор информационно-аналитического департамента Зернового союза России Рудольф Евгеньевич Булавин.

«СП»: — Чем определяется резкое подорожание зерна?

— В этом году в США кукурузой засеяны рекордные площади. Но продолжающаяся с конца мая засуха привела к значительному ухудшение прогноза по урожаю этой культуры. Уже понятно, что сборы кукурузы в США будут заметно ниже, чем в прошлом году. Они будут рекордно низкими за последние 25 лет. Это вызвало значительный рост спроса на зерно в мире. Прежде всего — на пшеницу с целью формирования фуража. А США традиционно экспортировали более 30 млн тонн продовольственной пшеницы в год. Поэтому их влияние на формирование мировых цен значительно. К тому же — негативный прогноз по урожаю пшеницы и в Евросоюзе.

Что касается России, то за последний сельскохозяйственный год (с 1 июля 2011-го до 1 июля 2012 года) мы вывезли на экспорт 27,5 млн тонн продовольственной пшеницы и заняли 12% мирового рынка зерна. Однако и у нас сегодня большие погодные проблемы. Особенно на юге страны, включая Саратовскую, Волгоградскую, Астраханскую области, Краснодарский и Ставропольский края. В связи с жарой уборка урожая началась на две недели раньше обычного. Прогноз не очень хороший. В южных регионах соберем на 5−6 млн тонн меньше, чем в прошлом году. Да и в целом по стране Минсельхоз понизил прогноз с 94 до 85 млн тонн. И это — в лучшем случае. Есть эксперты, которые прогнозируют 80−82 млн тонн. Так что давление на цены и на розничном рынке растет.

«СП»: — Насколько уже выросли цены на хлеб?

— За предыдущую неделю тонна продовольственной пшеницы 3-го класса подорожала на 560 рублей. Тонна ячменя — на 930 рублей. Сегодня в Поволжье тонна стоит около 7 тысяч рублей, на Кавказе — в среднем 7500 рублей. До конца месяца ожидается еще рост рублей на 200−300.

«СП»: — Итого рублей на 800 в среднем за месяц выйдет. А чего ждать дальше?

— Пока прогнозировать сложно, поскольку реальные сборы зависят от погоды в июле. На месяц вперед погоду у нас никто не предсказывает. Потом начнется сбор урожая в южном полушарии. Но Аргентина и Австралия тоже дали понять, что урожай у них будет ниже прошлогоднего. Так что в августе-сентябре, с началом уборки в Поволжье и Сибири, в лучшем случае, цены стабилизируются. В худшем — возможно резкое повышение.

«СП»: — Как в 2007—2008 годах?

— Да, тогда даже появился термин агфляция.

«СП»: — Но это было связано с большим навесом лишних денег на финансовых рынках. Инвесторы лихорадочно искали, в какие реальные активы можно вложить капиталы.

— И этот фактор может сработать сейчас, если монетарные власти Евросоюза начнут заливать деньгами свои финансовые проблемы. Избыточная ликвидность также начнет раздувать цены. К тому же, рубль просел процентов на 15 по отношению к доллару. Это увеличивает как экспортный поток, так и рост рублевых цен внутри страны. Так что ожидания на ближайшие месяцы — повышение цен. Для России будет показателен август, когда страда начнется в Центральном Черноземье.

— Надо учесть, что примерно 10% стоимости каждой буханки определяют цены на энергоносители: газ, электроэнергия, отопление. И они тоже резко подорожали с 1 июля, — отметил президент Российского Союза мукомольных и крупяных предприятий Сергей Коломенский.

«СП»: — Что еще определяет цены в булочных?

— Конечно, главное — зерно. А с ним картина такая. В России сегодня очень малы объемы так называемых «переходящих остатков». То есть, зерна, которое хранится на элеваторах с прошлого лета. Официально — 19 млн тонн. Но большая часть этих резервов — рожь, ячмень, фуражное зерно. Нормальной продовольственной пшеницы вряд ли больше 2 млн тонн. Это очень мало.

Остается ждать нового урожая. Но массово он начнет поступать только в августе-сентябре. Учтите, что зерно после сбора должно еще пролежать в хранилищах приблизительно два месяца, чтобы впасть в анабиоз. Если его сразу перемолоть, хлебопекарные свойства будут на неприемлемо низком уровне. Так что новую муку хлебокомбинаты увидят только в ноябре. И, если с урожаем повезет, только тогда это окажет стабилизирующе влияние на цены.

«СП»: — До тех пор хлеб будет дорожать?

— Это зависит от позиции властей. И мукомольный, и хлебопекарный бизнес работают в условиях очень низкой рентабельности. Поэтому каждый шанс увеличить прибыль они в диалоге с властями используют.

— Сегодня новый ценник пришел на поставку муки на московские хлебокомбинаты — 8000 рублей за тонну! Я не знаю, какую цену просить за буханку — говорит заместитель министра хлебопродуктов СССР в 1986−89 гг., а ныне главный специалист Государственного НИИ хлебопекарной промышленности Николай Терентьевич Чубенко.

«СП»: — А до этого была какая цена?

— 6900 рублей за тонну.

«СП»: — Какова доля муки в цене буханки?

— Примерно половина. Где-то 10% приходится на энергоносители, 20% - на оплату труда в пекарне, все остальное — амортизация фондов, оплата помещений и тому подобное.

«СП»: — Выходит, в ближайшее время как минимум на 20% хлеб подорожает?

— Никто не скажет, что будет завтра. Может, придется каждый день ценники менять? Только власть на нас давит: хлеб — продукт социальный. Цены повышать не дает. Под предлогом обеспечения социальной стабильности — не дает. У нас рентабельность по отрасли 3−5%. То есть, фактически денег на замену оборудования никто найти не может. Старые предприятия вынуждены закрываться.

«СП»: — Я в дешевых сетевых магазинах видел хлеб по 6 рублей за нарезной батон. На этикетке состав указан точно такой же, как и на батоне по 35 рублей. Но на вкус отличается значительно. Как это получается?

— Я вам просто скажу. Себестоимость нарезного батона, если его делать из продовольственной пшеницы 3-го класса, которая всегда и считалась приемлемой в пищу, составит не менее 10 рублей. Но действительно кое-где батон продают по 6−7 рублей. Каким образом сводят концы с концами? Крупнейшие розничные сети договариваются с комбинатами: вы нам сделайте дешево для социальной нормы вот эти батоны, а мы у вас по повышенной цене будем брать другие. Таким образом сводят среднюю рентабельность к норме.

Только ваш случай, скорее всего, не такой! У нас в 90-е голодные годы «Росхлебопродукт» выпустил стандарты, в которых традиционно фуражное зерно, пшеницу 4-го класса, перевел в разряд продовольственного. А в нем белка на 20% меньше! И клейковины, и прочего. Нельзя из этого делать хлеб. А делаем! Потому что иначе — только пойти по миру! Сегодня половина посевов пшеницы в стране по отчетам проходит как продовольственная. А на самом деле — фураж. За рубеж продаем как продовольственное только то зерно, которое действительно подходит под этот критерий — 3-го класса. Это и составляет наш экспорт в 27,5 млн тонн за год. Сами едим то, что остается. То есть, главным образом, — фураж!

Фото vkusneedoma.ru

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня