Общество

Наполеон — герой Литвы

В традициях местной «знати» — рукоплескать диктаторам, лишь бы те атаковали Россию

  
73

Красочные театрализованные представления в Литве, реконструирующие вторжение Наполеона в пределы Российской империи, являются, вероятно, результатом новой идеологической разработки, цель которой — «углубление» процесса «разоблачения» и унижения России. Теперь Наполеона тут возвеличивают как врага Российской империи, который, якобы, нес свободу покоренным народам.

«Свободная пресса» уже рассказывала как радостно встречали участников реконструкции вхождения французского императора в город. В целом картина отражала настроения. Хотя, впрочем, и Александру I точно также рукоплескали — это было в местных традициях. Но городская знать того времени и впрямь говорила о возможности получить независимость, которую якобы мог предоставить Наполеон. Впрочем, сейчас-то все известно и о планах французского императора, и о его военно-политических интригах, чтобы по крайней мере в наши дни не интерпретировать таким образом те события. Тем не менее, по случаю 200-летия французского вторжения в Литве прошли новые красочные театрализованные реконструкции исторических событий, которым придали современную политическую окраску. Активнейший критик России, министр обороны Литвы Раса Юкнявичене заявила: «Приход армии под командованием Наполеона принес литовцам реальную, ощутимую надежду на то, что удастся одолеть Российскую империю».

Что может стоять за такими оценками войны 1812 года? Этот вопрос корреспондент «Свободной прессы» задал вильнюсскому политологу Юрию Долинскому.

— Показательно развитие «идеологической мысли», касающейся Отечественной войны 1812 года. Впечатление такое, что литовские политики правого направления готовы к перемене взгляда на историю и этой войны — так же, как поступили с историей Второй мировой, — говорит Долинский. — Напомню: они, в частности, предложили свою версию начала Второй мировой войны, ответственность за которую возложили на Сталина наравне с Гитлером.

Что касается Гитлера, то 23 июня 1941 года в Каунасе произошло так называемое июньское восстание против советской власти, которое сейчас интерпретируется как борьба за независимость. Было создано временное правительство, отправившее фюреру приветственную телеграмму. Независимости не получили, были концлагеря, аресты. Но непонятно, какие вообще могли быть у «восставших» основания для таких надежд. Ведь планы и действия Гитлера не являлись большим секретом. В 1941-м часть литовской элиты поступила так же, как поступила в 1812-м местная знать, приветствуя Наполеона. С тем же результатом.

«СП»: — Но может быть все же вторжение Наполеона действительно вселяло надежду на независимость?

— Ну так разве были основания? Политологи — это как бы историки дня сегодняшнего. Так давайте заглянем в тот период с позиций политологии. Представим, что мы беседуем в канун событий 1812 года, и вы задаете мне вопрос: предоставит ли Литве Наполеон независимость, если начнет вторжение? Сигналы такие он давал. Но о чем говорила реальность? Итальянскую Республику превратил в королевство, а королем провозгласил себя. В германских землях действовал, как властелин. Испанию обязал помогать Франции флотом и деньгами. В Голландии готовил введение монархии в пользу одного из своих братьев. А разве не было известно о планах Наполеона создать, как сейчас трактуют, единую Европу? Только, на мой взгляд, это неверная трактовка, потому что она как бы предполагает, будто французский император намеревался создать объединение независимых государств, нечто вроде Евросоюза. Манипулятивная чушь. На самом деле это был имперский замысел, который нельзя трактовать, опираясь на сегодняшнюю реальность. Наполеон поступал в соответствии с правилами своего времени. А национальные различия в своей «единой Европе» он вовсе планировал стереть.

«СП»: — Есть доказательства такого намерения?

— А вы загляните в исторические книжки. Историки приводят в пример разговор, состоявшийся в 1807 году на параде французских войск в завоеванном Берлине между прусским маршалом Меллендорфом и Наполеоном. «Какие чудесные войска!» — сказал маршал. Наполеон ответил: «Да, чудесные! Если бы еще было можно сделать так, чтобы они забыли о своем отечестве».

«СП»: — Почему же Наполеона встречали в Вильнюсе под овации?

— В Вильне — так назывался тогда город. Ну, во-первых, повторюсь, таковы были местные традиции. Но и отчасти, вероятно, — результат пропаганды того времени, противостояния местной знати с российским имперским центром. Замечу — несмотря на то, что Александр I вкладывал огромные средства в развитие образования в городе. Помогал Вильнюсскому университету, жертвовал на поддержку храмов, на благотворительные цели. Однако все, что плохо для Российской империи, считалось хорошим для местной знати. И в таком отношении к диктаторам, нападавшим на Россию, проявляется определенная преемственность. Правда, сейчас в Литве к временному правительству, приветствовавшему Гитлера, противоречивое отношение. Некоторые политики правого толка хотят признать это правительство законным, а останки его руководителя недавно перевезли из США и торжественно перезахоронили в Каунасе. Но другие политики, а также большая группа интеллектуалов Литвы осуждает такое отношение. В том числе и потому, что именно при том временном правительстве начались массовые убийства евреев в Литве, и делали это местные националисты. А вот вторжение Наполеона вдруг стало «чистой страницей», и в нее начали вписывать новые строки, хотя хорошо известны старые, вплоть до «политологических» оценок того времени личности Наполеона.

«СП»: — Например?

— Например, австрийский князь, известный государственный деятель того времени, дипломат Меттерних-Виннебург так писал о Наполеоне: «Жажда всемирного владычества заложена в природе его. Можно ее видоизменить, задержать, но уничтожить нельзя. Мнение мое о тайных планах и замыслах Наполеона никогда не изменялось: его чудовищная цель всегда была и есть — порабощение всего континента под власть одного».

И еще хочу добавить, что армия Наполеона грабила храмы — и православные, и католические. А в знаменитом вильнюсском костеле Святой Анны устроили конюшню. Это к слову об уважении к святыням и о независимости. А ведь существует легенда, по которой будто бы Наполеону так понравилось это чудо готики, что он сравнил его с Собором Парижской Богоматери и сказал, что если бы мог поставить костел на ладонь, то перенес бы его в Париж.

Очарование Наполеоном в Литве было, разочарование наступило быстро, но сейчас-то все это хорошо известно…

«СП»: — А почему такое особое внимание к вторжению именно в Вильнюсе?

— Думаю, по двум причинам. Первая: именно литовские политики являются инициаторами изменения взглядов на некоторые события нашей общей истории. И второе: именно Вильна оказалась па перекрестке событий 1812 года. Здесь Александр I узнал во время бала о вторжении. Здесь была «выездная столица» Наполеона на время войны. Можно даже сказать, что здесь война 1812 года началась, здесь она и закончилась. Да, был поход на Париж, но бегство французского императора и ужасные лики войны на улицах Вильны, где фактически погибли остатки армии Наполеона — умерли от ран, от голода, замерзли десятки тысяч солдат (до сих пор находят их останки), символизировали ее окончание именно тут.

Вильнюс

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Сергей Обухов

Доктор политических наук, секретарь ЦК КПРФ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
10 лет Свободной Прессе
Константин Блохин
Константин Блохин

Поздравляю авторитетное и уважаемое издание. Сотни тысяч читателей обращаются к «Свободной прессе» потому, что на ее страницах всегда можно найти ответы на злободневные вопросы жизни в России и мире. Глубокая аналитика, неангажированный взгляд на вещи — признак хорошего интеллектуального вкуса и стиля «Свободной прессы». 10 лет — итог и начало! Так держать, «Свободная пресса»!

Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня