18+
пятница, 22 сентября
Общество

Срочно требуются шерифы?

В Выборгском районе Ленобласти жители перекрыли трассу, возмущенные мигрантами

  
48

В России должны появиться шерифы. Примерно такие же, как в Соединенных Штатах. Только им будет под силу детально знать обстановку на поднадзорных территориях, поскольку нынешним малочисленным участковым это не дается. Только с помощью шерифов властям удастся, наконец, взять под контроль все обостряющиеся отношения местного населения с мигрантами. Так, как выяснилось, считает губернатор Ленинградской области Александр Дрозденко. Свои предложения на этот счет он намерен направить в Госдуму. А озарение посетило губернатора после случившегося на днях побоища в поселке Победа Выборгского района. О том, что что-то подобное там давно зрело, власти, как выяснилось, и не догадывались.

Напомним, на днях в поселке едва не случился «суд Линча». Местные жители, вооружившись, кто, чем смог — от палок и кочерги до травматического пистолета — выступили против мигрантов из Средней Азии. Произошло это после того, как стало известно о нападении на одну из жительниц поселка, 45-летнюю женщину. Ближе к концу дня она спешила на птицефабрику «Ударник», где должна была заступить в ночную смену. Дорога на фабрику тут одна. С одной стороны — поле, с другой — перелесок. На полпути к работе женщину догнал неизвестный. Как предполагается, он загодя дожидался случая у дороги. Обрушил сзади на голову несчастной удар чем-то тяжелым, затащил в кусты, жестоко там избил, а потом изнасиловал.

Едва отойдя от случившегося, женщина обратилась с заявлением в местное отделение полиции. По её показаниям, нападавший мужчина был ярко выраженной азиатской внешности. Пусть и нечетко, учитывая полученные травмы (перелом носа, нескольких ребер), но потерпевшей запомнились некоторые его приметы.

Пока поселковый участковый опрашивал женщину, составлял протокол, люди в Победе, узнавая по «сарафанному радио» о ЧП, стали собираться на улице. В короткое время на центральную площадь вышло около тысячи человек — из 2,5 тысяч, проживающих здесь. Дальше все развивалось стремительно.

Часть местных, в основном мужчин среднего и старшего возраста, а также дачники из Питера рванули к недостроенным «птичникам», ещё несколько лет назад приспособленным под общежития для мигрантов. Толпа вытаскивала оттуда сопротивлявшихся мигрантов за ноги, за волосы.

Другая группа, человек примерно триста, вышла на автодорогу, ведущую к всегда оживленной международной трассе «Скандинавия», пытаясь перекрыть её. Кто-то тем временем вызванивал из административного центра Рощино представителей муниципальной власти и полицию.

Те подъехали нескоро. Как признался позже заместитель прокурора 47-го региона Сергей Есипов, в «Рощинском городском поселении» не сразу поверили в происходящее. То ли из-за недальновидности, вызванной постоянными мелкими конфликтами местных с приезжими из среднеазиатских республик — а последних в районе уже целые анклавы. То ли потому, что дело шло к ночи, и лень было сниматься с места, хотя до Победы менее получаса езды на машине. Когда же прибыли, с трудом смогли утихомирить разгневанных людей.

Сами жители некогда богатого поселка говорят: «Чего-то подобного ждали давно, рвануть могло и месяц назад, и весной, и прошлой осенью».

В советское время Победа славилась своей птицефабрикой «Ударник». Та была успешным предприятием. Выстроила для своих работников кирпичные жилые дома. Был тут и прекрасный клуб, принимавший звезд отечественной страны, уютные кафе, которым завидовали даже жители Выборга.

Одно из кафе в центре поселка уже лет пять как «реорганизовано» под общежитие. Заселяют его, в основном, выходцы из южных республик бывшего СССР. Они, а не местные жители, преобладают теперь среди работников птицефабрики. В 1990-е годы, вскоре после приватизации «Ударника», успешное и востребованное многие годы производство быстро пришло в упадок. Чтобы сохранить его, новые владельцы резко сократили зарплату, свели до минимума социальные льготы. Результат не замедлил сказаться: местные отказались там работать. Наметившийся дефицит рабочих рук быстро восполнили мигранты.

В Выборгском районе Ленобласти, а это 200 км от Петербурга, где располагается областное правительство, руководство регионального УФМС и МВД, особенно много приезжих на заработки из Таджикистана и Узбекистана. Места живописные и во всех смыслах перспективные для них: много поселков и деревень, дачные хозяйства, частные лесопилки. Сезонной (и не только) работы всем хватает. Как и мест для проживания.

В Победе мигрантам уже давно не хватает мест в обшарпанной, с явными признаками антисанитарии «общаге» (бывшем центральном кафе), и в недостроенном «птичнике». Для выходцев из кишлаков — не проблема. Селятся в близлежащем лесу, выстраивая среди буреломов шалаши. Об этом рассказывают местные жители.

— Когда поднялся этот шум из-за нашей избитой и изнасилованной землячки, они все в лес и рванули. Я лично наблюдала, как прыгали из окон, неслись поодиночке и группами, толкая друг друга, торопясь спрятаться в чаще, — поведала «СП» Лидия Горбенко, одна из жительниц, как она подчеркнула, «в третьем поколении». — Мы сами в наш лес давно не ходим. Там теперь свалка на свалке, постоянно костры жгут. Да и страшно. Бог с ними с грибами, ягодами, здоровье дороже.

«СП»: — А почему раньше не вызывали полицию, миграционную службу?

— Почему же, вызывали! А они не едут. Говорят, у них людей не хватает. Когда в понедельник увидела сотрудников миграционного контроля, подошла к их начальнику, кажется, подполковнику, спросила: не стыдно за то, что произошло у нас, в том числе по их вине? Он плечами пожал: а мы не знали, что тут может быть столько нелегалов.

Оцепив поселок, полицейские стали задерживать и препровождать в автобусы всех «нерусских», попавшихся на глаза. Набралось больше 70 человек. В основном — мужчины в возрасте 23−33 лет. Большинство едва говорят на русском языке. К утру вторника стало известно, что как минимум 52 из них не имеют не только разрешения на работу, но и права пребывания на территории России. Некоторые уже не раз «светились» во время рейдов в других районах региона, были депортированы. Но очень быстро вернулись.

Среди них, как подтвердили корреспонденту «СП» в прокуратуре Ленобласти, и главный виновник ЧП — 33-летний Санжар Рустамов. Его задержали во вторник около Рощино. Там, кстати, у лесочка, несколько заброшенных ведомственных пансионатов. Как говорят, их одно-двухэтажные здания давно облюбовали мигранты.

Рустамов — гражданин Узбекистана. Он не первый раз в России. Был у нас однажды осужден на четыре года (правда — условно) за избиение до смерти человека. Регистрации у него, как и предполагалось, нет. Сейчас выясняется, сколько времени он провел в поселке Победа, кем работал на птицефабрике. В насилии над женщиной Рустамов сознался. Не исключено, что он причастен и к другим преступлениям на территории региона.

Администрация Выборгского района, в чьем ведении и Победа, сейчас, после ЧП, удивленно пожимает плечами: как такое могло случиться? Почему? Мол, был «нормальный поселок». Такое впечатление, что власть имущие районного масштаба просто «дурочку валяют», намерено дезинформируя вышестоящее начальство и журналистов. Не могут же, в самом деле, не помнить, как всего два года назад, холодной зимой 2010-го, люди здесь буквально «давали дуба» от жуткого холода в квартирах. Температура воздуха не превышала тогда в домах поселка плюс 10−12 градусов. Обогревались, кто как мог — газовыми духовками, утюгами, даже костры разводили в тазах. Обращения в поселковое и рощинское ЖКХ, в администрацию района результата не дало. Смилостивилась природа, сменив морозы на оттепель.

Чуть позже птицефабрика «Ударник» по требованию местных жителей, пригрозивших бунтом, начала было ремонт своей котельной, обеспечивающей жизнедеятельность не только «птичников», но и десятков жилых зданий. Но с властью согласован ремонт не был. Потому его вскоре приостановили. Да так до сих пор и не закончили. Вокруг котельной горы строительного мусора, канавы.

К слову, жилой фонд поселка передан в ведение муниципальной власти только нынешней весной после того, как сельчане написали письмо бывшему земляку (несколько лет отвечал за сельское хозяйство в Ленинградской области) и тогда — зампреду правительства РФ Виктору Зубкову. Неизвестно, дошло ли то письмо до адресата, он ли дал команду, или сельчане только пугали муниципалов, но власть засуетилась, выделила из бюджета «Рощинского поселения» 7 млн рублей «на решение первоочередных вопросов, в том числе, ремонт жилья». Как заметил по этому поводу старожил Победы Михаил Иванов, этих «бешенных денег» хватит в лучшем случае «на пару крыш» — настолько плохи старые здания, находившиеся вплоть до 2012 года в ведении частной птицефабрики «Ударник».

Подобного рода примеров — множество. И наверняка не одна Победа в таком печальном положении. Сетуя на то, что «привлечение к работе мигрантов — вынужденная мера», и работодатели (в данном случае с птицефабрики), и власть практически ничего не делают для того, чтобы местные жители, в первую очередь молодежь, оставались в родных местах.

— Условия на «Ударнике» скотские, кругом грязь и антисанитария, — делится впечатлением Лидия Горбенко. — Я хотела поработать там минувшей весной. Силы есть, думала, будет добавка к пенсии. Но только зашла на ферму, глянула, сразу пропало желание. А зарплата там, знаете, какая? 20 тысяч рублей в месяц. Ну, кто из молодежи согласится? Вот и набрали непритязательных мигрантов.

Во вторник, отчитываясь перед областным начальством, глава администрации Выборгского района 47 региона Александр Лысов охарактеризовал ситуацию с незаконными мигрантами в Победе как «интересную». Объяснил её тем, что «в районе очень мало участковых». «В Рощино работает 3 человека вместо 9, положенных по штатному расписанию, — сказал Лысов. — Нет у нас сегодня участковых, которые могли бы в каждый дом прийти, изучить проблемы. И в этом не мы виноваты».

Что ж, может, и в самом деле шерифы по типу американских — наше спасение, особенно в отдаленных от центра уголках страны?

— Похоже, губернатор Дрозденко совершенно не понимает значения и сути работы шерифа, — комментирует по просьбе «СП» генерал-майор милиции в отставке Аркадий Крамарев, бывший в 1990-е годы начальником ГУВД Петербурга и области. — Шериф — не участковый, и не полисмен. Он представляет судебную структуру. Упрощенно говоря, это действующий на месте судья. Шериф выезжает на место, сам оценивает ситуацию, сам принимает решение о наказании тех или иных людей. Если требуется — вызывает на подмогу полицейских. У нас такой службы нет в принципе. Не в традициях нашей страны. Конечно, можно попробовать ввести институт шерифов. Почему нет? Но надо понимать, что пройдут годы, прежде чем он утвердится, начнет работать. А до этого времени столько дров сумеем наломать, такое беззаконие начнется! Зачем что-то придумывать, у кого-то заимствовать? Есть давно зарекомендовавшая себя служба участковых. Не хватает людей на этой службе? Потому что зарплата не соответствует их практически круглосуточной и часто без выходных работе. Вот о чем надо подумать сейчас в первую очередь. Правительство объявило о резком увеличении окладов полицейским, но закон этот пока так и не начал работать в полную силу. Многие служивые до сих пор не дождались обещанных прибавок.

Фото: ИТАР-ТАСС/Николай Рютин, Денис Русинов

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня