Общество

Детский сад тоталитаризма

Михаил Делягин о снятии своей кандидатуры с выборов в Координационный совет

  
30

Выборы в Координационный совет оппозиции (КС) казались сомнительными изначально, но вначале сомнения подавлялись.

Провозглашенная цель КС — управление протестами — прямо противоречила как его заведомо неработоспособной численности, так и очевидному нежеланию участников протеста подчиняться «начальству» (путь даже и избранному ими же). Так, на «Марше миллионов» 15 сентября, по наиболее достоверным подсчетам с использованием компьютерного моделирования и данных видеонаблюдения, до митинга дошло лишь 14 тысяч человек, — чуть больше половины участников. И часть дошедших, не желая слушать надоевших «вождей» без тени позитивной программы, устроила в удалении от сцены собственный митинг.

Слабость продвижения проекта даже в интернете, очевидная еще на старте, делала его заведомо нелегитимным для будущего протеста. Дело не в малом числе голосующих (организаторы мечтают о 100 тысячах): голосовать (в том числе «в реале») будут в основном интернет-пользователи, будущему, народному протесту заведомо чуждые.

Хотя как новая форма, которая могла привлечь новых участников протеста, эксперимент с КС, казалось, заслуживал поддержки.

Были, конечно, и персональные сомнения.

Новости о проекте «облачной демократии» организатора выборов в КС Леонида Волкова как-то исчезли, — но идея изначально была странной, а неудача — дело житейское, да и проект выборов в КС, вероятно, показался поинтереснее.

Как и многие, я был изумлен, обнаружив, что из трех членов избирательной комиссии знаю лишь патриотку, — но либерал меня не интересовал, а про левого мне в итоге разъяснили, что это помощник одного из депутатов Госдумы, участвующих в выборах, и нет оснований думать, что он может «подыграть» своему работодателю.

Я допускал правоту критиков, считающих целью данного мероприятия легализацию Алексея Навального и Ксении Собчак в качестве лидеров оппозиции, — но и сейчас не вижу в этом плохого. Навальный сыграл свою роль в осознании Россией коррупционного характера власти, а добившаяся своего положения, ясное дело, только своими силами крестница Путина вполне его заслуживает.

Сомнений в нечестности будущего подсчета голосов почти не было. В конце концов, список выступавших на проспекте Сахарова формировался по итогам «честных выборов» в заведомо либеральном фейсбуке, — в результате из 19 первоначально «выбранных» ораторов нелибералами оказалось 2 или 3, и лишь энергичные протесты принудили либеральных «вождей» частично сгладить эту диспропорцию. Но, раз мы считаем нормальным участие в выборах, регулируемых Чуровым, — почему мы должны брезговать выборами, регулируемыми Чуровыми от оппозиции?

Итак, сомнения так или иначе развеивались.

Но уже регистрация кандидатов сопровождалась странностями. Публично клявшиеся, что зарегистрируют не то что Марцинкевича (Тесака), а Потупчик и Путина, если те подадут заявления, — этого самого Марцинкевича немедленно не зарегистрировали: мол, он «не разделяет ценности оппозиции». Что, Путин их разделяет, а Марцинкевич нет?

Общественность ехидно предположила, что Навальный просто боится стать не первым и, более того, уступить это первое место не абы кому, а человеку, посаженному по его заявлению.

Чувство понятное, но этот эпизод превратил разговоры организаторов выборов о своей честности в пустое сотрясение воздуха и дешевый самопиар. При этом в частных разговорах люди по-советски уходили от ответственности за свое решение, ссылаясь на анонимное «коллективное решение».

Участники выборов стали возмущаться регистрацией террориста, который убивал людей, зоологического русофоба и адвоката с мошенническим прошлым. И фамилии некоторых из них исчезли из списка кандидатов, что никакими правилами предусмотрено не было. А ведь «демократия — это процедура»: механизм может быть несовершенным, но, однажды объявленный, он должен соблюдаться. Как и закон, он не может меняться втихую, задним числом и непонятным образом.

Не успел я крепко задуматься об этом, — как узнал в интернете, что, оказывается, участвую в дебатах.

Разъяснение пришло по электронной почте лишь на следующий день: оказывается, я должен написать некое «эссе» и заполнить некий «политический компас», — 25 вполне произвольных вопросов, составленные, похоже, на коленке каким-то неуспевающим студентом. Вопросы разнородные, разноплановые и, строго говоря, несводимые: кому-то не важен вопрос о подоходном налоге, кому-то — о будущем КС. В результате попытка добросовестно ответить на все вопросы создает у наблюдателей заведомо превратное представление о человеке, — разумеется, не по злому умыслу организаторов, а по неграмотности. Ее масштабы таковы, что, например, наличие твердых взглядов трактуется как «радикализм».

Понятно, что ни об «эссе», ни о «компасе» никакой речи заранее не было: новации вызывали в памяти массовиков-затейников пионерского лагеря, живущих по принципу «два притопа, три прихлопа» и верящих, что все вокруг должно им подчиняться.

Дебаты были намечены заранее, — но организация была фееричной. Сам заявленный регламент: приход не позднее полдвенадцатого ночи и пребывание на студии до 2 часов ночи ради трех тридцатисекундных высказываний, — показался рассчитанным на заведомых бездельников (ибо работающему человеку надо спать), которые не ездят на метро (которое в два ночи уже закрыто) и не способны соотнести затраты сил и времени с результатом. Альтернативой был скайп, — но его качество известно.

Понятно, что канал «Дождь» мог выделить для дебатов лишь ночное время — и это огромный подарок с его стороны — но организаторы и не подумали, что их можно провести в удобное для кандидатов время. Что можно записать ролики днем и показать их ночью (все равно большинство будет смотреть в Ютьюбе). Что у участников можно хотя бы поинтересоваться, могут ли они прибыть в заявленное время.

Правда, когда я слегка изумился изложенному, организаторы изумились еще сильнее. Оказывается, из 216 кандидатов неудовольствие выразил один я, а остальные сочли обращение к себе по принципу «эй ты, иди сюда» вполне нормальным.

Это не школа демократии, — это детский сад тоталитаризма: мы тут без вас на ходу и на коленке придумываем правила, а вы извольте им радостно подчиняться. Как бы ни критиковал я некоторых православных священников за требование от верующих рабского подчинения, — на фоне либеральной оппозиции (и работающих на нее бывших левых) они демократы.

Отдельная тема — свара Пономарева с Собчак: взрослый мужик, не нашедший десяти тысяч рублей на регистрацию, счел себя свободным от собственных правил (и потому вместо денег дал гарантийное письмо), а потом обрушился на женщину, которая ему пыталась помочь. (Не уверен, что, сравнивая депутата Госдумы со стриптизером, Собчак имела в виду что-то обидное: возможно, для ее морали это комплимент).

Это похоже на хипстерский слив протеста, который был продемонстрирован в Омске, — где сначала провели оппозиционные праймериз (опять-таки, в интернете), потом долго и самозабвенно обливали грязью кандидатов, не захотевших подчиниться либеральному диктату хипстерской тусовки, а потом не собрали десяти тысяч подписей. Не собрали, как следует из выложенных в Интернет сканов твиттер-переписки, по уважительной причине: потому что толком и не пытались.

…Как ни грустно, иногда надо сознательно делать глупости.

Иногда даже играть с шулером.

Но я действительно не понимаю причин, по которым надо играть с клоунами, превращая в клоуна и себя.

Не дай бог, выбрали бы меня в КС, — и что бы я там делал с его организаторами? Сегодняшние «вожди оппозиции» — единственное оправдание Путина.

И это жесткое оправдание, в котором я не буду участвовать.

Они меня в этом убедили, и я известил их о снятии своей кандидатуры.

Я желаю им успехов и действительно рад, что они сумели расширить свои «уютные жежешечки» не просто до прошлых «объединений оппозиции» (начиная с СПС и «Яблока»), но аж до «Координационного Совета». Но согласитесь: нехорошо конкурировать с ними за то, что позарез нужно им и что благодаря их нормам поведения стало вызывать отвращение у меня.

Я приношу извинения людям, которые хотели видеть меня в КС: считаю, вы обманываетесь в КС и его организаторах, как обманывался и я. Вряд ли вы хотели видеть меня в том, во что он превратится уже через пару месяцев.

Время нормальных людей придет, но мы приблизим его нормальными, человеческими и уважительными действиями.

Автор — директор Института проблем глобализации, д.э.н.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Трухачёв

Политолог

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
10 лет Свободной Прессе
Виктор Алкснис
Виктор Алкснис

Это один из немногих интернет-ресурсов, причем достаточно влиятельных и популярных, который пытается нести слово правды в наше общество. Ясно, что политика — это искусство возможного. И что любому СМИ приходится держать ту или иную политическую линию. Но могу сказать, что «Свободная пресса» делает очень важное дело. Она вводит обществу антидот: показывает, что не все в России так прекрасно и благополучно, как пытаются представить российские власти.

Я очень доволен сотрудничеством с «СП». Желаю успехов и развития, и спасибо за гражданскую позицию!

Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня