Общество

Александр Храмчихин: «Кто, с кем и за что будет воевать в Арктике?»

Озвученные секретарем Совбеза РФ планы Москвы по усилению охраны Севморпути выглядят блефом

  
124

На днях секретарь Совета Безопасности РФ Николай Патрушев сообщил: «Сформирован перечень ключевых объектов двойного назначения в удаленных районах арктических морей по трассе Северного морского пути, которые необходимо развивать в интересах обеспечения временного базирования боевых кораблей (судов) Военно-Морского Флота и Пограничной службы ФСБ России».

Заявление секретаря Совбеза наверняка вызовет острый интерес не только в России, но и за рубежом. Потому что прозвучало оно на фоне непрекращающегося спора о национальной принадлежности арктического шельфа и обостряющейся борьбе за право добычи на нем природных ресурсов, которую ведет уже около десятка стран. В 2008—2009 гг. правительство США осуществило геологическую разведку региона, по результатам которой сделало вывод, что около 30% мировых запасов природного газа и 13% нефти залегает в Арктике — преимущественно в море на глубине менее 500 метров. Пока доступ к ним либо физически невозможен, либо экономически нерентабелен. Но ученые прогнозируют, что скоро ситуация радикально изменится.

Так, в 70-х гг. XX века площадь льдов Арктики составляла примерно 8 млн. кв. км. В 2007-м от них осталось всего 4,3 млн. Стремительное таяние продолжается. В частности это утверждает американский геолог Лоуренс Смит в книге «Новый Север: мир в 2050 году». Выходит, скоро станет возможным и куда более интенсивное, чем нынче, использование Северного морского пути. Он способен стать реальной альтернативой «южному» марщруту, проходящему через Суэцкий канал. Потому что сокращает плавание из Западной Европы, например, в Японию на 5−8 тысяч километров.

На фоне этого естественно стремление России обеспечить безопасность своих северных границ и защиту собственных экономических интересов в Заполярье. И присутствие наших боевых и пограничных кораблей на трассе Севморпути тоже представляется нелишним. Однако насколько оно реально? Мы попросили бывшего командующего 5-й Средиземноморской оперативной эскадрой, бывшего начальника Главного штаба ВМФ адмирала Валентина Селиванова прокомментировать «арктические» планы Москвы. Адмирал заявил «СП»:

— Северный Ледовитый океан потому и называется Ледовитым, что покрыт льдом. Раньше зимой там без ледокола пройти было нельзя, а зайти в бухту даже и с ледоколом невозможно. Но в последние годы Северный морской путь становится все более доступным для судоходства. Например, в прошлом году небольшой военный корабль в сентябре прошел весь путь от Мурманска до Чукотки без ледокола, даже нигде не останавливаясь. То есть ледовая обстановка изменилась. Поэтому с учетом все ужесточающейся борьбы за ресурсы Арктики совершенно логична потребность в пунктах маневренного базирования нашего флота по всей трассе Севморпути.

«СП»: — В прошлых интервью вы неоднократно сетовали, что за последние 20 лет мы не построили ни одного крупного боевого корабля. Что будем базировать в новых северных морях?

— Разумеется, об этом нужно думать уже сегодня. Нужны новые надводные корабли, способные плавать в высоких широтах. Нужны новые подводные лодки. Возможно — корабли на воздушной подушке, которые могут ходить и по воде, и по льду. Будем надеяться, что все это удастся построить хотя бы к 2020 году. Напомню, президент обещал, что к тому времени у нас появится 50 новых кораблей различного класса и назначения.

«СП»: — Мы не утратили технологии строительства кораблей усиленного ледового класса для северных широт?

— Не утратили. Другое дело, что десять лет на этом направлении не было никакого движения. Найдутся ли теперь люди, которые с чистой совестью и заботой о флоте внедрят эти технологии в металле — это, конечно, вопрос.

«СП»: — В советские годы в Арктике существовали пункты базирования, подобные тем, что планируют построить сейчас?

— Нет. Но тогда была другая военно-политическая обстановка и другие угрозы. Одно время на Новой Земле лет десять базировалась бригада эскадренных миноносцев. Восточнее никаких пунктов базирования у нас никогда не было.

Комментарий заместителя директора Института политического и военного анализа Александра Храмчихина:

— В России всерьез можно относиться только к тому, что уже начали реализовывать на практике. А до этого, как показывает опыт, наши руководителя могут обещать что угодно. А потом даже не попытатся воплотить обещанное в жизнь.

Если все же и в самом деле приступим к созданию пунктов базирования кораблей на трассе Севморпути - хорошо. Потому что у нас гигантское арктическое побережье, которое вообще никем и ничем не охраняется. Военно-морские базы есть только в Баренцевом море. То есть — на крайней западной оконечности Севморпути. Дальше на восток — пустота. Но надо ясно понимать, что такие базы, о которых заявил Патрушев, будут очень дорого стоить. Потому что природные условия там очень тяжелы. Неизбежно возникнут большие трудности со снабжением — железных дорог в тех краях почти нигде нет.

«СП»: — По сравнению с советским периодом наш Северный флот сегодня ослаблен. Если на него будут возложены еще и задачи по охране Северного морского пути, справится ли он?

— Наличие пункта базирования не означает, что в нем обязательно должны стоять корабли. Количество боевых единиц в составе флота в данном случае значения не имеет.

«СП»: — Для использования на Севморпути потребуются специальные корабли, адаптированные к северным широтам? Вероятно, возникнет необходимость вносить изменения в программу строительства ВМФ?

— Как известно, льды Арктики тают. Условия плавания там в последние годы все более смягчаются. К тому же у нас есть ледокольный флот. Поэтому это не самое главное. Основное препятствие в том, что новые базы в Арктике — очень дорогой проект. Плюс — неизвестно, как и когда конкретно он будет реализован.

«СП»: — Как на новые планы Москвы в Заполярье отреагирует Запад?

— А почему он должен реагировать? То, что мы делаем на своей территории, — наше личное дело. Мы же не запрещаем западным странам что-то подобное делать у себя.

«СП»: — Это так, но когда происходит нарушение военно-политического баланса, пусть даже за счет мер, принятых на своей территории, как правило, другая сторона отвечает соответствующим образом.

— Мне не очень понятно, каким может быть ответ, если пункт базирования как набор причальных сооружений будет создан где-нибудь в Тикси? Причем, без постояннного присутствия кораблей в нем. Неясно даже с чьей стороны ожидать ответных мер в этом случае. Потому что от Тикси до ближайшей «не нашей» территории — несколько тысяч километров.

«СП»: — Где можно было бы разместить новые российские базы?

— Вряд ли кто-то станет строить базы с нуля. Скорее будут развивать уже имеющиеся порты на Севморпути: Диксон, Ямал, Тикси, Певек.

«СП»: — Если мы хотим обезопасить свои северные морские границы, не дешевле ли было бы разместить там противокорабельные ракетные комплексы?

— Я в принципе не представляю себе морских боев в Арктике. Потому что не знаю кто, с кем и за что там будет воевать. Хотя бы в силу природных условий региона.

Фото: Дарья Шлыкова и Ярослав Никитин

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня