18+
среда, 20 сентября
Общество

Причуды коллективной ответственности

Иван Давыдов задает вопросы Церкви

  
53

Читаю колонку заслуженного публициста. Нет, серьезно, заслуженного. Он колонки писал, еще когда я в школе учился. А я ведь тоже, к сожалению, не мальчик. Публицист возвышенный, правильный и в разных смыслах бородатый. На классической латыни и вполголоса по-русски говорит, что все пропало. Потому что какие-то, значит, подонки кресты наши православные пилят.

Слово «пилят» — оно теперь, конечно, странно воспринимается. Вокруг чаще пилят бюджеты, чем дрова. Но в данном конкретном случае — на самом деле пилят. Пилами, то есть. А виноват в этом, если верить помянутому публицисту, я.

Ну то есть не я конкретный, какое публицисту дело до моей скромной персоны, а я, скажем так, собирательный. Я, человек, который считает, что судили «Пусси Райот» беззаконно, и что правильно было бы их выпустить.

Я, получается, хочу, чтобы в стране выполнялись принятые здесь законы, а из этого, если я правильно понял витиеватую мысль публициста, следует, что я с предполагаемыми единомышленниками ответственен за уничтожение крестов. Но ладно, этот хоть витиеватый. У них и незамысловатых много — те напрямую то же самое режут.

И вот мне обидно, что ли. Не бандит я, и не грабил лесом. Крестов не пилил. Но осуждаю. Нет, серьезно, осуждаю. Ни действия украинских девиц, славных тягою к публичному обнажению, ни, тем более, подвиги их местных последователей у меня восторга не вызывают. Мне кажется, плохо это — пилить кресты.

И я, честно говоря, не знаком с людьми, которые думают по-другому. Хотя, наверное, и такие существуют. Мир разнообразен.

А я-то что? Я-то? Мне даже и панк-молебен этот пресловутый шедевром не кажется. А кажется совсем даже наоборот — типичным примером мелкого хулиганства, за которое в Кодексе об административных правонарушениях штраф прописан. Но тут ведь дело в чем? Дело в том, что обсуждать такие вещи, пока три живых человека сидят неизвестно за что в тюрьме, — по-моему, просто аморально. Сначала надо их выпустить, извиниться, заплатить компенсацию, как полагается, привлечь к ответственности всех, кто следствие и суд превратил в постыдный фарс, и уж потом… Но, впрочем, это так, ремарка, к обсуждаемым вопросам не относящаяся.

А теперь еще ответственность, значит, коллективную навязывают за то, чего я не делал, что осуждаю, и чего, по моему скромному мнению, никогда бы не случилось, если бы трем самым страшным преступницам современности вкатили бы без жалости положенный штраф в тысячу рублей и выпустили через день после задержания.

Ну, ок. Но вот по интернету бродит ролик. Два каких-то скота мелких, истерично крестясь, нападают на человека и срывают с него майку с изображением Богородицы в балаклаве. И довольно крепкий человек от этих двух, извините, дрищей бежит, вместо того, чтобы обоим вломить, законным образом защищая собственность.

Изображение на майке не запрещено. Вот, помню, в принте «Православие или смерть» экстремизм обнаружили, и майки соответствующие запретили. И ничего — ходят в заповедных нарядах православные хоругвеносцы, никто с них белье не рвет. А тут — изображение не под запретом, статью 14 конституции (многие, наверное, забыли, но там написано — «Российская Федерация — светское государство») тоже, кажется, пока не отменили, если я ничего не пропустил. Но человек не защищается, он бежит от двух некрупных гопников.

Кстати, вот если завтра подростки в подворотне почувствуют, что мой телефон или, хуже того, бумажник оскорбляет их религиозные чувства, — тоже, что ли, отдавать без боя придется?

Человек бежит, потому что он, видимо, не дурак. Понимает, что если двум этим крысам сломать, как положено, носы, они поднимут вой, на вой прибегут полицейские и защитят не человека, на которого крысы напали, а крыс. Потому что такой вот теперь тренд. Потому что уж очень вдруг озаботилось государство сбережением религиозных чувств. В ущерб собственным законам и нашему общему здравому смыслу.

Крысы ведь и сами говорят, что «что хотели сдать кощунника правоохранительным органам, да не успели». Грабители хотели сдать в полицию ограбленного. Где я, мама?

И тут у меня вопрос: это, конечно, легко — нахлобучить коллективную ответственность на отсутствующую в природе, фиктивную абсолютно общность «сторонников панк-молебна». Очень уж разные сторонники получаются, и за разные вещи рубятся. А раз так — их легко придумать и что угодно на придуманных повесить.

Но есть ведь — нет, я не пойду по протоптанному пути, и не стану изобретать «социальную группу мракобесов», — есть ведь вполне понятная, мощная, уважаемая организация — РПЦ. И вот, именем ее прикрываясь, мелкая гопота нападает на людей. Рвет одежду, оскорбляет. Порет какую-то чушь немыслимую устно и письменно. Пароли с явками известны, идейные вдохновители тоже не скрываются, все, вплоть до фотографий и видео — гопотой же изготовленного, находится в интернете на раз.

И, между прочим, пока статья 14 Конституции РФ все-таки не отменена, рвать на людях одежду — такое же преступление, как и кресты пилить.

Вся эта деятельность, на мой, по крайней мере, взгляд, репутации Русской православной церкви наносит ущерб куда более серьезный, чем тридцатисекундная пляска на солее. Да и чувства верующих должна оскорблять по-настоящему.

И, да, теперь обещанный вопрос: почему церковь, почему официальные ее представители, которых, вообще-то, трудно упрекнуть в умении промолчать, даже когда помолчать было бы не вредно, в данном случае не находят слов? Чтобы как-то, извините за дурацкий каламбур, откреститься от деятельности помянутых выше крыс? Объяснить сомневающимся, что Церковь к нападениям на прохожих отношения не имеет и нападения эти осуждает?

Потому что как же иначе-то.

Я вот только не знаю, кому этот вопрос задать.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня