Общество

Смотрят в рот президенту…

Российским судьям не хватает гражданской ответственности

  
41

Грибоедовский афоризм «А судьи кто?» имеет в современной России особенно злободневный смысл. Зависимость наших служителей Фемиды от представителей иных ветвей власти очевидна практически на всяком процессе, получившем общественный резонанс. О коррупции и говорить не приходится. Накануне очередного Съезда судей, отвечающего за реформирование судебной системы в стране, «СП» обратилась к экспертам с вопросом: есть ли признаки того, что положение может измениться в лучшую сторону?

— Откровенно говоря, тенденций к улучшению деятельности нашей судебной системы я не вижу. Она медленно, но неуклонно деградирует, — говорит известный адвокат, бывший председатель Солнечногорского городского народного суда Юрий Слободкин. — Потому что принципы формирования в первую очередь судейского корпуса порочны. Отказ от выборности судей основного звена, существовавший при советской власти, наложил неизгладимый отпечаток на всю систему. Судьи сегодня перестали быть судьями в высоком смысле этого слова. Они стали просто государственными чиновниками. В СССР судьи были несравненно более независимыми. И к тому же уважаемы, несмотря на относительно невысокий уровень доходов. Великим завоеванием советской судебной системы был институт народных заседателей. Это люди из народа, которые вершили правосудие вместе с профессиональными судьями. Сам факт их присутствия на суде обеспечивал законность процесса, был барьером на пути коррупции.

Я считаю, что цели, которые ставит перед собой предстоящий Съезд судей, в очередной раз станут декларативными пожеланиями того, чего необходимо достигнуть.

Но дело в том, что вся нынешняя социально-политическая система исключает возможность существования независимого суда.

«СП»: — Может быть, можно какими-то частными решениями улучшить положение?

— Нет, это невозможно. Частные решения неспособны изменить ситуацию в целом. Может быть, какие-то идеи и неплохи сами по себе, но состояние наших властных институтов непременно сведет их полезный коэффициент к нулю. Дело в том, что сама основа, на которой зиждется нынешняя судебная система — нелигитимна. Как и наша Конституция, принятая в результате государственного переворота в 1993 году. Здесь много моментов — одно тянет за собой другое.

В результате мы имеем положение, при котором чиновники всех уровней и ветвей власти смотрят в рот президенту и готовы на лету поймать любой его намек. Это даже сами руководители страны понимают и говорят в открытую.

К слову, еще будучи президентом, Дмитрий Медведев, сам юрист по образованию, призывал очистить российскую судебную систему от коррупции и сделать независимой от чиновников. Год назад, встречаясь с членами Общественной палаты, Медведев грозно предупреждал судейский корпус: «Я продумаю механизм, позволяющий корректными, конституционными способами контролировать ситуацию внутри судебной корпорации». Но, судя по тому, что сфере правосудия мало что изменилось, у нынешнего премьера либо руки не дошли до того самого механизма, либо болезнь зашла слишком глубоко и медикаментозными методами ее просто не излечить.

Сегодня у общества выработалось стойкое недоверие к суду. По данным социологических опросов, проведенных Фондом общественного мнения, только за один год — с марта 2011 по июнь 2012-го, число граждан, отрицательно оценивающих деятельность российских судов, выросло с 34% до 40%. Еще раньше, в 2010 году исследования на эту тему проводили социологи «Левада центра». Они также выявили негативную тенденцию - уровень доверия к судам различных инстанций снижался, а недоверие, напротив, росло. В справедливость же российской Фемиды сейчас верит меньше четверти опрошенных (любопытно, что среди сторонников «Единой России» этот показатель выше — 32%).

ФОМ отметил, что наиболее критически относятся к отечественному правосудию те, кто поучаствовал в нескольких судах, за ними следуют участники одного-единственного судебного разбирательства. Показательным в этом смысле является ответ на вопрос: «стоит ли человеку обращаться в суд в случае нарушения его прав и ущемления законных интересов»? 44% опрошенных ответили, что в суд следует обращаться только в крайнем случае.

Между тем, вопрос о доверии российским судам являлся одним из главных критериев Федеральной целевой программы «Развитие российского правосудия» на 2007−2012 годы. Согласно ФЦП, к 2012 году доля граждан, доверяющих органам правосудия, должна была достигнуть 50%, а процент не доверяющих снизиться до 6. Получилось наоборот.

— Сегодня состояние судебной системы, как говорят медики, стабильно критическое, — считает адвокат, федеральный судья в отставке Элина Каширина. — Какая главная задача у судей? Осуществление правосудия на основе закона. Законы у нас в той области, где я работаю — уголовное, процессуальное право — достаточно неплохие. Беда в том, что судьи не выполняют свою задачу. Как должно совершаться правосудие? Суд при рассмотрении конкретного дела должен оценить доказательства, которые представлены ему как стороной защиты, так и стороной обвинения. Вынести решение, которое необходимо подробно мотивировать. И по поводу каждого довода сторон объяснить, почему они принимаются, либо нет. Вот именно этого у нас практически и не происходит. Обвинение, как правило, чуть ли не под копирку ложится в основу приговора. Даже если свидетели в суде дают несколько иные показания, возникают какие-то новые детали, в протоколах это не записывается. Я как адвокат неоднократно с этим сталкивалась. Зачем же тогда вообще опрашивать на суде свидетеля?

Пытаешься обжаловать протокол судебного заседания — он попадает к этому же самому судье, который, естественно, пишет, что нарушений не выявлено. Сложно осуществлять защиту, когда тебя не слышат и слышать не хотят. Если защита заявляет ходатайство о допросе дополнительного свидетеля, в лучшем случае его показания будут где-то мельком проходить в приговоре. Но оценку им, как правило, не дают, и приговор выносят с таким результатом, как будто этих дополнительных показаний не было.

Недавно я столкнулась с вопиющим нарушением судебного процесса, с учетом которого приговор должен быть отменен. В ходе проведенных следствием экспертиз, была доказана невиновность моей подзащитной в определенных действиях. Но судья не стала вдаваться в подробности, отложила в сторону три тома уголовного дела и вынесла приговор. И Мосгорсуд оставляет все без изменений.

То есть правосудия, как такового, нет. И лично я не вижу, чтобы что-то предвещало перемены.

«СП»: — Что надо сделать, чтобы изменить ситуацию? Может быть, попытаться устранить пресловутую зависимость судей?

— Я бы не сказала, что большинство судей у нас сильно зависимы. Дело немного в другом. Для того чтобы вынести справедливый приговор, зачастую необходима гражданская позиция. А с этим среди судей дело плохо. Я считаю, что представители судебной власти, наделенные такими полномочиями, должны быть в первую очередь гражданами. А у нас судьи работают так, чтобы выносить поменьше оправдательных приговоров. От этого зависит, насколько долго они сохранят свою должность.

Кроме того, система обжалования решений, как правило, не работает. Если суд первой инстанции обвинил человека, то дальше доказать свою невиновность, даже если человек просто где-то рядом с преступником стоял, очень сложно.

Большое значение имеет то, как формируется судебный аппарат. У нас очень сложно найти судью, в послужном списке которого было несколько лет работы адвокатом. Практика такова, что человеку, который хочет стать судьей, необходимо работать до этого в правоохранительных органах, и лучше всего в прокуратуре.

Поэтому неудивительно, что судебная система у нас носит обвинительный уклон. Существует негласное правило: из адвокатов в судьи не брать. Вместе с тем я глубоко убеждена: чтобы стать справедливым судьей, надо поработать лет пять на стороне обвинения и лет пять на стороне защиты. Именно так делается во многих европейских странах. Если и у нас придут к этому, можно будет ждать каких-то изменений. Но пока на это не похоже.

«СП»: — Какова ситуация с коррумпированностью судей?

— Скажем так, встречаются среди судей и достойные люди. Но коррупция, конечно, никуда не делась. Так что можно еще раз констатировать то, с чего мы начали разговор — состояние судебной системы в России стабильно критическое.

Фото: uma-sovsem.net

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Андрей Грозин

Руководитель отдела Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ

Сергей Марков

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня