18+
среда, 25 мая
Общество

«Фукусима была защищена лучше, чем большинство наших станций»

Независимые эксперты о настоящем и будущем российских АЭС

  
202

После аварии на Фукусиме высшее руководство страны неоднократно подчеркивало, что Россия будет и дальше развивать у себя и в других странах атомную энергетику. Кроме того, не раз утверждалось, что российские АЭС — самые надежные атомные станции в мире. В качестве подтверждения не раз приводились положительные результаты стресс-тестов наших АЭС. Для повышения устойчивости российских атомных станций к экстремальным воздействиям было решено доукомплектовать АЭС дополнительным оборудованием.

На днях Росатом сообщил, что завершил оснащение атомных электростанций дополнительными техническими средствами на общую сумму 2,6 млрд руб. На все российские АЭС на случай возникновения чрезвычайных ситуаций поставлены передвижные дизель-генераторы, а также насосные установки и мотопомпы. Надежно ли это гарантирует нас от новой беды? Специалисты сомневаются. И утверждают, что как обычно профессиональный разговор о проблемах наших АЭС Росатом привычно подменяет распространением мифов.

Миф первый — надежность

Свое мнение на этот счет высказал эксперт в области ядерной и радиационной безопасности, председатель петербургского отделения всемирного экологического объединения «Беллона» Александр Никитин.

«СП»: — Как вы оцениваете надежность российских атомных станций?

— Сначала о стресс-тестах. Проведение таких испытаний для АЭС — огромная работа, которая стоит огромных денег. Станции США для выполнения тестов требовали сумму в десятки миллионов долларов. В России ситуация иная: спустя несколько месяцев после фукусимской аварии Сергей Кириенко заявил о том, что все российские станции успешно прошли стресс-тесты. В среде экспертов такое заявление вызвало недоумение, потому что невозможно провести полную проверку такой сложной системы как АЭС за такой короткий период, не вкладывая при этом достаточно крупных средств.

По моему мнению, примерно 70% наших АЭС соответствуют требованиям безопасности лишь 30-летней давности, но не сегодняшним. Чернобыльская авария ничему нас не научила — старые станции не были усовершенствованы. Логика бездействия ясна — для доработки требуются настолько огромные суммы, что производство энергии стало бы совершенно не рентабельным.

«СП»: — В сравнении с Фукусимской АЭС, наши станции более или менее надежны?

— Фукусима была защищена лучше, чем большинство наших станций. Там были две защитные оболочки: снизу и сверху. Благодаря этому авария и не привела к более катастрофичным последствиям. Когда на Фукусиме начала плавиться активная зона реактора, весь расплав попал в специальную ловушку — контеймент. В большинстве российских станций таких ловушек нет.

«СП»: — А насколько защищены новые строящиеся станции, например, ЛАЭС-2?

— Новые станции имеют комплексную защиту от многих факторов, и они гораздо надежнее советских АЭС. Но есть нюансы. Например, внешняя защита станции рассчитана на падение легких летательных аппаратов, но не на падение больших пассажирских самолетов типа «Boeing». Проектировщики считают усиление внешней защиты необоснованной, ссылаясь на то, что падение крупного пассажирского самолета не допустит система ПВО. Вообще, полных гарантий безопасности реально не может дать никто. Поэтому все заявления о безопасности атомных станций несостоятельны.

«СП»: — Считается, что основными факторами развития аварийной ситуации на АЭС являются потеря электроснабжения и невозможность охлаждения реактора. Спасут ли в такой ситуации портативные генераторы?

— Невозможно просчитать все варианты развития событий. Сегодня Росатом обеспечил все российские станции дизельными генераторами и передвижными насосными установками. Но это не гарантирует 100%-ной защиты. На Фукусиме были и дизели, и насосы, но когда произошла авария, они не смогли всем этим воспользоваться.

Сомневается в надежности российских атомных систем и председатель общественной экологической организации «Зеленый мир» Олег Бодров. Эколог обеспокоен строительством ЛАЭС-2 под Санкт-Петербургом.

«СП»: — Какую угрозу представляет ЛАЭС-2 жителям северо-запада России и соседних государств?

— Четыре реактора ЛАЭС-2 строятся на замену четырем старым реакторам «чернобыльского типа» ЛАЭС. Старые реакторы выработали свой проектный ресурс, но продолжают работать, поскольку Ростехнадзор продлил срок эксплуатации. В течение 10-ти лет предполагается одновременная работа старых и новых реакторов. В этом и спрятана угроза. Согласно теории безопасности, любой технический объект наиболее опасен в момент начала работы, — здесь сказываются ошибки проектировщиков, строителей, неопытность персонала; и когда объект приближается к выработке своего ресурса, — здесь может быть износ оборудования, старение конструкций. Поэтому, период с 2015 года (когда состоится запуск 1 энергоблока ЛАЭС-2) по 2026 год (когда будет остановлен последний реактор старой ЛАЭС) станет десятилетием двойного аварийного риска.

«СП»: — Это всего лишь предположение?

— Ничего подобного. Есть и конкретные модели развития аварийной ситуации. Бывший начальник производственно-технического отдела Ленинградской АЭС Михаил Шавлов уже высказывал свое мнение о том, как новая станция может разрушить барьер безопасности старой. Суть вот в чем. ЛАЭС-2 для охлаждения реактора будет использовать систему влажных градирен, которые будут выбрасывать в атмосферу более 200 тыс. тонн пара ежесуточно. Эти градирни находятся в сотнях метров от распределительного электрооборудования старой станции и ЛЭП. Не исключено, что в зимнее время влага будет намерзать на этом оборудовании и выводить его из строя, как это уже случалось в прошлые зимы в Подмосковье. Если это произойдет, все 4 реактора старой станции нужно будет останавливать. Но как это сделать на обесточенной станции, и помогут ли в такой ситуации дизель-генераторы?

Миф второй — экологичность

Сторонники атомной энергетики отмечают, что по сравнению с тепловыми электростанциями производство энергии на АЭС не наносит такого вреда для окружающей среды. Атомные энергоблоки не потребляют кислород и не производят выбросов вредных веществ в атмосферу. В качестве примера приводится идиллическая картина возделывания винограда в сотне километре от АЭС во Франции. Независимые эксперты категорически с этим не согласны.

Говоря об «экологичности» атомной энергетики, ее сторонники стараются не упоминать об огромных количествах радиоактивных отходов, получаемых в результате работы всего ядерного комплекса. Способы переработки этих отходов до сих пор далеки от совершенства. Из открытых источников можно узнать, что из отработавшего ядерного топлива (ОЯТ) образуются твёрдые и жидкие радиоактивные отходы, по объему превышающие изначальное количество в тысячи раз. Например, из 1 тонны ОЯТ получается до 2 000м³ низкоактивных жидких отходов, 140м³ среднеактивных и до 50м³ высокоактивных отходов. Один из заводов по переработке ОЯТ на территории России — ПО «Маяк» — ежегодно перерабатывает свыше 100 тонн ОЯТ. Низкоактивные и среднеактивные жидкие отходы сбрасываются в окружающую среду. На других предприятиях, например на Сибирском химическом комбинате или в Димитровградском ядерном центре, жидкие радиоактивные отходы закачиваются под землю.

Эколог Олег Бодров обеспокоен скоплением большого количества отходов в 100 метрах от Финского залива.

«СП»: — Олег Викторович, сколько сейчас ядерных отходов находится на побережье Балтики?

— По имеющейся у меня информации, на территории ядерного центра вокруг ЛАЭС хранится около 5 тысяч тонн высокотоксичных ядерных отходов. Я считаю, что половиной этих отходов мы обязаны экспорту электроэнергии в Европу. В настоящий момент из Северо-западного региона в Финляндию поставляется около 5 млрд. киловатт/час в год, большая часть из которых поступает от ЛАЭС. После ввода ЛАЭС-2 поставки электроэнергии увеличатся. Уже разработан и одобрен проект передачи электроэнергии по дну Балтики — напрямую от ЛАЭС в Выборг, а затем в Финляндию. Таким образом, Росатом зарабатывает деньги, а наша страна превращается в ядерную помойку.

Интересен и тот факт, что Россия, единственное государство в мире, которая принимает радиоактивные отходы из других стран. Федеральным законодательством ввоз отходов запрещен, но Росатом нашел способ обойти запреты.

По данным независимой международной экологической организации «Greenpeace», Россия за последние 20 лет приняла около 200 тысяч тонн гексафторида урана. Росатом называет обедненный уран «ценным сырьем», но покупает его по цене туалетной бумаги — 60 центов за 1 кг. Атомщики объясняют, что энергетический ресурс ввозится в Россию для дообогащения, после которого отправляется обратно поставщику. Однако в страну происхождения отходов возвращается только до 10% от всего ввозимого сырья, а до 98% остается в России (в качестве примера «Greenpeace» приводит контракт № 60111 с французской компанией Eurodif).

О другом способе легального ввоза радиоактивных отходов рассказал Александр Никитин.

«СП»: — Каким способом отходы из других стран попадают в Россию?

— Реализуя проекты по строительству атомных станций за рубежом, Росатом предлагает небывалые условия «лизинга»: российская сторона строит станцию, привозит топливо и забирает ядерные отходы. Когда подобные проекты реализуют, например, американцы, — все заботы об отходах берет на себя страна, в которой строится станция.

Миф третий — дешевизна электроэнергии

Как утверждают атомщики, ядерный киловатт/час — самый дешевый, его стоимость не подвержена резким колебаниям вслед за ценами на нефть или газ. Кроме того, атомные станции не зависят от удаленности источников топлива: энергия при делении 1 грамма урана эквивалентна сжиганию 2,5 т угля, поэтому затраты на его перевозку ничтожны.

Действительно, самый весомый аргумент в защиту атомной энергетики — ее «дешевизна». Но так ли дешев «мирный атом» как нам об это говорят?

На этот счет есть особое мнение у экспертов-экономистов. В прошлом году был опубликован доклад доктора экономических наук Леонида Андреева «Об экономике российской ядерной электроэнергетики».

В своем докладе эксперт обращает внимание на тот факт, что при расчете стоимости электроэнергии вырабатываемой АЭС не учитываются огромные капитальные издержки. Колоссальных средств требует строительство самой АЭС. К этой сумме нужно прибавить еще половину — это затраты на эксплуатацию и вывод из эксплуатации. Никто не учитывает затраты на создание сопутствующей инфраструктуры — заводов по переработке ядерных отходов, временных хранилищ, могильников и так далее. Сложность расчетов в том, что все эти затраты не сиюминутные. Вывод АЭС из эксплуатации занимает порядка 100 лет, а хранение радиоактивных отходов — сотни тысяч лет. Кроме того, не учитываются затраты на ликвидацию аварий на ядерных объектах, а также выплаты жертвам этих аварий, — а это тоже огромные деньги. Если учесть все эти издержки, стоимость 1 киловатт/час энергии может вырасти как минимум в 2−3 раза.

По мнению Леонида Андреева, российский атомный комплекс выживает за счет того, что государство предоставляет отрасли практически бесплатный капитал, несет непокрытые страховыми премиями атомные риски, в значительной степени участвует в прямом финансировании ядерного топливного цикла.

Таким образом получение электроэнергии с помощью атомного комплекса обходится гораздо дороже, чем любые другие способы. Дополнительные издержки восполнятся за счет государственного бюджета, то есть за счет налогоплательщиков.

Из досье «СП»

Тем временем многие страны замораживают, а некоторые даже закрывают свои атомные программы. Параллельно с этим, набирает обороты внедрение альтернативной энергетики. США более чем за двадцать лет не построила ни одного реактора. Германия, Австрия, Швеция, Швейцария, Италия и Бельгия постепенно отказываются от «мирного атома». Испания принимает решение о запрете строительства новых станций. В Японии остался лишь один работающий реактор. Китай, строящий самое большое количество атомных энергоблоков в мире, в то же время вкладывает огромные ресурсы в возобновляемую энергетику.

Согласно статистике, новых атомных станций строится гораздо меньше, чем выводится из эксплуатации. Строительство новых АЭС сосредоточено в Азии: это Бангладеш, Индия, Вьетнам, Иран, Турция, Иордания, Саудовская Аравия и Пакистан.

В северном полушарии атомная энергетика выживает за счет России. В настоящее время в России эксплуатируется 33 атомных энергоблока. Согласно планам, до 2030 года планируется построить около 26 новых реакторов. В то время как развитые страны постепенно отказываются от АЭС и обращаются к возобновляемым источникам энергии, наше правительство продолжает считать российские атомные станции самыми надежными, экологичными и дешевыми, а атомную энергетику самой перспективной.

Фото ИТАР-ТАСС/ Иван Гущин

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
Миртесен
Цитаты
Руслан Хасбулатов

Экономист, экс-председатель ВС России

Аждар Куртов

Политолог

Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Юг
СП-Поволжье
Жестокая правда без любви Жестокая правда без любви

Никита Михалков в Пензе говорил о «Ельцин-центре», травле «Утомленных солнцем» и потерянных поколениях