18+
суббота, 23 сентября
Общество

Диагноз для министра обороны

В центре Питера закрывают старейший в России военный госпиталь

  
174

«Пациентов больше не принимаем. Госпиталь закрывается», — по-военному четко отвечают с понедельника на звонки в приемном отделении одного из старейших и лучших в России медицинских учреждений — окружном военном госпитале № 442 в Санкт-Петербурге, расположенном в самом центре Северной столицы, в двух шагах от Смольного. До недавнего времени здесь одновременно лечилось до 1200 человек.

Информация о решении нынешнего главы минобороны РФ Анатолия Сердюкова закрыть окружной госпиталь долго держалась в секрете. Хотя слухи об этом ходили давно. Ещё с минувшей зимы, когда на Суворовский, 63, где расположен в Петербурге окружной госпиталь, зачастили министерские комиссии. Как вспоминают сейчас сотрудники, члены комиссии придирчиво изучали документацию, особенно финансовую, с пристрастием расспрашивали больных в палатах о том, как их лечат, насколько профессионален медперсонал.

«Я давно слышал о намерении ведомства Сердюкова закрыть данный госпиталь, — сказал „СП“ генерал-майор МВД в отставке Аркадий Крамарев, — но надеялся, вместе с моими армейскими товарищами, что до этого не дойдет. Все-таки одно из лучших в стране медицинских заведений для военных. В нашем ведомстве тоже была проведена реформа, сумели как-то обойтись без кардинальной ломки».

В ведомстве господина гражданского руководителя военного министерства без ломки никак не могут. Массовое сокращение воинских частей и подразделений, а также учебных заведений уже привело к катастрофическому бегству профессионалов из Вооруженных Сил. Теперь, похоже, настал черед военных медиков. Начав с Военно-медицинской академии им. Кирова, которую собираются передислоцировать из исторического Петербурга в район целинной станции Горская, Сердюков и Ко взялись за госпитали.

В минувшую пятницу до личного состава 442-го окружного была официально доведена информация о приказе, подписанном министром Сердюковым с недвусмысленной формулировкой: «Реорганизация путем расформирования». Прием плановых больных, как удалось узнать, завершается здесь уже с 1 сентября, а к 1 декабря текущего года госпиталь, в котором ещё недавно насчитывалось 1200 коек и несколько тысяч человек медицинского персонала, должен быть закрыт «окончательно и бесповоротно».

— Никаких комментариев! Ничего не знаю о закрытии нашего медицинского учреждения, — был, тем не менее, категоричен и.о. начальника госпиталя, начмед, подполковник Сергей Епифанов.

Чего он, интересно, теперь-то боится?..

В Министерстве обороны РФ корреспонденту «СП» сказали, что «данное решение принято в рамках продолжения военной реформы». Имеется в виду, в частности, преобразование военных округов России. С 2010 года Ленинградского военного округа, которому принадлежал госпиталь, уже нет. Его объединили с Московским. На этой основе сформирован Западный военный округ. А коли так, рассудили в Минобороны РФ, и окружной госпиталь тоже должен быть один. Решили оставить тот, что давно работает в подмосковном Подольске.

— Да, велено сворачиваться, — печально констатировали в отделении нейрохирургии 442-го госпиталя. Фамилию моего собеседника не называю намерено, он человек служивый и надеется ещё послужить, пусть и на другом посту. — Честно сказать, к этому все шло. Нам прямо о закрытии не говорили, но постоянно что-то менялось. Число коек в отделении, например, ещё два года назад было 40, потом стало 25, сейчас 20. Многих больных, которых прежде безоговорочно клали к нам на лечение, с некоторых пор стали отправлять в другие больницы.

«СП»: — Насколько я знаю, после 2005 года было заметно улучшено финансирование отделения, ваш прежний начальник Андрей Чирков провел ремонт палат и кабинетов, приобрел недешевое современное оборудование. И вдруг — все закрывается?..

— Да, Андрей Александрович Чирков много сделал для того, чтобы наше нейрохирургическое отделение было в числе лучших в стране. Мы успешно проводили сложнейшие операции, возвращая военнослужащих в строй. Обращали на это внимание проверяющих комиссий. Работать бы и работать! Тем более столько средств было вложено в улучшение условий работы. И не одного нашего отделения — всего госпиталя! Но министерским комиссиям до наших доводов не было никакого дела.

«СП»: — Есть куда уйти персоналу, прежде всего врачам, имеющим богатый опыт полевой и госпитальной хирургии?

— Выбор не слишком велик. Несколько человек надеются получить кафедры в медвузах Петербурга. Кто-то получил предложение из частных клиник. Всё решится ближе к декабрю. Может, министерство что-то предложит…

Уничтожение госпиталя, в котором проходило лечение до 20 тысяч больных в год, люди знающие связывают с той территорией, которую он занимает со времен своего основания в 1835 году по указанию императора Николая I. Площадь её — 8 га, место расположения — ныне респектабельный Суворовский проспект. Ближайшие соседи — администрация Петербурга (Смольный) и администрация Ленобласти. Один из собеседников корреспондента «СП» дал понять, что сама идея выселения (поначалу хотели именно переселить, а не закрыть) окружного госпиталя принадлежит экс-губернатору города Валентине Матвиенко. Мол, пошла на поводу у бизнеса, согласилась на продажу лакомого участка.

Косвенно подтвердил эту информацию один из руководителей закрывающегося госпиталя, заметив на мой вопрос о том, что же теперь будет в его исторических зданиях, что «приглядели его для себя богатые московские инвесторы из числа кремлевских друзей».

Госпитальные здания, к слову, в большинстве своем имеют охранный статус «вновь выявленных объектов культурного наследия». Среди них — главный корпус исторического военно-сухопутного госпиталя, Аптечный флигель, Прачечный и Сушильный корпуса (все это постройки 1835-го — 1840-го годов), а также здание Клиники для душевнобольных (1890 — 1894 гг.) строились и использовались прошедшие полтора с лишним столетия целенаправленно в медицинских целях.

Коль уж речь зашла об исторической значимости — бывший Николаевский (теперь — 442-й окружной) госпиталь был все долгие годы не только лечебным, но и научным заведением. Достаточно назвать имена тех, кто работал здесь: Николай Склифосовский, Роман Вреден, Петр Куприянов, Владимир Бехтерев.

Да что нынешнему министру какие-то там медицинские светила, исторические интерьеры, научное наследие? Он вряд ли и слышал-то обо всем этом. Как и о первом в России Военно-морском госпитале, учрежденном в Петербурге личным указом Петра Великого в 1712 году. Тот расположен неподалеку от Адмиралтейских верфей, на Старо-Петергофском проспекте. Корреспондент «СП» не раз бывала здесь по журналистским делам — медики флотского госпиталя долгие годы значились в числе ведущих в стране, их достижения опережали европейские. Помню, как шла длинными коридорами капитально «сработанного» в петровские времена здания, его всегда поддерживали в хорошем состоянии. С какой гордостью «медики в погонах» демонстрировали свои успехи с использованием самой современной техники. А ещё раньше, в начале 1980-х, я проходила здесь практику как выпускница профильного вуза. И всерьез думала посвятить себя данной профессии — было с кого брать пример!

А теперь они ютятся там в одном небольшом корпусе — пристройке советских времен. Потому что остальные давно закрыты «за ненадобностью». Коек для больных на весь госпиталь осталось 150 (из 1200). Лучшие специалисты разбежались кто куда смог, уволившись из ВС.

— Некоторое время назад в нашем госпитале сменили начальника, вместо высокопрофессионального организатора, прошедшего полевыми дорогами Афганистана, Чечни, поставили неопытного капитана, который боится, извините, высунуться, тянется в струнку перед каждым звонком из Минобороны, — сказал «СП» экс-начальник нейрохиругического отделения госпиталя ВМФ Александр Вагин. Его отделение закрыли тут ещё в 2008-м. — Уже известно, что в наших корпусах разместится отель и бизнес-центр. То, что Сердюков делает с отечественной армией и флотом — это какой-то кошмар.

«СП»: — А куда деваться теперь тем пациентам, кто лечился у вас, проходил осмотр, консультации? Кстати, это были действующие военнослужащие?

— Не только действующие, но было и много отставников со всех концов страны. Всех пациентов — плановых и потенциальных — велено, насколько я знаю, направлять в обычные поликлиники по месту жительства. Больше всего обидно в этой ситуации за ветеранов Вооруженных Сил России. Они в прямом смысле слова себя не жалели, отдаваясь всем сердцем флотской и армейской службе, а их теперь — в общую очередь к врачам общей практики, мало знающим специфику «солдатских болячек».

По предварительным данным, помимо 442-го госпиталя и его военно-морского филиала на Старо-Петергофском, будут сокращены в ходе реформирования также военные медучреждения в областных городах — Выборге и Гатчине. Весь поток больных из числа действующих военнослужащих, лечившихся там, перенаправят теперь в Военно-медицинскую академию.

Доктор медицинских наук, академик РМАН, генерал-лейтенант медицинской службы Борис Гайдар, возглавлявший ВМА в 2000—2007 гг., согласился прокомментировать для «СП» ситуацию.

— Иначе как «переселенческой манией» потуги господина Сердюкова с переселением нашей академии, а теперь вот и с закрытием госпиталя на Суворовском, и не назовешь, — сказал Борис Всеволодович. — Как человек, далекий по своему образованию от армии, никогда в ней не служивший, действующий министр обороны решил, видимо, что Вооруженные Силы вполне обойдутся «обычной терапией». Собственно, и Вооруженных сил у нас уже почти не осталось. И в этом смысле Сердюков действует, безусловно, логично. Что касается ВМА, куда теперь переместится поток больных, прежде лечившихся на Суворовском, то академия, конечно, с этим потоком справится. Если сама выстоит перед прессингом министра, требующим её переезда в Горскую. Хуже другое. А именно то, что специалисты академии не смогут взять на себя основные функции коллег из госпиталя. А это, прежде всего, командировки, оказание помощи на местах, в частности, в «горячих точках». Не очень понятно, как будут проходить лечение и те военнослужащие, кто получил травму, скажем, на Кольском полуострове, в Калининграде. На весь Западный военный округ будет один госпиталь — в подмосковном Подольске. Везти туда пострадавших на службе?.. И, конечно, никто не подумал в этой ситуации о ветеранах армии и флота. Им где теперь лечиться? Правительство, президент так много говорят о льготах для ветеранов, заботе о них. Лишить качественной медицинской помощи — это забота?..

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня