Общество

Погонные метры

Судебные приставы отчаялись бегать за чиновницей Минобороны, не выделяющей квартиры военным

  
94

Одну из ближайших соратниц министра обороны РФ Анатолия Сердюкова стражи закона хотят, но никак не могут привлечь к ответственности. Глава Общественного совета при столичном Управлении федеральной службы судебных приставов (УФССП) Антон Цветков сообщил, что УФССП пытается через суд добиться запрета на выезд из России главы департамента жилищного обеспечения Минобороны России Галины Семиной, не исполняющей решения суда о предоставлении военным более 1000 квартир в Москве.

«На такие меры руководство УФССП вынудили многократные и бесплодные попытки вручить лично Семиной исполнительные документы о предоставлении военнослужащим жилья в Москве, а также предупреждение об уголовной ответственности за неисполнение решений суда», — сказал Цветков. Он заметил, что, согласно законодательству, исполнительные документы передаются непосредственно должнику, «а Семина, являясь таковым по искам военнослужащих, полностью игнорирует любые обращения со стороны приставов… Принудительный привод чиновницы также не увенчался успехом — она прописана в Санкт-Петербурге, а установить место ее фактического проживания в Москве пока не удалось», — посетовал глава Общественного совета.

По его информации, в настоящее время в столичном УФССП находится 1557 исполнительных производств по предоставлению жилья сотрудникам Минобороны. При этом количество оконченных за восемь месяцев 2012 года исполнительных производств составляет всего 119.

Ситуацию с выделением жилья отставным военнослужащим Министерство обороны пытается решить уже многие годы. Назывались конкретные сроки, менялись руководители профильных департаментов и схемы получения квартир, но десятки тысяч офицеров продолжают годами томиться в безнадежной очереди на получение собственной крыши над головой. Теперь даже судебные приставы вынуждены впустую бегать за главой департамента жилищного обеспечения Минобороны. Абсурд?

Об этой ситуации мы поговорили с председателем Общероссийского профсоюза военнослужащих Олегом Шведковым:

— Сложность нынешнего положения в том, что существует конституционное право любого увольняемого в запас военнослужащего выбирать место жительства на пенсии. Естественно, многие из тех, кто проходил службу в Москве или имеет здесь родственников, стремятся в столицу. В итоге на сегодняшний день на получение квартиры в Москве претендует около 7 тысяч офицеров. С одной стороны Минобороны обязано выполнять закон. С другой — закупить достаточно квадратных метров по существующим в столице заоблачным ценам непросто. Приобрести земельные участки под собственное строительство — тоже. Правда, сейчас появилась некоторая перспектива в связи с планами по расширению Москвы.

«СП»: — Что вы думаете о ситуации, когда судебные приставы бегают за руководителем департамента жилищной политики Минобороны, пытаясь хотя бы так обеспечить военнослужащих жильем?

— Чисто по-человечески мне жаль эту женщину. Тем более, что начальники на ее должности меняются, как перчатки. Но с точки зрения закона, наверное, судебные приставы правы. Их действия могут подстегнуть руководство Минобороны к решению перезревшей проблемы. Хотя лично я считаю, что Семина, скорее всего, просто уволится при таком гонении.

«СП»: — Но кто-то же виноват в том, что сложилась такая ситуация.

— Разумеется. Политика военного ведомства в целом и привела в нынешний тупик. Во-первых, слишком долго руководители Министерства обороны и жилищного департамента пытались уговорить тех, кто собрался обосноваться в Москве, соглашаться на квартиры Подмосковье. Получилось не со всеми. Между тем, в городе есть построенные дома, которые готовы к заселению. Многие военнослужащие получили смотровые ордера, но никак не могут заселиться в силу бюрократических проблем. На некоторые дома не могут оформить акты госприемки с 2009 года. Их построили, ордера людям выдали, а заселиться они туда так и не могут.

«СП»: — Мы знаем, что большое количество квартир для военнослужащих остаются незаселенными. Сколько их и почему?

— Действительно, в результате ошибок, допущенных Министерством обороны за последние несколько лет, мы получили десятки тысяч пустующих квартир. Пустуют они потому что, во-первых, лишены инфраструктуры. Во-вторых, рядом отсутствуют рабочие места. В-третьих, очень удалены от крупных городов. В итоге все это приводит к тому, что в давно построенные дома никто не соглашается заселяться. Если говорить о количестве, то точного ответа мы не знаем — разные чиновники называют разные цифры — от 20 до 40 тысяч квартир.

Вспомним ситуацию в Крымске. После потопа Министерство обороны передало 520 квартир на нужды местного населения. Это говорит о том, что они были приготовлены для увольняемых в запас военнослужащих, но те просто не стали туда ехать. И таких «крымсков» по стране очень много.

«СП»: — Выходит — тупиковая ситуация?

— Вовсе не обязательно. На месте Минобороны можно было бы подумать, как построить жилье не в Москве или другом крупном центре, а в области, но сделать его для людей более привлекательным, чем квартира в городе. Например, коттеджное строительство: одно дело, когда человеку предлагают квартиру в столице в 70 квадратных метров, и другое — когда за ее пределами. Но это уже коттедж с земельным участком.

«СП»: — Вы сказали, что в Москве около 7 тысяч офицеров ждут своих квартир, а сколько их всего по стране на текущий момент?

— До сих пор ни один из руководителей не может назвать точной цифры — каждый новый начальник департамента жилищной политики Минобороны озвучивал сильно отличавшиеся данные. Можно смело говорить о цифре минимум в 50 тысяч бесквартирных офицеров.

«СП»: — А какова динамика?

— В 2000 году в жилье нуждалось около 380 тысяч действующих и бывших военнослужащих. Самые серьезные сдвиги произошли в 2009—2010 годах, потому что по сравнению с предыдущими годами пошло огромное финансирование — по 45 миллиардов рублей в год. Тогда же были совершены главные ошибки, которые можно свести к двум факторам: один — коррупционный, а другой — недальновидность или желание сэкономить. Минообороны пыталось закупить квартиры как можно дешевле. Поэтому и делало это в Тьмутаракани с большей охотой, чем в крупных городах. Результат известен, хотя общая динамика положительная. Я думаю, что примерно в 2013 году эта проблема будет решена окончательно.

Но, пока этого не произошло, офицеры, которым уже давно положено уйти в запас, продолжают бороться с бюрократическим аппаратом за положенную им крышу над головой. Своей историей делится капитан первого ранга Михаил Нуруллович Алимов:

— Мне скоро исполнится 60 лет, в очередь на получение жилья я встал в 2002 году. В январе 2008-го мне предложили квартиру в Москве в микрорайоне Кожухово. Согласился. 19 марта сдал необходимые документы в жилищный отдел центрального аппарата Военно-Морского флота. Но в сентябре получил известие, что у ВМФ забрали 11 квартир, и мою в том числе, по причине несдачи на них документов. Доказать, что я все необходимые документы сдал, было невозможно. По чьей воле произошла ошибка, не знаю. Тогда о произошедшем я доложил Главнокомандующему ВМФ Владимиру Высоцкому. В январе 2009 года центральная комиссия ВМФ определила нас в другое жилье — в Москве по Волжскому бульвару. И так до сих пор я не могу его получить, хотя сдал все документы.

«СП»: — В чем причина?

— В том, что площадь этой квартиры 65 квадратных метров, а мне, капитану первого ранга, полагается 61 метр. Эти четыре метра наши чиновники сочли в этой ситуации критическими, хотя наши законы допускают выделение до 9 метров дополнительной жилплощади. Тогда я обратился в суд, который выиграл, но пока шло разбирательство эту жилищную комиссию расформировали, и эти вопросы теперь решает департамент жилищного обеспечения. Для него я вновь собрал несколько десятков документов. Но сейчас возникла новая проблема — дом не оформлен в государственную собственность, т.к. Минобороны строило его совместно с частными компаниями. Так это и тянется.

«СП»: — Где вы живете сейчас?

— Моя семья живет в двухкомнатной квартире в Железнодорожном. Но когда я вставал в очередь в 2002 году, нас в семье было трое, а теперь и сын вырос — у него семья, двое детей. И получается, что на площади в 53 метра мы живем вшестером.

Что интересно, при министре обороны Иванове была создана очередь из «внеочередников». То есть тех, кому остается три года до увольнения в запас. Я в ней был 90-й. Но за мной получали квартиры и те, чей номер был дальше тысячи.

«СП»: — Как это возможно?

— Люди в погонах тоже не всегда бывают честными.

«СП»: — А вашим сослуживцам удалось решить проблему с жильем?

— Нет, у большинства точно такая же ситуация. Так как мы не обеспечены квартирами, нас нельзя уволить. Продолжаем получать зарплату. То есть государство несет на нас расходы. Представьте себе, какие это суммы, с учетом того, что военнослужащих, которые до сих пор ждут своей очереди, десятки тысяч. Посчитать бы, сколько всего наш бюджет тратит на все это в год — ладно, у меня небольшой должностной оклад, но есть люди, которые получают огромные деньги.

Фото: Александр Миридонов/Коммерсантъ

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня