Общество

Защита Прилепина

Виктор Топоров о разучившихся читать

  
2325

«Письмо Сталину» Захара Прилепина породило и породит еще немало недоумений. Меж тем, в нем нет ни сколько-нибудь заметных передержек, ни даже особых полемических преувеличений. Просто мы разучились подобные тексты — по замыслу публицистические, а по форме (и, не в последнюю очередь, по качеству исполнения) художественные — читать.

«Письмо Сталину» написано в классическом жанре: перед нами речь «адвоката дьявола». Оно представляет собой заведомо провокационный тезис, предполагающий — пусть и по умолчанию — наличие антитезиса (столь же, впрочем, провокационного) или, наоборот, антитезис в ответ на тезис. Это сплошное «с одной стороны», подразумевающее и наличие некоего «с другой стороны».

Вот только «другую сторону» должен представлять кто-нибудь столь же нравственно, интеллектуально и риторически одаренный, как сам Захар. Да и столь же темпераментный, да и хотя бы вполстолько знаменитый и, не побоюсь этого слова, любимый. Однако таких «певцов во стане русских воинов» просто нет, а «во стане не совсем русских воинов» нет тем более. Дать Прилепину сдачи просто некому — вот и накидываются на него «всей оравой, гурьбой и гуртом». Впрочем, никакой «темной», никакой «кучи-малы» все равно не получается тоже. Только малоосмысленный и, честно говоря, малосимпатичный гвалт.

Причем сколько-нибудь развернутый ответ на «Письмо Сталину» вообще-то совершенно не обязателен. Вполне хватило бы и элементарной констатации — «а все же, при всех справедливо описанных Прилепином достоинствах и заслугах Сталина, тот — самое настоящее чудовище». Но для того, чтобы произнести такое, нужно сначала эти достоинства и заслуги за Сталиным признать. Однако признавать не хотят — и кричат поэтому, как на базаре. Кричат, визжат, галдят — и ощущают себя при этом дерзкими тираноборцами.

Вот берет слово, допустим, Виктор Шендерович. Здесь два любопытных момента:

1) твердя о якобы имеющих место прилепинских «подлогах», Шендерович с подлога же и начинает: «Письмо Сталину» опубликовано не в «Завтра» (где оно только перепечатано, как, кстати, и в ряде других мест), а на сайте «Свободная пресса» (где автор Письма подвизается шеф-редактором); меж тем, в ответе Шендеровича именно факт публикации в «Завтра» и перепевается на разные лады как главная, да чуть ли не единственная улика;

2) остроумно, как ему кажется, сравнивая антисемитизм с сифилисом (потом ту же тему разовьет Дмитрий Быков), Шендерович словно бы не замечает, что оскорбляет не «нижегородского милиционера» (как теперь, разобидевшись, именуют Прилепина в ЖЖ и в ФБ), а всю великую русскую литературу в целом. То есть остряк-самоучка Шендерович, а вслед за ним и паралимпийский чемпион по литературному пятиборью Быков объявляют сифилитиками Пушкина и Гоголя, Достоевского и Толстого, Чехова и Лескова, Куприна и Розанова, Фета, Блока, Булгакова, да и Пастернака тоже.

Интересно также, что буквально все нынешние обвинители Захара Прилепина — большие мастера обижать других, но еще большие мастера обижаться сами. Невозможно сосчитать, сколько раз тот же Шендерович обозвал своих оппонентов Шариковыми и — с усилением — Полиграфами Полиграфовичами Шариковыми. А когда его самого — строго симметрично и по тем же лекалам — обзывают Матрасом Матрасовичем Швондеровичем, популярный либеральный автор тут же, теряя лицо, верещит об антисемитизме. Да и не он один.

Главное возмущение в «Письме Сталину» вызвали имя адресата (и прилепинские славословия ему) и собирательное имя отправителя — либеральная общественность, которое многие предпочли прочесть как «советские евреи и их потомки». Как я покажу дальше, не всё просто и со Сталиным, но давайте сначала разберемся с либеральной общественностью.

Как там звучало в годы войны в нацистском плену? «Жиды, коммунисты, комиссары, выйти из строя!» По тому же скорбному списку расстреливали пленных еще в гражданскую. Вот эти-то три многомиллионные категории населения — частично накладывающиеся друг на друга, но все же различные — и спас Сталин (хорошо, условный Сталин) в годы ВОВ от стопроцентного истребления силами немецких захватчиков. Три, а не одну! И от имени всех трех, и от имени потомков всех трех и написал свой издевательский памфлет Захар Прилепин.

Да, Сталин (условный Сталин) и сам изрядно потрепал их ряды. По-разному и в разное время, но потрепал. Но он же их и спас от Гитлера. Да, положив в семь слоев русский народ — то есть прежде всего пехоту. Но он же — и вряд ли кто-нибудь осмелится это отрицать, хотя бы наедине с самим собой, — сделал именно эти три категории населения главными выгодополучателями развитого социализма или, как его стали называть позднее, социализма реального.

Ну, а потомки выгодополучателей его предали. Больше того, стали, строго по Евгению Шварцу, первыми учениками в школе предательства. Стали учителями в школе предательства, если начистоту. Вот об этом — и только об этом — написал Прилепин. Черепа он никому не мерил — и обвинять его в этом было бы (и стало) очередной подтасовкой, очередным подлогом.

Меж тем, некая молодая израильская мама написала возмущенный ответ Захару Прилепину. Вы его легко найдете в ФБ: там сотни перепостов. Пожаловалась, естественно, на притеснения по 5 пункту (оказывается, ее дедушку демобилизовали, так и не дав ему генеральского звания, а ее бабушке не дали сталинской премии за атомную бомбу — как будто не было у нас ни еврейских генералов, ни еврейских лауреатов сталинской премии), и т. д., и т. п. Меня же, еврея по крови и по самоощущению, особенно удручил один из комментариев, принадлежащих самой этой, по-видимому, милой женщине. Вот он, этот фантастический по нравственной слепоглухоте коммент:

«Мне кажется образование должно помогать. Нужно с утра до вечера всем читать Разгона, Гинзбург, Гроссмана. Может постепенно поможет. Я сейчас по случайному совпадению Гинзбург перечитываю, поэтому особенно хотелось Захара отхлестать по щекам… Это совершенно случайно все эти авторы были евреями по происхождению, для них тогда это не имело значения…»

Ну да, вот и Захар Прилепин считает, что совершенно случайно. Вышла Евгения Гинзбург замуж за крупного большевика Павла Аксенова, а потом их обоих — главных выгодополучателей режима — подвергли репрессиям. И сына — будущего писателя Василия Аксенова (сначала советского писателя, а потом антисоветского) — отправили в детский дом, по окончании средней школы в котором он поступил в ленинградский мединститут… Да и Василия Гроссмана лучше читать по порядку, начиная с полной хвалы Сталину эпопеи «За правое дело».

Сталин, как это ни странно, обошелся с ленинским наследием точь-в-точь, как Путин — с ельцинским (по ленинской же формулировке): по форме верно, а по сути — издевательски. В частности, и в еврейском вопросе. Ленинская мысль была заменить русскую интеллигенцию — и дворянство, и духовенство — инородческой, в том числе и еврейской (и смешанно еврейской). Сталин так и сделал, осыпав благами, но поставив ее при этом на колени, стоять на которых ни подлинной интеллигенции, ни родовому дворянству, ни истинному духовенству как-то не свойственно. А вот советская интеллигенция (в первую очередь, так называемая творческая) на колени встала — чего не может простить Сталину и по сей день… И об этом как раз и пишет Прилепин. Издевательски и провокационно пишет от ее имени.

И, наконец, о Сталине. Прилепинское «Письмо» формально адресовано ему — и это, разумеется, ослепило многих и многих. Не дав им возможности заметить, что речь в письме идет не о Сталине, а об условном Сталине. Речь идет о советском строе, речь идет о социалистическом проекте. О проекте бесспорно великом и, возможно, величайшем в истории человечества. О крушении этого исполинского проекта. Об обрушении его, прежде всего, изнутри.

О проекте, да, сталинском. А сам Сталин был, повторяю, чудовищем. Кто бы спорил. И ни в коем случае не был Махатмой Ганди. При котором, кстати, и под влиянием идей которого пролилось крови ничуть не меньше, чем при «кремлевском горце».

В день, когда я уже обдумывал эту статью и обсуждал ее тезисы с друзьями и «френдами» в ФБ, мне прилетел коммент от нефренда: «Прилепин по сравнению с Топоровым — порядочнейший человек. Хотя, конечно, и мразь». Это написал некий «русский писатель еврейского происхождения» (сказано в Википедии) 60 лет, родом из Днепропетровска, на ПМЖ в Германии. Речь идет, в том числе, о нем (а у Прилепина — и от его имени), но, разумеется, не для него.

Иллюстрация: Говорков В. Плакат.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня