Общество

Катастрофой под Ярославлем займется Страсбург?

В годовщину трагедии родственники погибших летчиков Як-42 обратились в Европейский суд

  
55

Родственники погибших пилотов Як-42, ровно год назад разбившегося с хоккейной командой «Локомотив» под Ярославлем, подали жалобу в Европейский суд по правам человека, а также в Конституционный суд РФ. Они требуют пересмотра решения Межгосударственного авиационного комитета (МАК), по мнению которого трагедия произошла по вине экипажа.

Напомним, 7 сентября 2011 года разбился Як-42, выполнявший чартер на Минск — там должен был состояться матч железнодорожников против местного «Динамо». Катастрофа произошла сразу после взлета из аэропорта «Туношна». Самолет не смог набрать высоту и упал на берег реки Туношонка. Погибли 37 пассажиров — вся хоккейная команда — и 7 членов экипажа. Чудом выжил лишь бортинженер Александр Сизов.

В течение года российские эксперты разбирались в обстоятельствах трагедии. В феврале 2012 года МАК обнародовал выводы: самолет был исправен, виноват экипаж. По данным МАКа, пилот при взлете поставил ноги на тормозные педали и непроизвольно нажимал их, притормаживая. В результате самолет оторвался от земли, выкатившись на 400 метров за взлетно-посадочную полосу, столкнулся с мачтой, загорелся и упал.

А за день до годовщины трагедии, 6 сентября, расставил точки над «i» и Следственный комитет: предъявил обвинение бывшему заместителю генерального директора по организации летной работы авиакомпании «Як Сервис» Вадиму Тимофееву.

«Помимо нарушений в работе членов экипажа, установлено, что экипаж самолета был допущен к выполнению рейса с грубейшими нарушениями правил безопасной эксплуатации воздушного транспорта», — сообщила пресс-служба СК. «В частности, допуск командира судна оформлен Тимофеевым на основании сфальсифицированных документов, второй пилот на тот момент не окончил переобучение на тип судна ЯК-42 и не имел права на выполнение полетов. Контроль за прохождением профессиональной учебы пилотов Тимофеев не осуществлял, регулярно отзывал их с учебных мероприятий и, несмотря на неоконченную программу обучения, незаконно допускал до полетов», — считают следователи.

Словом, снова, как в авиакатастрофе Boeing 737 под Пермью в 2008 году, как при катастрофе Ту-134 под Петрозаводском в 2011-м, виноват в первую очередь экипаж. Но родственники погибших пилотов с такой трактовкой категорически не согласны. Они считают, авиаторов сделали крайними.

— Который раз вина за авиакатастрофу списывается на погибших, а выводы об истинных причинах ЧП не делаются, — говорит адвокат родственников погибших летчиков Игорь Трунов. — 20 лет виноватыми делают пилотов: то они были пьяными, как в авиакатастрофе под Пермью, то давили на тормоза, то кого-то за штурвал пытались посадить. Но когда начинаешь разбираться в ситуации детально, неизменно оказывается, что летчики ни при чем. Ярославская трагедия — наиболее яркий пример такого рода.

Пилотов Як-42 обвиняют в том, что они тормозили, из-за чего самолет потерпел катастрофу. На деле, борт оторвался от земли, поднялся на 6 метров, набрал скорость 230 км/час. Но вместо того, чтобы и дальше набирать высоту и скорость, лайнер стал заваливаться на правое крыло и потерял управляемость. Як-42 — это такой самолет, который при желании может взлетать практически вертикально. Почему он не стал набирать высоту в данном случае?

Самолет может тормозить только при разгоне. Но черных полос торможения на бетонке нет, как нет следов торможения и на траве — она даже не смята.

Получается, версия МАК критики не выдерживает. Но в своей жалобе в Страсбург мы требуем не пересмотреть версию, мы требуем гораздо большего — отменить нормативную базу, которая регламентирует деятельность Министерства гражданской авиации РФ.

«СП»: — Что конкретно вас не устраивает?

— Нынешняя нормативная база, например, говорит о том, что МАК — это странный симбиоз: коммерческая международная общественная структура, наделенная полномочиями министерства РФ, чьи решения обязательны для всех. Более того: руководство этой структуры неподсудно, чиновники МАКа обладают дипломатическим иммунитетом, причем этот иммунитет распространяется пожизненно не только на самих чиновников, но и на их родственников. Получается что-то невообразимое: общественная коммерческая структура с дипломатическим иммунитетом и функциями министерства РФ, да?

Мы попытались обжаловать действия чиновников МАКа, — в частности, экспертизу МАК. В московском суде нам лаконично ответили: эти чиновники и эти решения неподсудны в РФ и нигде в мире.

Конечно, такое положение не соответствует Конституции. Каждый чиновник у нас подсуден, а каждый гражданин имеет право на обращение в суд. Иное положение не соответствует Европейской конвенции о правах человека, не соответствует требованиям ICAO — Международной ассоциации гражданской авиации. Конвенция ICAO говорит, в частности, что ответственность за безопасность полетов несет только государство, а вовсе не какая-то международная общественная организация.

Получается, правовое положение МАК не соответствует спектру фундаментальных юридических актов. Чтобы доказать это, мы прошли все судебные инстанции РФ и обратились в Верховный суд — и везде ответили, что чиновники МАК неподсудны.

«СП»: — И вы решили идти в Страсбург?

— Мы обратились в Европейский суд и в Конституционный суд РФ. И теперь получили сигнал, что нас услышали — привлекли к ответственности директора по организации летной работы авиакомпании «Як Сервис» Вадима Тимофеева.

Должен заметить, «Як Сервис» — очень странная компания, она имела уставной капитал в размере всего 40 тысяч рублей. Это говорит о том, что, скажем, сироты погибших пассажиров, которые должны получать пенсию по утрате кормильца, ничего не получат. Потому что фактически «Як Сервис» — фирма-однодневка, у которой в собственности ничего не было, а 10 самолетов, которыми фирма распоряжалась, были взяты в аренду.

Так вот, господина Тимофеева привлекли к ответственности за то, что летчики якобы ненадлежащим образом прошли обучение на управление самолетом Як-42 — что дополнительно подтверждает версию МАКа о виновности летчиков. Зато ни слова не говорится, когда было переобучение.

На деле, командир корабля Андрей Соломенцев прошел переобучение аж в 1995 году — то есть 16 лет назад. Все эти 16 лет он летал на Як-42 и налетал 1600 часов. Второй пилот Игорь Жевелов переучивался в 2007 году. А до переобучения оба пилота летали на Як-40. Между Як-40 и Як-42 разницы практически нет, переобучение в данном случае — простая формальность.

Поэтому выводы МАК, на мой взгляд, больше напоминают поиски пресловутого козла отпущения.

«СП»: — Как теперь будет развиваться дело в связи с подачей жалобы в Страсбург?

— Самый болезненный вопрос — не как будет развиваться дело, а как быстро оно будет развиваться. Речь идет о корректировке системных положений, которые распространяются на всю гражданскую авиацию, и которые, по нашему мнению, и являются истинной причиной большого количества авиакатастроф в России. По сути, вопрос скорости рассмотрения дела в Страсбурге — это вопрос о том, сколько еще произойдет авиакатастроф. Потому что после каждой новой катастрофы выводы не делаются — те, кто зарабатывает на гражданской авиации, расследуют дела в отношении самих себя.

Как известно, Европейский суд скоростью не отличается. Решения по делу «Норд-Оста», к примеру, мы ждали девять лет. Поэтому параллельно подали жалобы в Конституционный суд — он более быстрый.

Но мы прекрасно понимаем: МАК — это такая черная дыра, в которую уходит огромное количество финансов, причем уходят в неизвестном направлении. Скорее всего, в этом есть некая политическая заинтересованность. А если есть такая заинтересованность, Конституционный суд — не очень эффективный инструмент.

Мы знаем, что сотрудники МАК не зарабатывают больших денег, но сам МАК приносит огромную прибыль. Куда деваются эти деньги — неясно. Все это скрыто за дипломатической неприкосновенностью, фельдъегерской связью, грифом «секретно». Поэтому положительного ответа на вопрос, «как быстро вы ожидаете результата обращения», у меня нет.

«СП»: — Наверное, у самих заявителей, кроме глобальных интересов, есть и личные? О какой компенсации для них идет речь?

— Разговор о другом. Жалобы мы подаем от имени родственников погибших пилотов, которых признали виновными. Если они виновны, они несут, помимо уголовной ответственности (она отпадает, раз пилоты погибли), еще и материальную ответственность. Эта ответственность распространяется на имущество, которым пилоты владели и которое могут наследовать их родственники.

Пилоты были небогатыми людьми, тем не менее, после них остались квартиры. И это имущество может пойти на материальное возмещение потерпевшим, которых очень много. И возмещение может съесть все имущество, нажитое летчиками…

Фото: ИТАР-ТАСС/ Владимир Смирнов

Фото: ИТАР-ТАСС/ Владимир Смирнов

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Владимир Жарихин

Заместитель директора Института стран СНГ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы-2018
Выборы президента РФ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня