Общество

Стыдный суд

Юрий Болдырев анализирует решение КС о присоединении России к ВТО

  
142

Оригинал этого текста, размещенный в блоге автора — известного политика, экономиста, публициста, был предложен нам для публикации. Детальный анализ последнего решения Конституционного Суда показался нам интересным и достойным большего читательского внимания. Ну а прямо с завтрашнего дня Болдырев приходит еженедельным колумнистом в «Свободную Прессу».

Говорят, уважение к суду — признак цивилизованности государства и его граждан. А если суд ведет себя так, что хочешь, очень хочешь его уважать, но это никак невозможно?

9 июля 2012 года Конституционный Суд РФ провозгласил решение по проверке конституционности не вступившего в силу международного договора — Протокола о присоединении Российской Федерации к Всемирной торговой организации. Надо признать, никто и не ожидал, чтобы это наше, пусть специфическое, формально отдельное (даже сосланное в Петербург), но все же, безусловно, всего лишь подразделение администрации, решилось бы отважно встать на защиту Конституции и суверенитета государства. Но…

Прежде всего, «высокий суд» продемонстрировал чудеса оперативности: рассмотрел столь объемный вопрос в рекордные сроки — всего за шесть дней. Для сравнения, иные дела, совершенно несопоставимые по объему и сложности, занимают куда больше времени.

Далее, заявители, которым в целом мы, безусловно, благодарны, помогли суду выкрутиться. Наряду с вопросами прямой и безусловной компетенции суда, они включили в запрос и те вопросы, на которые, собственно, должны давать ответ сами — при голосовании в Думе. Чем и облегчили итоговые формулировки для суда. Наши «высочайшие» судьи получили возможность назидательно указать депутатам, что оценка экономических и социальных последствий законопроекта (в данном случае — о ратификации соглашения) не входит в компетенцию суда, а вот когда закон уже будет принят, вот тогда он и может быть рассмотрен на конституционность.

Почему так повели себя заявители? Да просто мало их — защитников суверенитета страны — в нынешней Думе. И собрать 130 подписей депутатов — это значит пойти на вынужденный компромисс и с теми, кто настаивал на том, чтобы в одну кучу в заявлении в суд свалили все: и то, что, безусловно, вопиюще антиконституционно, и то, что кому-то тоже захотелось во что бы то ни стало добавить…

И после такого паса, благодаря которому возникла даже некоторая словесная объемность решения, да еще и с отдельными словами и положениями, как будто бы верными, «высокому суду» оказалось легко и просто в своем решении (во всяком случае, в том виде, как о нем вчера появилось сообщение на официальном сайте КС) сконцентрироваться на вопросах второстепенных, и более того, содержательно вообще не отвечать на вопросы с конституционной точки зрения главные.

А именно (формулирую не по запросу в КС, а как я это понимаю):

— если статьей 68, часть 1 Конституции РФ установлено, что государственный язык на всей территории страны русский, то конституционно ли правительству в принципе подписывать международное соглашение изначально не на русском языке и, более того, в принципе не имеющее аутентичного (который может использоваться, например, в суде) перевода на русский язык?

— может ли вообще документ, изначально не имеющий аутентичного, подписанного сторонами экземпляра на русском языке, признаваться «международным договором Российской Федерации»?

— может ли считаться международным договором РФ документ о присоединении России к некоей конвенции или к международному соглашению и т. п., если и само это международное соглашение (в данном случае — Марракешское, об учреждении ВТО) не имеет аутентичного экземпляра на русском языке?

— можно ли считать ратифицированным и вступившим на этом основании в законную силу международный договор РФ о присоединении к какому-либо иному международному соглашению, если в пакете документов, представляемых в парламент на ратификацию, самого текста соглашения (к которому страна присоединяется) нет в принципе (да его и, повторю, нет вообще на русском языке в признанном варианте, позволяющем к нему апеллировать, например, в суде)?

Тем не менее, обойдя эти вопросы, наш «Конституционный Суд РФ» (а как после этого его писать без кавычек?) признал не вступивший в силу международный договор — Протокол о присоединении Российской Федерации к Всемирной торговой организации — соответствующим Конституции РФ как по порядку принятия на стадии его подписания и одобрения Правительством РФ, так и по содержанию его отдельных положений…

Переписывать весь текст, размещенный на сайте КС, не буду, ограничусь лишь отдельными перлами из официальной «позиции суда»:

— «ВТО как инструмент мировой экономики занимает одно из центральных мест». Если кто-то не верит, что КС, гордящийся своим невмешательством в сиюминутную экономическую и политическую конъюнктуру, мог подобное сформулировать, обратитесь сами на сайт КС и убедитесь. Плюс даже не конституционалистов, а элементарно грамотных и логически мыслящих людей невольно хочется спросить: и все? Без какого-либо продолжения? То есть, это «одно из центральных мест» — где, в чем, среди чего? Среди инструментов, но тогда в чьих руках? Кстати, НАТО теперь, тоже, безусловно, занимает «одно из центральных мест» — так что же, всем остальным сдаться? Мой диагноз: это уровень, в который невольно скатываешься, если занимаешься не добросовестно своим делом, а прислуживанием…

— «Намерения государств-участников ВТО, выраженные в преамбуле соглашения об учреждении организации, не противоречат основам конституционного строя России, закрепленным Конституцией РФ». То есть, конституционность международных договоров РФ наш КС оценивает теперь не по совокупности реальных действующих положений соглашения, которые, совершенно очевидно, изучить за шесть дней было принципиально невозможно. Нет, оказывается, нашему КС достаточно благодушных (а иными они в принципе не бывают) «намерений», выраженных в «преамбуле» — как известно, в отличие от действующих положений, совершенно никого и ни к чему не обязывающей.

— «Документы о присоединении РФ к ВТО не предполагают также ограничений конституционных прав и свобод граждан». Обнадеживающе. Но здесь, с учетом ранее уже отмеченного, стоит уточнить: какие именно «документы», по авторитетному утверждению нашего КС, «не предполагают»? Лишь те, что подписаны на иностранном языке и вносятся на ратификацию, но которых, как это однозначно указали заявители, явно недостаточно для того, чтобы составить хоть какое-либо представление о сути условий и ограничений, налагаемых на страну? Или же основные, само соглашение, которого на русском языке — официального аутентичного текста — так и нет?

Очевидно, лишь сопроводительные — основные документы судьи КС за шесть дней не успели бы и бегло прочитать.

Ближайшая аналогия нынешней ситуации:

«Настоящим сопроводительным письмом направляю приговор» (допустим, это приговор к смертной казни, но в сопроводительном письме об этом, понятно, ни слова). Что можно сказать, прочитав лишь сопроводительное письмо, но не видя и, соответственно, не вникая в сам приговор? Но наш КС бодро выносит решение: «Документы… не предполагают ограничений конституционных прав и свобод граждан».

А рассмотрение, по сути, лишь сопроводительного письма — лишь протокола о присоединении, без существа того, к чему именно присоединяются, то есть, образно говоря, без самого приговора, и на этом основании вывод о том, что все конституционно — это не вопиющая ли, как минимум, халатность судей, не преступление ли перед всем нашим обществом и государством?

И в самом конце:

— «При этом КС РФ рассматривал исключительно вопросы права, не оценивая политическую и экономическую целесообразность заключения международного договора». Звучит красиво. Про ранее упомянутое «центральное место», которое занимает ВТО — это, очевидно, чисто «правовое», а не конъюнктурно-политическое заявление.

Но даже и в части права, которым, пусть кое-как, но все же, вроде, позанимались. Я был членом Совета Федерации (первого, избранного гражданами), участвовал тогда (в 1994−95 гг.) в назначении судей КС. Выбор был невелик — ведь по нашей оккупационной Конституции кандидатуры представлял исключительно только что совершивший госпереворот президент. Но все требования к судьям — публичны. И такого, чтобы к судьям КС предъявлялось требование знать английский язык, да еще и на уровне способности оценивать соответствие нашей Конституции документов на иностранном языке, такого не припомню. Так на каком же языке судьи КС изучали даже хотя бы этот, по существу, сопроводительный минимум, представленный правительством в Думу? Ведь официального аутентичного перевода на русский даже самого минимума — протокола о присоединении — так и нет…

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Валерий Кистанов

Руководитель Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня