Общество

Успехи отечественного автопрома

Иван Давыдов о том, как он посещает суд

  
147

Не знаю даже, с чего начать. Наверное, так. Я не жадный, это важно для понимания дальнейшего. Бездна разнообразных пороков свойственна мне, но я не жадный. Спросите у друзей, не дадут соврать.

И вот тем не менее, с упорством, достойным, вероятно, лучшего применения, который месяц я сужусь с Российской Федерацией ради того, чтобы не платить штраф в тысячу рублей. Восьмого мая, когда закона, разрешающего силовикам охотиться на прохожих, еще не было, но охота зато как раз была в разгаре, я шел по улице Никитская. На пересечении Никитской с бульварами охотники меня поймали и после полуторачасового катания по Москве доставили в окраинное ОВД. Там — еще через пять часов — мне сообщили, что я участвовал в незаконном митинге, выдали копию протокола и отпустили. А потом судили и присудили штраф в тысячу рублей.

Мне не жалко этой тысячи. Честно. Но я не ощущаю себя виноватым. Я не участвовал ни в каких массовых мероприятиях в тот вечер. Я шел по улице в компании одного (одного!) приятеля, обдумывая на ходу, где бы мне в честь наступающего праздника принять порцию союзнического виски. В общем, сужусь вот теперь. И как раз вчера, не с первой, замечу, попытки, суд таки рассмотрел мою апелляцию.

И знакомство даже в этой моей — абсолютно безвредной и безопасной — ситуации с работой судебной системы отечества как-то удивило, что ли.

Заседание было назначено на одиннадцать утра, а началось часов около семи вечера. Но это нормально. Это, как я уже успел выяснить, в российских судах принято. Восемь часов просидев в коридоре на неудобном стуле — и это, впрочем, не пытка, чего уж там, — я дождался своей очереди и вошел в зал.

Тут еще объяснение нужно. Меня, вообще, судят-то редко. Вернее, впервые. Я почему-то законопослушный. Я суд в кино только видел: зал, зрители, судьи, торжественность, благородство. А тут — обычная комната, в центре стол, на нем ворох бумаг, за столом — симпатичная девочка-секретарь, и на отдельном возвышении судья в мантии. И парта какая-то школьная. Ни здравствуйте, ни до свидания, ни даже встать, суд идет.

Ну, я и спрашиваю:

— Извините, мне садиться?

И тут происходит нечто, чего я даже в кино не видел:

— Да уж не ложиться, — отвечает мне довольно зло федеральный судья, суровая дама в мантии. Отдельная ветвь власти. Некоторые даже почему-то думают, что главная.

В общем, я растерялся.

Дальше скучное.

Я попытался объяснить, что в мировом суде меня толком и слушать не стали, свидетелей моих вообще отказались вызывать, не мотивируя решения, показания записали неправильно, сообщив, что это «несущественно», ну и т. п.

И, чтобы обстановку как-то разрядить, сообщаю также, что, если верить протоколу, между задержанием и составлением бумаги — уже в ОВД, прошло три минуты. А там по прямой — километров тридцать.

— Оперативненько работают, молодцы, — похвалил судья полицейских.

— Автобус при этом должен был ехать со скоростью 600 километров в час, — добавил я просто так уже, спора ради.

— Почему вы считаете, что это невозможно? — спросила меня третья ветвь демократической нашей власти.

И то, действительно. Такое думать про отечественный автопром, при том, что в Уголовный кодекс вернулась, похорошев, статья о клевете.

— Кроме того, — сказал я, — в предыдущем постановлении написано, что я должен был лично выяснить, законно ли массовое мероприятие, в котором я участвовал. Я, повторюсь, просто шел по улице, но сама постановка вопроса мне кажется странной. Такого требования даже в новом законе о митингах нет.

— Там не может быть такого написано.

Я зачитал:

— «В ходе судебного заседания личность организатора рассматриваемого публичного мероприятия установить не представилось возможным, вместе с тем, Давыдов И.Ф., участвуя в митинге, шествии, пикетировании обязан был выяснить законность его проведения. Принимая участие в митинге без подачи уведомления, и не проверив значимые для публичного мероприятия обстоятельства (наличие предусмотренного Законом уведомления), Давыдов И.Ф. тем самым совершил противоправные действия». Вот, написано.

— Ну, и ладно, — сказала судья.

Ну и ладно. Потом, разумеется, мою апелляцию отклонили, но я не ленивый, я еще одну напишу.

И вот тут можно было бы с пафосом. О суде, как специальном месте, где гражданам РФ наглядно и довольно профессионально демонстрируют их бесправие и бессилие. О подрыве основ. Или, допустим, устоев. И так далее. Но незачем.

Мне ведь, наоборот, радостно от того, что судьи наши так верят в успехи отечественного автопрома. Это дает надежду.

Это дает надежду на то, что скоро здесь будет другая власть. Работайте, судьи. Спасибо вам.

Фото: Андрей Стенин/Коммерсантъ

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Владислав Шурыгин

Военный эксперт

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня