18+
четверг, 28 июля
Общество

Будь сексуальной и не выпендривайся

Гарны дывчины захватывают мир

  
432

В начале лета ко мне из Казахстана приехал двоюродный брат Андрей. Гуляли по Киеву, спорили о футболе, но больше всего говорили об украинских девушках. Андрей, похоже, пребывал в эйфории. Он хлопал меня по плечу и восхищенно повторял:

— Как же тебе повезло, старик, жить в Украине! Украинки такие сочные, упругие, как наливное яблоко, а груди, — тут он причмокивал и надолго пускался в описания, после чего заключал. — Если жениться — только на украинке…

Он вновь причмокивал и обещал вернуться.

Понять его можно. Основное богатство Украины — девушки. Хорошо это осознаешь, когда выезжаешь за границу.

Европейцы, видимо, такого же мнения: в последнее время у них мода на жен-украинок, красивых и страстных. Главное, с их слов, — не нарваться на шлюху.

Возможно, поэтому многие иностранцы, которые хотели найти себе жену-украинку, не стали делать этого во время «Евро-2012». А выбор был как никогда велик.

Украина ждала «Евро-2012». Ждала, как спасения, надеясь за двадцать дней футбольного мундиаля окупить двадцать лет независимости. Страна жила в предынфарктном состоянии, отпаивалась пивом с корвалолом и суетливо готовилась к эпохальному действу.

Городские службы клали асфальт, вздувающийся, как старые треники, пузырями, работники метро гнусавым голосом из девяностых переводили названия станций на английский, а президент в двадцать седьмой раз разучивал обращение, что все будет хорошо и паниковать не стоит.

Но больше всех ждали и старательнее всех готовились «гарні українські дівчини». Одни посещали косметические салоны. Другие зубрили иностранные языки. Ну а третьи рассчитывали брать напором.

И, наконец, дождались.

Киев, Львов, Харьков, Донецк наводнили девушки всея Украины. Они ругались, толкались и суетились, ища свое место под евродолларовым солнцем.

Иностранцы при виде таких красоток впадали в состояние грогги. Им, измученным гендерными законами и асексуальностью соотечественниц, казалось, наверное, что вот он — рай. И смотрели они даже не на ноги, попу и грудь, а в глаза. Потому что никто не умеет смотреть так, как смотрят украинки. В их взгляде — кроткая невинность, и в нем же — искорка намека на то, чтобы опорочить ее самым вульгарным способом. Украинки смотрят так, будто вот-вот сгорят от стыда, но пройдет совсем немного времени, и они станут похотливыми стервочками. Школьницы средних классов превратятся в матерых порнозвезд.

От такой смены шаблонов у иностранцев ехала крыша. Их, деморализованных, хватали в объятия и разводили на деньги. Они вроде бы за тем и приехали, но, похоже, не представляли всей полноты картины. Хорошо помню, как двое — кудрявая блондинка и шатенка под каре — у Главпочтамта спорили за обескураженного француза в майке «Рибери» и, наконец, сошлись на том, что уйдут втроем.

Никогда еще в Украине не было зафиксировано столь мощного интереса к футбольным соревнованиям. И если поведение мужчин, которым двадцать лет прививали футбол как национальную идею, для большей эффективности опаивая пивом, было вполне предсказуемо, то женщины не на шутку удивили.

Едва ли не в каждом офисе висело расписание матчей, а Верховная Рада объявила футбольные дни выходными. Но именно в эти дни многие украинки трудились в поте — и не только — лица, зарабатывая в час столько, сколько получали за месяц.

Те же, кого начальство, наплевав на правительственный указ, заставило работать, с нетерпением ждали вечера, чтобы наконец выйти на вечернюю охоту. Удлиняли ресницы, укорачивали юбки. Обсуждали, разговаривали, делились опытом. Почему итальянец лучше англичанина: более страстный. Почему испанец лучше немца: делает в кафе нормальный заказ. Почему швед лучше чеха: может забрать к себе на родину.

Вечером города цокали каблуками. К профессионалкам, обескураживая раскатистым «гэ», добавлялись любительницы, и между ними сновали промоутеры, раздавая выпущенный специально к «Евро» буклет интим-услуг.

И если в Средние Века Украина поставляла в армии Европы наемников, то теперь пришло время украинских наложниц. Официальные данные говорят, что каждая четвертая проститутка Европы родом из Украины. Это дешевые, трудолюбивые и красивые шлюхи. Китай наводнил мир товарами, Украина — «наташами».

Иностранец для них если не божество, то спаситель. Тот, кто вырвет из всего этого кромешного ада и заберет неважно куда, но главное подальше. Люди, открывшие в Украине первые международные брачные агентства, давно стали миллионерами. И число агентств все растет. Берут деньги за все: переписку, подарки, встречи. Моя соседка, например, зарабатывает тем, что общается в чате с иностранцами.

Жить на родине украинки не хотят. Где угодно, но только не здесь. Любыми способами вырваться за границу, а там, «куда кривая американской мечты выведет». Возможно, слишком долго Украина была под кем-то: германцами, османами, поляками, литовцами, русскими, а яблочко от яблони недалеко падает.

Те, кто остался, не сумев прорваться в Европу или Америку, подвергся европеизации и американизации внутренней, непосредственно у себя на родине. Украинки решили стать независимыми. Сложно сказать, от чего и от кого именно, — они и сами не говорят — но заявление сделано. Переформатирование началось. И, как в случае большинства импортных товаров, оказалось подделкой.

В украинской пародии на капитализм, функционирующей по своим, неподвластным логике законам, за независимость надо платить, но платить нечем. И если «мозги» в стране, где нет медицины, образования, производства, не востребованы, — да и откуда им теперь взяться? — то остается лишь тело.

Спектр его применения оказывается широк. Телом можно платить за квартиру. Тело — главный инструментарий для продвижения по карьерной лестнице. Ну а всем этим фокусам со сдачей экзаменов, получением работы, как говорится, вообще сто лет в обед.

Так, собственно, было всегда. Были те, кто шил платья на фабрике «Красная звезда», и были те, кто спал с иностранцами в «Метрополе». Но изменились приоритеты. Некому проститутке сказать «ата-та», погрозив пальчиком. Потому что быть проституткой не стыдно; стыдно на заводе рыборезкой горбатиться.

Оттого и захлебываются радостью украинские СМИ, сообщая, что пан Хью Хефнер заказал проститутку из Украины, выделив ей роскошную комнату у себя на вилле. Мол, какая умница, учитесь. Учатся и учат. Потому и участвуют не в олимпиадах по математике или биологии, а в конкурсах красоты.

Одно время я работал бренд-менеджером на производстве детской воды, и у меня стажировалась восемнадцатилетняя девочка Христя. Подкармливала канапками (украинские бутерброды), делилась секретами. Оказалось, что Христя — одна из многочисленных племянниц хозяйки компании. Та взяла над ней шефство, решив преподать пару уроков. Уроки были просты: со школы надо одновременно встречаться с двумя-тремя парнями, получать богатый сексуальный опыт, чтобы при встрече с мужчиной, который может помочь продвинуться по жизни, его не разочаровать. Ну и прочие мелочи, объединенные принципом: «Будь красивой, сексуальной, не выпендривайся — и все получится».

Проституция для украинки — если не единственный, то уж точно наиболее реальный и быстрый шанс заработать. Это такая же профессия, как бухгалтер, животновод или певица. Nothing personal, just a business.

Фокус в том, что, по сути, любая работа для молодой украинки во многом превращается в проституцию, и если проститутка без бухгалтерии обойдется, то бухгалтер без проституции — вряд ли.

У тех же, кто попадает в телевизор — а в Украине это — вершина успеха, отсюда такое количество передач из серии «Алло, мы ищем таланты» — вообще нет вариантов. Знают, на что идут. Кстати, в Украине сегодня модно, чтобы шлюха была с узнаваемым лицом, желательно откуда-нибудь из клипа или телепрограммы.

В университете я встречался с девушкой Ликой. Хорошая девочка, но пришлось расстаться. Жутко раздражала ее идея-фикс стать кем-то вроде Мадонны. Она уехала в Киев, я остался в Севастополе. Чуть позже увидел ее в «Фабрике звезд», она пела дуэтом то ли с парнем, то ли с трансвеститом.

Потом я сам переехал в Киев, где пришлось многому научиться. Например, тому, как правильно подписывать договоры. Хорошо делать это, например, в сауне, с девочками. Шеф, отправляя меня на боевое крещение, обещал, что заказал «правильных девочек, потому что в моде медийные». Там, в сауне у «Золотых ворот, мы вновь встретились с Ликой. Она отрабатывала контракт.

Рассказав об этой истории подругам, я получил одинаковый ответ: «Хорошо устроилась». И правда, хорошо, желающих занять место Лики хватает. Наверное, поэтому выступление женских групп на MTV или на M1 так похоже на презентацию очередного интим-салона, а фотографии популярных групп и «девушек Киева» почти идентичны. Даже комментарии под ними схожи. Отличаются лишь расценки. Раскрученная певичка — полторы тысячи долларов в час, элитная проститутка — двести.

Для сравнения, зарплата педиатра высшей категории в Украине со всеми премиями и надбавками — триста долларов в месяц.

Тем страннее слышать разговоры о том, что большинство украинских шлюх - несчастные девушки из умирающих сел, где мужики с утра до вечера пьют, а из работы — только вакансия продавщицы в местном сельмаге. Оно, может, так во многом и было, но прошло. Сейчас украинские села столько красавиц не народят; время такое — не плодоносное.

И тем страннее смотреть криминальные сводки, где проститутки — страшные мымры, голосующие фурам где-нибудь на трассе Киев-Одесса.

Присмотритесь лучше, господа журналисты.

На этот счет есть присказка, когда молодая эффектная девушка выходит из приличной машины, о ней кто-то презрительно, кто-то завистливо говорит: «Насосала».

Молодые люди осваивают IT-технологии, а девушки фотографируются, составляют анкеты и учатся правильно — интригующе, но не слишком — смотреть на состоятельных мужчин. Те, кто по привычке шипит им вслед: «Пошла шлюха», выглядят явными атавизмами.

Потому что сегодня это не оскорбление — комплимент.

Недавно я хотел сделать омлет, но в холодильнике не оказалось яиц. Я по привычке зашел к соседкам — у нас в доме все снимают жилье — и попросил занять три яйца. Увидел, что вместо двух кроватей — одна.

— А где Алена? — спросил я.

Алёна, восемнадцати лет, переехала в Киев из Луцка совсем недавно, полгода назад. Устроилась работать парикмахером.

— Съехала, — ответила соседка.

Я кивнул. Такое не редкость. А соседка продолжила:

— Познакомилась в парикмахерской с взрослым состоятельным мужчиной. Вчера переехала к нему на дачу.

— Замуж?

— Нет, он женат.

— Делать ей нечего, — сказал я, вспоминая, как Алена водила к себе в квартиру разных мужиков.

— Да конечно, — вдруг психанула соседка, — а что еще делать? Хоть денег заработает…

Я вернулся домой, разбил яйца, сделал омлет. Получилось вкусно. Как говорится, не разбив яиц, омлет не приготовишь.

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Цитата дня
Комментарии
Первая полоса
Рамблер новости
СМИ2
Фото дня
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Юрий Кнутов

Военный эксперт, директор музея войск ПВО

Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье