18+
суббота, 18 ноября
Общество

«Негры» Латвии требуют референдума

В ответ в Риге хотят резко ужесточить условия проведения всенародных опросов

  
78

В Латвии — новый этап борьбы русских за свои права. В феврале, вопреки воле националистов, но в соответствии с законом, прошёл референдум о статусе русского языка, который, правда, не привёл к изменениям. А сейчас страна на грани референдума о праве «неграждан» (сокращенно прозванных «неграми») на гражданство. Собраны 10 тысяч подписей за его проведение - столько, сколько и надо на первом этапе. Именно так в феврале был организован всенародный опрос о статусе русского языка.

Сейчас речь идёт о правах постоянных жителей — людей, проживших здесь десятилетия. В двухмиллионной стране их больше 300 тысяч. У них — уникальный для мира «паспорт негражданина». Инициаторы референдума добиваются, чтобы гражданство Латвии получали по так называемому «нулевому варианту», как в Литве — все те, кто на момент обретения независимости был постоянным жителем этой республики, решил связать с ней жизнь и чувствует себя её гражданином. И их потомки.

Вопрос носит далеко не только моральный характер. «Неграждане» поражены в правах. Они не могут участвовать в выборах, есть множество ограничений при приёме на работу. Местные националисты считают русских «оккупантами», и даже Рамочная конвенция о защите нацменьшинств здесь ратифицирована с соответствующей оговоркой. Русские Латвии нацменьшинством не считаются, поскольку якобы они приезжие. Это не совсем так. На самом деле в Латвии есть регионы, где русские проживают столетия — это старообрядцы. Перед войной в республике было около 9% русских. А после войны — да, многие приехали, но далеко не только офицеры. Тысячи и тысячи рабочих и инженеров прибыли сюда не в пробковых шлемах, не для контроля за «туземцами», а для восстановления народного хозяйства. Фактически вся послевоенная экономика построена их руками.

Когда СССР распался, а Латвия обрела независимость, местные националисты приняли закон о гражданстве, давший паспорт лишь бывшим гражданам довоенной республики и их потомкам. Он разделил общество на два лагеря, позволил коренным провести приватизацию в свою пользу, а сотни тысяч «инородцев» — постоянных жителей страны, создавших это богатство, выбросить на обочину жизни. В этом проявилось экономическое лукавство «ультрапатриотов». А радикальный национализм выразился в построении откровенно моноэтнического государства, выдаваемого за демократическое.

Часть законодательной базы, действительно демократической, была принята «для себя». Кто мог подумать, что русские посмеют так нагло поднять голову и использовать демократический инструмент организации референдумов? Да, всенародный опрос о статусе русского языка не дал возможности сделать его вторым государственным. Но в некоторых регионах, где большинство — староверы, за русский язык проголосовали почти 90%!

Однако демократия в Латвии такая, что русскому языку не дали и статус регионального в местах компактного проживания русских, что гарантирует Рамочная конвенция о защите нацменьшинств. И не просто не дали. Все руководители страны, включая президента Андриса Берзиньша, чуть ли не хором осудили тот референдум, причем президент предупреждал, что подаст в отставку, если люди проголосуют за русский как государственный. Еще более радикальные политики назвали мероприятие антигосударственным. А парламентарии взялись менять закон о референдумах, чтобы резко ужесточить возможность их организации. Слишком уж «передемократизировались» и обожглись. Среди парламентских проектов — поднять планку первого этапа сбора подписей сразу в 15 раз — до 150 тысяч, что нереально в стране с населением в 2 миллиона.

К слову, одним из примеров проявления прямой демократии является Швейцария, где с середины XIX века прошло более 500 референдумов. Из них более 20 состоялись по народной инициативе. Население этой страны — около 8 миллионов. Там для инициирования референдума о полном пересмотре конституции надо собрать не 150 тысяч подписей, как в двухмиллионой Латвии, а 100 тысяч. Для обсуждения не столь значительных вопросов достаточно 50 тысяч.

Ну так вот. Пока латвийские парламентарии не успели переделать закон о референдумах, общество «За равные права» взялось организовать всенародный опрос о гражданах по действующим правилам. Жестко остановить процедуру всенародного волеизъявления власти не могут, иначе Латвия прослывёт совсем уж недемократической страной. Но началась идеологическая атака. Такая же, как и на организаторов референдума о статусе русского языка.

Их тоже пытались обвинить в «порочащих» связях с Россией — будто бы сие «антигосударственное действо» было инспирировано оттуда. Одного из главных инициаторов, известного местного политика Владимира Линдермана вообще пытались объявить врагом отечества. Он настолько принципиально ведёт борьбу за права русских, что местные спецслужбы «пасут» его уже много лет. В 2002—2003-м хотели посадить по надуманным обвинениям — якобы он представлял угрозу даже президенту Вайре Вике-Фрейберге. Пытались «пришить» дело о хранении оружия. Линдерман уехал в Россию, латвийская правоохрана пыталась достать его из Москвы. Генпрокуратура РФ отказала, но в 2008-м нашёлся такой суд, решением которого его депортировали… за нарушение режима пребывания, он ведь «лицо без гражданства». Фактически Линдермана сдали. Но, надо сказать, Рижский суд оказался на высоте, оправдал политика. В работе по организации референдума тоже пытались найти российский след, но не удалось.

Нет этого следа, иначе нашли бы. Местная госбезопасность называет в числе угроз государству даже культурные мероприятия местных русских, так что следят внимательно.

И вот сейчас начинается та же эпопея в деле об организации референдума о праве «неграждан» на гражданство. Местный известный юрист Алексей Димитров назвал инициативу «восстановлением справедливости», напомнив о литовском пути. Но лидер парламентского Национального объединения Райвис Дзинтарс считает это попыткой внести раскол в общество, разжечь межнациональную рознь. Известный политик правого толка, бывший министр юстиции Айгар Штокенбергс заявил, что референдум не даст ожидаемого результата. Действующий министр юстиции Янис Борданс выступил резче: эта инициатива, по его словам, — провокация и подрыв «идентичности» государства.

Как всегда против всего русского спикер Сейма Солвита Аболтиня. По её мнению, инициаторы референдума специально провоцируют социальное недовольство.

Националисты уверяют, что референдум бесполезен. Но одна из лидеров движения «За равные права», европарламентарий Татьяна Жданок обращает внимание: за «неграждан» активно подписываются латыши. И срок сдачи подписей ещё не закончился, последний день — 29 августа. Жданок уверена, что националистам сложнее агитировать против «неграждан», потому что люди пойдут голосовать за равные права, а в стране, оказывается, много смешанных семей, в которых один из супругов лишён политических прав.

Ну а как поведет себя Россия? Юридически это — внутреннее дело Латвии, как и заявил посол РФ Александр Вешняков по поводу референдума о статусе русского языка, хотя и заметил тогда, что по-человечески понимает мотивацию людей, организовавших сбор подписей за русский язык.

Да по-человечески тут вообще всё понятно! Но вот что интересно: а как бы повел себя, например, Китай, если бы какая-то страна взялась ограничивать права китайской диаспоры? Понятно, речь только о дипломатических и, возможно, экономических демаршах, о привлечении внимания мирового сообщества к нарушению прав человека. Но насколько активна тут Россия?

Когда в Латвии прошел референдум о статусе русского языка, то МИД РФ совершенно справедливо обратил внимание на серьёзность проблемы, на свидетельство построения в республике моноэтнического общества и лишение права на выражение своего мнения 319 тысяч человек - «неграждан», что повлияло на исход всенародного опроса. Но вот в комитете Госдумы по международным делам порадовались тому факту, что русскому языку сказали «да» 25% граждан Латвии, и что это, якобы, является сигналом к сближению стран Балтии с Россией, прорывом, победой.

Какой победой? Это как раз выявило радикальную сущность латвийской элиты, которая по формальной причине не собирается учитывать мнение немалой части населения. В странах развитой демократии желание и 5% населения, и даже — 1% являются поводом для введения статуса регионального языка или даже государственного. Однако, судя по тому, что начато оголтелое наступление на организаторов нового референдума, что в парламенте меняют закон о референдумах, что местная госбезопасность усилила пропагандистское давление на русских Латвии, желамое выдаётся за действительное.

Нет никакого прорыва, а есть обострение отношений внутри республики и с Россией, инициируемое латвийской элитой в качестве ответа на демократическое волеизъявление местных русских.

Рига

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня