Общество

За нашу и вашу «Свободу»

Некролог легендарному радио от Виктора Топорова

  
207

Я давний слушатель «Свободы». Ну очень давний. Глушили ее, конечно, но не всегда. В ночь под Новый год, например, не глушили. Глушили — но не всюду. В Ленинграде глушили, а в 60 км от него — уже нет. На 25 м (и больше) глушили, на 19 м — глушили время от времени, а на 16 и 13 м не глушили уже практически никогда. Правда, приемников таких в продаже не было, но умельцы в России никуда не девались — и переделывали они «Спидолы» и «Уралы» под соответствующий диапазон. А кое у кого на дачах оставались трофейные немецкие радиоприемники, особенно — снятые с боевых самолетов, — те вообще как черти брали всё.

Я не только давний слушатель «Свободы», но и один из ее давних авторов. 31 августа 1991 г. здесь по растерянности зачитали мою статью из «Независимой газеты» — ту самую, в которой я по горячим следам недавних событий советовал Б.Н.Ельцину, принудительно отправив в отставку М.С.Горбачева и бросив за решетку путчистов, самому взять теперь на вооружение политическую и экономическую программу ГКЧП… Потом, правда, моментально сориентировавшись, меня здесь уже только ругали устами какого-нибудь Маленковича (кто нынче помнит такого?), но приглашали во всевозможные культурные программы и даже платили (по умеренным расценкам). И более-менее адекватно освещали события литературной жизни с моим участием.

Так или иначе, привычка слушать «Свободу» сохранилась у меня с советских времен. И мой приемник был настроен на ее волну вплоть до тех самых пор, пока «Свободу» на Питер не вырубили вовсе. В Сети я ее уже не слушал (почти не слушал), но самым внимательным образом изучал публикуемые на сайте скрипты. Впрочем, и «Эхо Москвы» я уже давно не слушаю, а только читаю. Хотя несколько лет (после отключения «Свободы») слушал — и невольно сравнивал одну радиостанцию с другой. Сравнение было в пользу «Свободы»: там отсутствовала коммерческая реклама, там информация подавалась пусть и не с большей объективностью, но с большей объемностью, и там, наконец, не было присущего «Эху» отвратительно-глумливого конферанса.

Вместе с тем, я понимал, что «Свобода» слабеет и хиреет — и вот-вот исчезнет полностью. Одни других сменяли ведущие — и бездарные талантливых, и наоборот, — из эфира убирали или переформатировали лучшие программы, студию сотрясали, сменяя одна другую, бури в стакане воды, и раз за разом происходили скандальные сокращения и увольнения (гребаная цепь последних недель, замкнутая на имени Маши Гессен, в этом смысле далеко не исключение; помню, скажем, как из штата «Свободы» выгнали всех известных писателей — и ныне покойного Василия Аксенова, и нынешнего юбиляра Владимира Войновича, — причем выгнали их по личному требованию тогдашнего генсека ЦК КПСС в обмен на обещание прекратить глушение), — но главное было все же не в этом. «Свободе» оказался присущ — и чем дальше, тем больше — какой-то принципиально не устранимый изъян.

Постепенно я разобрался, в чем дело. «Свобода» была хороша КАК ВРАЖЕСКИЙ ГОЛОС. Да, она более чем удачно разоблачала идеологическую трескотню и информационную ложь советского агитпропа; она предлагала своему слушателю альтернативную новостную ленту, альтернативную историю, альтернативную литературу. Конечно, все это капало нам на мозги из одной и той же клепсидры; конечно, неизбежное падение (а может, и завоевание, а может, и полное уничтожение) СССР предполагалось здесь по умолчанию: хотите читать Набокова или Аксенова (или Довлатова, или какого-нибудь Юрьенена) — гоните в три шеи собственных коммуняк или, как минимум, не мешайте нам это сделать… Это была внятная, а главное, понятная программа действий — и она срабатывала. И на всю катушку сработала она в перестройку — в 1987—1991 гг. А потом произошло вот что.

«Свобода» решила стать (ну, или ей приказали притвориться) ДРУЖЕСКИМ ГОЛОСОМ. «Мы с вами, дорогие россияне, за все хорошее (за Ельцина, за Гайдара, за приватизацию, за расстрел Белого дома, за гомосексуализм и за другие права человека) и против всего плохого»… Титулатура и номенклатура «плохого» конъюнктурно — и, безусловно, по манию вашингтонского обкома, — варьировалась в довольно узком диапазоне («плохими» неизменно оказывались все, кто выступал против Нового Порядка), но тон неизменно оставался интеллигентным, приветливым, голос — дружеским… Те американские «друзья», которые помогли Гайдару с реформами, сейчас изобличены как мошенники в самих США и сидят в тамошних тюрьмах; информационно, идеологически и пропагандистски оформившая (и окормившая) реформы американская радиостанция продолжает вещать на Россию ДРУЖЕСКИМ ГОЛОСОМ — и есть в этом, согласитесь, нечто нестерпимо фальшивое, и чем дальше, тем больше.

Нынешняя спецоперация «Маша Гессен любит essen — и ест она поэтому человеков» лишь подогревает интерес к остывшему было инормационно-пропагандистскому заокеанскому кушанью с биодобавками. Причем взбунтовались сами — выставляемые или уже выставленные за дверь — биодобавки. Одно разоблачение (и саморазоблачение) следует за другим; все лжецы, все подлецы, все как минимум идиоты; особенно достается при этом вашингтонским начальственным бюрократам — некомпетентным, наглым и замечательными российскими журналистами надменно помыкающим. Уж они-то, штатные и внештатные сотрудники «Свободы», показали бы нам кузькину мать — показали бы нам ДРУЖЕСКУЮ кузькину мать, только им не дают… Американцы, сволочи, не дают. Ну и Маша Гессен — последней каплей в фиале с ядом…

Так, помнится, — только еще без Маши, — совсем недавно вещала и вопияла Ксения Ларина с «Эха Москвы» (и на самом «Эхе»), когда со «Свободы» столь же бесцеремонно выставили ее мужа — шефа московского бюро американской радиостанции. А сам он жаловался на вашингтонских самодуров аж президенту США… Но тогда это было гласом вопиющего в пустыне (ведь выгнали его одного), а в нынешней «трагедии» на «Свободе», — по слову Иосифа Бродского, — гибнет хор. Гибнет — и орет мартовскими котами на раскаленной крыше.

Кто прав там у них, кто виноват, нам не важно. Американская радиостанция — не наш вопрос. Куда любопытнее кое-что другое. Вот все эти люди, годами и десятилетиями (а уж про последние двенадцать месяцев и говорить нечего) дружеским и дружески возмущенным, дружески недоумевающим голосом призывавшие нас к свободе, в отечестве, якобы отсутствующей, — все они, оказывается, в течение все тех же лет и все тех же десятилетий безропотно терпели хамский и заведомо некомпетентный диктат со стороны заокеанских хозяев и хозяйчиков. Да, скрепя сердце, да, скрипя зубами, но терпели. Скрипели — и терпели. И сквозь скрип и скрежет зубовный взывали к нам дружеским голосом, требуя, чтобы мы немедленно бросились в бой, пусть бессмысленный и безнадежный, «ЗА НАШУ И ВАШУ СВОБОДУ». Нет, только за нашу. Свою несвободу они готовы были еще потерпеть. И терпели, пока их оттуда не выгнали.

Фото: РИА Новости/Иосиф Будневич

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Игорь Рябов

Руководитель экспертной группы «Крымский проект», политолог

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня