Общество

Магнитский подложил элите свинью

Великобритания активировала список невъездных российских чиновников

  
20

Великобритания стала первой страной, активировавшей список Магнитского. Черный список россиян, которым отныне запрещен въезд в Соединенное Королевство, включает 60 сотрудников МВД, ФСБ, Генпрокуратуры, ФСИН и Арбитражного суда. Их фамилии не разглашаются. Все они подозреваются в причастности к гибели в 2009 году юриста фонда Hermitage Capital Сергея Магнитского в СИЗО Матросская Тишина.

Список неугодных российских чиновников, напомним, составил в октябре 2011 года американский сенатор Бенджамин Кардин. Сами Штаты примут «акт Магнитского» в ближайшее время: законопроект поддерживает большинство республиканцев и демократов обеих палат конгресса. Ожидается, что выдачу виз фигурантам списка Магнитского прекратят также Швеция и Нидерланды.

Российскому правительству такие демарши явно не по вкусу. МИД РФ уже предупредил США, что в случае принятия закона Магнитского реакция со стороны Москвы будет жесткой и зеркальной. Другими словами, невъездными в Россию станут десятки граждан США, плюс, возможно, граждане других стран, активировавших список.

— Дело Магнитского не стоит особняком, оно вписано в цепь имиджевых потерь России на международной арене за последние месяцы и годы, — считает политолог Дмитрий Орешкин. — Дело Ходорковского Запад кое-как проглотил, дело Чичваркина — тоже. Но дело Березовский-Абрамович показало, насколько в путинской России бизнес был связан с властью и коррупцией.

Как ни крути, Абрамович признал, что 1,3 млрд долларов он выплатил Березовскому за крышу — то есть за лоббирование его, Абрамовича, интересов в высших эшелонах власти. Абрамович утверждал, что Березовский является лишь неформальным собственником части акций «Сибнефть». Из этого дела многим на Западе стало понятно, как устроена путинская вертикаль — вертикаль союза бюрократии и бизнеса.

Все эти истории крайне неприятны для европейского менталитета, но до какого-то момента их терпели — по политическим, по экономическим причинам. Ангела Меркель, например, не обостряла ситуации, поскольку ценила ресурсы, поступающие из России. Но англичане сильно не зависят от российских нефтегазовых поставок, и у них давняя традиция уважения к правам человека. Не следует забывать и историю с полонием и убийством Литвиненко. И английское общественное мнение, и высшие круги достаточно сильно раздражены тем, что происходит в России. Проблема дела Магнитского, повторюсь, в том, что оно наложилось на пакет негативных ситуаций между Россией и Великобританией.

В Америке, наоборот — Обама заявил программу перезагрузки и теперь, накануне выборов, не может признать, что перезагрузка привела к ужесточению путинской вертикали. Обама отмалчивается, зато республиканцы идут в атаку: и сенат, и палата представителей, вопреки интересам президента, поддерживают «акт Магнитского». Рано или поздно его, разумеется, примут и в США.

«СП»: — Чем может ответить на это Россия?

— Ну, Москва может симметрично не пустить каких-то англичан — условно говоря, в турпоездку по Сибири. В том-то и дело, что Великобритания от России не зависит и прищемить ее граждан гораздо труднее, чем прищучить российских бюрократов, у которых и собственность за рубежом, и деньги они держат в основном в зарубежных банках. Конечно, «зеркальный» ответ Кремля, по сути, слаб и ассиметричен. Причем международная ситуация вокруг дела Магнитского будет, на мой взгляд, ухудшаться. То что сделали с Магнитским — объективно отвратительно, и никуда от этого не денешься.

«СП»: — Список Магнитского будет расширяться?

— Если и будет, то не сразу. Пока нужно подождать, кто из стран присоединится к «акту Магнитского». Понятно, что это будут те страны, которые от России зависят меньше других…

Вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин также полагает, что англичане забежали вперед с активизацией списка Магнитского под давлением общественного мнения:

— Когда в августе Путин приезжал в Лондон посмотреть соревнования по дзюдо, он встретился с британским премьером Дэвидом Кэмероном, — напоминает Макаркин. — На встрече Кэмерон дал понять, что не хочет связывать развитие двусторонних отношений с делом Литвиненко. Это заявление вызвало противоречивую реакцию в британском обществе и послужило поводом для критики со стороны оппозиции, которая обвинила кабинет в слабости. Ситуацию потребовалось чем-то срочно компенсировать — и для этого удачно подвернулось дело Магнитского.

В то же время в Великобритании список Магнитского не проводится отдельным законом. Это лишь список неугодных лиц, который поступает в посольство. Подобные списки существуют во всех странах, та же Россия применяет такие списки против неугодных из Прибалтики и Украины.

Словом, правовой уровень английского списка Магнитского не слишком высокий. Однако в России и на него отреагировали крайне негативно. Вообще, у нас нервно реагируют на дело Магнитского — и вовсе не из-за конкретных лиц, включенных в черный список. Там в основном конкретные следователи, судьи, прокуроры — их судьба мало кого волнует в российской элите. Элите неприятен факт, что впервые в отношении России составлен такой список в принципе.

«СП»: — Почему?

— Уже сейчас понятно, что санкции поддержит ряд европейских стран. В итоге, возможно, для фигурантов списка окажутся закрытыми все страны шенгенской зоны. Дело Магнитского оказывается опасным прецедентом. Сегодня — список Магнитского, завтра — какой-либо другой список, на этот раз — из членов элиты…

Что характерно, общественное мнение в России к делу Магнитского относится совершенно иначе. Мол, умер какой-то подследственный, который и сам, вероятно, не без греха. Тем более кого-то за это наказали — какие могут быть претензии? А на Западе не понимают, как человек, которого обвиняли в преступлении экономического характера, вообще оказался в СИЗО — за рубежом такие обвиняемые находятся под подпиской о невыезде или отпускаются под залог по решению суда. Поэтому история Магнитского рассматривается как политическое убийство. Это совершенно разные подходы, и ситуация вокруг дела Магнитского будет только накаляться…

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня