Общество

Жизнь после казни

Вдова наместника Гитлера всю жизнь искала встречи с диверсанткой Еленой Мазаник, убившей ее мужа

  
5192

Эти события, запечатленные в хитовом советском фильме «Часы остановились в полночь», происходили в сентябре 1943 года. В Минске уже два года хозяйничали фашисты, во главе которых стоял генерал-комиссар Вильгельм Кубе. Белорусские партизаны, получив на это санкцию Москвы, приговорили его к смерти. Операция заняла почти год — именно столько проработала в доме Кубе незаметная и прилежная служанка Елена Мазаник, которая к началу войны проработала в НКВД уже 10 лет. Именно она в итоге подложила мину в постель Кубе.

Поступок этот требовал серьезной смелости: часовой механизм взрывного устройства был рассчитан на 24 часа, и почти сутки Мазаник провела вместе с взрывчаткой — носила ее с собой в сумке, проходя через посты охраны, а, оказавшись на работе, в доме Кубе, подвязала мину к себе под платье.

На случай неудачи с миной, соратники снабдили Елену Мазаник ядом, неизвестно только — предназначался он Вильгельму или самой Елене, в случае поимки врагом. Но ей повезло: диверсантка смогла успешно подложить мину и уйти с работы пораньше, сославшись на зубную боль. Ее беспрепятственно вывезли из города и переправили в партизанский отряд.

В 00.40 23 сентября 1943 года мина сработала. Генеральный комиссар Белоруссии был убит на месте; спавшая рядом его беременная жена Анита не пострадала.

Несмотря на то, что в обстоятельствах смерти гауйляйтера после войны возникло много пробелов, вплоть до того, что Елена Мазаник не имела к ней никакого отношения, она стала обладателем самых высоких наград — Золотой звезды Героя Советского Союза, ордена Ленина, ордена Отечественной войны первой степени. Про нее снимали кино, она выступала по телевидению, встречалась с пионерами.

Однако героиня не была счастлива — всю свою оставшуюся жизнь она провела в страхе и одиночестве, меняя квартиры и никому не доверяя, ведь в живых остались жена Кубе и трое его сыновей. А еще Елена Мазаник боялась мести родных и близких, тех 350 человек, которых фашисты расстреляли в Минске в качестве показательного наказание за убийство Вильгельма Кубе.

Первые письма от Аниты Кубе Мазаник стали привозить ГДР-овские туристы в середине 70-х. Что было в посланиях — неизвестно, ведь, несмотря на то, что немцы искали Мазаник и дома, и в музее ВОВ, где она тогда часто выступала, ни одну из весточек героиня Советского Союза не взяла в руки: она боялась, что письма отравлены или чем-то заражены. Такое проявление внимания стало причиной того, что Мазаник прекратила выступать в музее с рассказами о своем боевом прошлом и вообще отказалась от общественной жизни.

Более того — с каждой новой попыткой Аниты Кубе связаться с Еленой Мазаник, последняя меняла адрес проживания. Это было не очень-то распространено в советское время, но понять опасения бывшей диверсантки можно, тем более что белорусское правительство наградило героиню квартирой на той же самой улице, где стоял дом Кубе, и, хоть он и не сохранился, такое ежедневное напоминание о самом большом страхе, пережитом в жизни, кого хочешь заставит переехать. Всего бывшая диверсантка переезжала в разные места Минска 6 раз, причем однажды, чтобы запутать следы, вернулась в свою же бывшую квартиру.

Когда же Елена Мазаник все-таки согласилась прочитать письмо, которое ей уже в 90-е годы привез от Аниты Кубе немецкий журналист Паул Коль, там не оказалось ничего страшного: одна пожилая женщина писала другой о боге, всепрощении и ужасных ошибках, которые совершались в войну.

Но это не помогло Мазаник. К старости она стала подозрительна ко всем шорохам и скрипам, постоянно выгоняла своих домработниц и в итоге поселила у себя племянницу, которой все-таки немного доверяла. И напрасно. Еще при жизни Елены Мазаник эта племянница продала все ее награды на черном рынке (ведь тот же Орден Ленина, инкрустированный бриллиантами, был не только исторической ценностью), причем на вопросы Елены предоставила ей фальшивую справку, что ордена и медали сданы на хранение в музей войны — сил для того, чтобы сходить и проверить у пожилой женщины уже не было, это сделали уже после ее кончины другие родственники.

Потом племянница обманом заставила тетушку подписать разрешение на продажу дачи, которую Мазаник выделило правительство, но денег участница войны, разумеется, так и не увидела. А после смерти тетки в 82-летнем возрасте аферистка просто поселилась в ее квартире, хотя завещание, по утверждению родных, было также добыто обманом и не имело юридической силы, ведь в последние годы жизни Мазаник официально была признана невменяемой…

Анита Кубе больше никогда не выходила замуж и занималась только своими детьми. Тот сын, которым она была беременна во время взрыва, умер в очень раннем возрасте от лейкемии, а остальные трое наследников генерал-комиссара Кубе живы и поныне. Их мать дожила до 98 лет и скончалась в доме престарелых.

Минск

Фото: РИА Новости/Ю. Иванов

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Трухачёв

Политолог

Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня