18+
понедельник, 25 сентября
Общество

Сибирь горит и задыхается

А местные чиновники замалчивают реальные масштабы лесных пожаров

  
150

Сибирь в огне и дыму: в Новосибирской, Томской областях, Красноярском крае и других регионах складывается ситуация с лесными пожарами, аналогичная той, что была в Центральной России летом 2010 года. Жители городов изнывают не только от жары, но и от удушливого смога. Власти отчитываются, что ситуация в регионе под контролем. Однако экологи бьют тревогу и обвиняют чиновников в сокрытии реальных масштабов бедствия. Медики предупреждают: дым от пожаров может очень плохо сказаться на здоровье жителей и без того не самых благополучных в плане экологии регионов.

По данным Рослесхоза, режим ЧС сейчас введен на всей территории Томской области и в 16 муниципальных районах Красноярского края. На тушение пожаров в этих регионах брошены более двух тысяч человек, среди которых более трехсот парашютистов-десантников. По официальным данным, в этих двух регионах огонь бушует на площади почти 12 тыс. гектаров. Дым от пожарищ накрыл и соседние регионы.

Тем не менее, местные власти стараются приуменьшить масштабы пожаров. «Замгубернатора Томской области Трубицын и замначальника МЧС области Бегун игнорируют проблему. На мои вопросы, что в Томской области уже настоящая экологическая катастрофа, горят сотни тысяч гектаров тайги, что надо трубить во все колокола и просить помощи центра, они ответили, что „все под контролем“, и как в насмешку город вечером накрыл густой смог», — пишет на одном из форумов местный житель.

Вот что сообщают из Нижневартовска: «Вчера губернаторша прилетела, провела селекторное совещание. Итог: виновата погода, федералы, у которых космомониторинг лажает, и сами жители: мол, причина-то большинства пожаров — человеческий фактор! Признать свое разгильдяйство, пофигизм и то, что деньги на противопожарные мероприятия, похоже, ушли не туда… Задыхаемся второй месяц, а конца тому не видно».

«Неделю назад Барнаул, да и весь Алтайский край, были окутаны смогом, — рассказал „СП“ Алексей Грибков, председатель алтайской экологической организации „Геблеровское экологическое общество“. — При этом у нас в регионе ничего не горит, дым принесло из Томской и Новосибирской областей».

Григорий Куксин, руководитель противопожарного проекта Greenpeace России, рассказал корреспонденту «Свободной прессы», каковы реальные масштабы пожаров в Сибири, почему чиновники замалчивают информацию, а также о том, что даже всех сил страны уже не хватит, чтобы побороть огонь без дождя:

— С начала пожароопасного сезона ситуация крайне серьезна, ее даже можно назвать катастрофической. Этому способствуют и погодные условия — жаркое и сухое лето. Как и предсказывали многие эксперты, страна оказалась не готова к сезону пожаров. Во многом это связано с тем, что в прошлые годы в отчетах чиновников реальные данные искажались в десятки раз, поэтому сейчас власти просто не ожидали подобного развития событий.

Например, в прошлом году чиновники рапортовали, что по сравнению с 2010 годом удалось добиться снижения количества пожаров в полтора раза. Парадокс в том, что в 2011 году площадь лесных пожаров была в два раза больше, чем в 2010-м. Просто удалось это скрыть. Федеральный центр, в свою очередь, сделал вид, что верит субъектам, предоставлявшим такие данные. В результате было снижено финансирование на охрану лесов от пожаров. Безумные вещи творятся в законодательстве — с тем же лицензированием организаций, имеющих право бороться с пожарами.

И МЧС, и Рослесхоз обладают прекрасными системами мониторинга пожаров. У обоих ведомств есть доступ к системе спутникового мониторинга, которые прекрасно позволяют не только увидеть все крупные пожары, но и посчитать их площади. Они не могут не видеть, что сейчас в Томской области нелокализованные пожары действуют на площади несколько сотен тысяч гектаров. В официальных же отчетах приводятся гораздо меньшие цифры.

«СП»: — К чему это приводит?

— Сложно оказывать помощь: невозможно ее запросить, невозможно ввести режим ЧС. Невозможно использовать хотя бы те силы, которые остались. В итоге сейчас в Центральной Сибири пожарами, по нашим данным, охвачено около 500 тысяч гектаров леса. Общая площадь пострадавших от пожаров земель уже перевалила за 10 миллионов гектаров. К сожалению, эту цифру вряд ли когда-нибудь озвучат официально.

«СП»: — А вы откуда берете информацию?

— Это общедоступные данные с космических снимков. Причем это не просто дым, это те участки, которые или охвачены огнем, или уже сгорели: неделю назад были зеленые, сейчас уже черные. Даже в ведомственной системе Рослесхоза, в открытой ее части, любой пользователь может посмотреть и оценить масштаб пожаров. Это официальный государственный источник информации, на основании которого должны приниматься решения. Но решения принимаются на основании сводок из регионов, с многократными, подчас, искажениями. В результате на местах люди вынуждены бороться с пожарами, которых «как бы нет», гораздо меньшими силами, чем требуется. Ситуация сейчас полностью зависит от метеоусловий, поскольку технических средств недостаточно, чтобы справиться с задымлением. Имеющимися силами можно спасать населенные пункты, но справиться с пожарами — вряд ли. Остается ждать дождей.

«СП»: — Сейчас горят леса. А дойдет ли огонь до торфяников?

— Я только что вернулся с пожаров в республике Марий Эл. Здесь ситуация абсолютно повторяет сценарий 2010 года в Центральной России. Торфяники, пока немного, но горят. Чиновники же в упор доказывают друг другу и нам, что температура 150 градусов под землей — это не торфяной пожар. Что это — сказать не могут, но «точно не тлеющий торфяник». А это было в 10 метрах от ближайших домов.


Тем не менее Александр Адам, начальник департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды Томской области, особых поводов для тревог не видит.

— Экологическая обстановка удовлетворительная, — сказал он корреспонденту «СП» — В Томске и в Северске четыре раза в день проводим забор проб атмосферного воздуха по двум основным параметрам: содержанию угарного газа и взвесей в воздухе. Пробы отбираем в жилой зоне, чтобы отсечь влияние автотранспорта. По оксиду углерода в среднем у нас практически не превышает 1 ПДК (предельно-допустимую концентрацию). По взвешенным веществам — микрочастицам дыма — от 1 до 3 ПДК. Это по Томску, он сейчас в дыму.

В городе Стрежевой по оксиду углерода ПДК доходит до 2-х, максимум был 25 июля. По взвешенным веществам превышение составляет 4,5 ПДК.

«СП»: — А в динамике эти показатели ухудшаются или улучшаются?

— Все зависит от погоды. У нас сейчас стоит штилевая погода. Это плохо для населенных пунктов, потому что стоит дым, но хорошо для лесов, потому что пожары не так сильно распространяются. У нас роза ветров — северо-запад. И преобладает в основном ветер со стороны пожаров.

«СП»: — Каков прогноз, сколько это будет продолжаться?

— Вчера докладывал замначальника всероссийского Гидромета. Он сказал, что в конце июля ситуация с погодой может улучшиться. Но сказал, что прогноз ненадежен: антициклон пришел из Казахстана, и он закрывает всю Сибирь. Это блокирующий антициклон, который может долго продержаться. В конце месяца ждем гроз и дождей.


Крайне непростая ситуация в Новосибирске. Вот что сообщают жители города в интернете: «В Новосибирске ужасный смог», «Ждем дождя», «Новосибирск напоминает Сайлент хил. Дом через двор в дымке, пахнет баней. Жара…», «Новосибирск от Томска за 250 км, но и у нас смог непроглядный стоит».

Главный пульмонолог города Людмила Можина предупредила, что дым от пожаров может спровоцировать увеличение числа больных астмой, спровоцировать аллергию, а также самым неблагоприятным образом сказаться на количестве онкологических заболеваний. «Мы живем в крупном промышленном центре и подвергаемся воздействию нежелательных веществ в окружающей среде, поэтому среди местных жителей высока распространенность хронических бронхитов, бронхиальной астмы. Кроме этого, смог и неблагоприятные экологические условия влияют на рост опухолевых заболеваний», — приводит слова Можиной «Интерфакс».

Бьют тревогу и жители Хакасии: «У нас в Хакасии весь июль смог нереальный. Солнца не видно. Смотрел красноярские новости, говорили, что все под контролем, как раз в эти дни был самый сильный смог!»


В самых пострадавших от пожаров и дыма регионах Сибири проживает почти 7 миллионов человек. Накрывший огромный регион смог реально угрожает их здоровью.Директор НИИ пульмонологии, главный терапевт России Александр Чучалин в беседе с корреспондентом «Свободной прессы» не скрывал своих опасений:

— Ситуация крайне серьезная. Я хочу обратиться через «Свободную прессу» ко всем коллегам Томской, Новосибирской областей, да и вообще сибирского региона, как главный пульмонолог страны. Надо максимально использовать опыт врачей Москвы, который мы получили в период пожаров 2010 года. Среди различных компонентов, содержащихся в воздухе, наибольшее значение имеет угарный газ. Человек вдыхает его и подвергается хроническому токсическому воздействию монооксида углерода. Концентрация его может быть разной в окружающей среде. Больше всего здоровье людей зависит от дозы, которую он получает из воздуха. Один переносит хорошо, другой становится вялым, сонным, повышается артериальное давление, — в общем, появляются признаки токсического отравления.

Как правильно должны вести себя врачи.

Первое: они должны мерить количество монооксида углерода в выдыхаемом человеком воздухе. Все так называемые «центры здоровья», которые создавались в последние годы, имеют необходимое оборудование. Моя строгая рекомендация — померить количество угарного газа в выдыхаемом вашими больными воздухе.

Как помочь человеку? Желательно всех ориентировать на то, чтобы они как можно меньше находились вне помещений. В этой ситуации проветривать помещения нежелательно, лучше пользоваться средствами искусственного климата.

Из лекарственных средств, которые помогают защитить человека и максимально способствуют выведению угарного газа из организма, нужно использовать флуимуцил. Он является универсальным антидотом, который назначают врачи во всем мире, чтобы снять хроническую интоксикацию.

Также необходима коррекция по лекарственным препаратам, используемым в лечении. Особенно это касается лекарственных средств, назначаемых с целью водно-электролитного обмена.

Врачи должны обратить внимание на обострение хронических заболеваний. В первую очередь — легочных, сердечно-сосудистых и болезней центральной нервной системы. У человека, который дышит таким воздухом, в первую очередь поражаются кожа, глаза, слизистые, дыхательные пути. Сначала поражаются дыхательные пути. Несколько позже начинает реагировать свертывающая система крови организма, начинают образовываться тромбы в коронарных сосудах, сосудах головного мозга, и так далее. По официальным данным, в Москве, которая пережила экологическую катастрофу, число внезапных смертей в августе 2010 года составило более 8 тысяч. Поэтому врачи должны активно включиться, чтобы защитить человеческий организм. Нельзя прозевать ситуацию, нужно максимально использовать опыт, накопленный нами два года назад.


27 июля департамент природных ресурсов и охраны окружающей среды Томской области привел свежие данные по состоянию экологической обстановки. На 11 часов утра содержание угарного газа в Томске превышало ПДК в 2,1 раза, содержание взвешенных веществ — в 2,5 раза.

Чиновников, в отличие от самих жителей, это не пугает. По словам замначальника департамента здравоохранения области Елены Тимошиной, которые приводит «Интерфакс», в Москве два года назад было еще хуже. «Там превышение ПДК угарного газа было в 7 раз. У нас было максимум 2,4», — заявила Тимошина.

Тем временем остается парализованной работа томского аэропорта «Богашево»: самолеты отправляют в Новосибирск и Кемерово. Работа аэропорта приостановлена из-за пожаров, бушующих буквально в 60 километрах от областного центра.

Фото ИТАР-ТАСС/ Виктор Чавайн

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня