Общество

Против лома нет приемки

Медведев прозрел: порушенная Сердюковым система военпредов грозит миллиардными убытками

  
630

В понедельник премьер-министр России Дмитрий Медведев в очередной раз внезапно прозрел. На совещании по развитию ракетно-космической отрасли он заявил: «Есть предложение восстановить ранее существовавший институт военной приемки». Если таким вопросом задается и Дмитрий Анатольевич, то он просто обязан вспомнить о своей удивительной реакции на известие об отставке министра обороны Анатолия Сердюкова. Премьер в тот день, всего три недели назад, откровенно жалел об этой кадровой потере, а изгнанного из его кабинета министра назвал «эффективным». О том, что наворотил этот «эффективный» деятель, мы с каждым часом узнаем все больше и больше. Фактический разгром военной приемки — не последнее из творений отправленного в отставку «реформатора».

Но, прежде всего, для тех, кто не в теме — что такое вообще-то военная приемка? Своеобразный отдел технического контроля от заказчика — Министерства обороны. Без подписи и печати служивших в военной приемке офицеров никакая техника, никакое оружие не могло уйти в войска. Стало быть, выполнение плана и вожделенные премии заводчанам тоже зависели от офицеров военной приемки.

Директору завода военпреды, хотя и ходили обычно в гражданской одежде, никоим образом не подчинялись, поэтому «давить» на них было сложно. На компромиссы они шли неохотно: случись что с заводскими изделиями на стрельбах или в полигонах — прокуроры к ним шли в первую очередь. К директору завода — только потом.

Должности военпредов начинались с майорских категорий. И это давало возможность подбирать в представительства заказчика опытных офицеров, немало послуживших на строевых и штабных должностях. В случае, если из цеха по заказу Минобороны выгоняли явный брак, обмануть таких было трудно.

Сколько в стране было военпредов? Десятки тысяч, поскольку, скажем, в строительстве любой атомной подводной лодки участвует свыше тысячи заводов по всей стране. Если не каждую гайку, то уж каждую партию комплектующих на каждом военпреды раньше проверяли лично. И качество заверяли именной печатью.

А потом пришел Сердюков… Историю современных бед военной медицины, военного образования, военной авиации, да и много чего еще можно начинать сегодня с этой фразы. Реформаторский зуд «эффективного» медведевского министра коснулся и военной приемки. Ему показалось, что военпредов по стране слишком много. И началось…

В ноябре 2008 года закрыли 184 военных представительства. В марте следующего года директивой Генерального штаба № 314/9/1000 было велено решительно сократить число офицерских должностей там, где военпреды уцелели. В военных представительствах 1-й и 2-й категорий директива оставляла по два офицера, в военных представительствах 3-й категории — по одному с одновременным решительным уменьшением численности гражданского персонала. Представить, как оставшиеся могут справиться с контролем военной продукции гигантов индустрии, оказалось невозможно. С мест понеслись крики: «Караул!» Скандальную директиву Генштабу пришлось отменять всего через три дня после ее издания.

Но, получив отпор, реформатор Сердюков зашел с тыла. В ноябре 2009 года штатные категории военпредов были сокращены до категорий «старший лейтенант» и «капитан». Тому, кто послужил в войсках, идти на заводы не стало никакого резона. В военные представительства прямо из альма-матер хлынули розовощекие выпускники училищ и академий. О том, что в действительности требуется армии и флоту, они имели понятие весьма приблизительное. Зато службу с юных лет получали непыльную.

На этом разгром военной приемки не остановился. В апреле 2011 года вышла очередная сокрушительная директива Генштаба № 314/9/1547. Она предписывала еще «поджать» штаты. Причем — в два и более раз! Кадровики только-только взялись за привычное уже сокращение всего и вся, как в июне того же года в Совете Федерации выступил в ту пору еще премьер-министр Владимир Путин: «Что касается военной приемки, ее просто ликвидировали почти как класс, что плохо».

Ну и что? Минобороны тут же взялось восстанавливать порушенное? Ничуть. Правда, президент РФ еще в прошлом году подписал закрытый указ, в котором предписал «содержать штатную численность военных представительств не более 25 тысяч человек». Ну, так не более — это сколько? Поскольку точной цифры не указано, Сердюков с тогдашним начальником Генштаба генералом армии Макаровым решил, что торопиться не стоит. Сегодня по всей стране, по некоторым данным, за качеством разработки и производства военной техники и вооружения следят чуть более 7 тысяч офицеров. По преимуществу — молодых и неопытных.

В итоге, например, на северодвинском Севмашпредприятии, которое строит атомные подводные лодки, в том числе и долгожданные стратегические крейсера «Бореи», военную приемку сегодня называют «лейтенантским взводом». Качество контроля — соответствующее.

Удивительно ли, что даже головной «Борей» — атомный подводный ракетный крейсер стратегического назначения проекта 955 «Юрий Долгорукий» до сих пор не передан флоту? Хотя сроки переносились не один десяток раз. Последний — с июля нынешнего года.

Никак не закончатся испытания главного оружия для «Бореев» — межконтинентальной баллистической ракеты морского базирования «Булава». Главнокомандующий Военно-Морским флотом адмирал Чирков, правда, еще минувшим летом как-то удивительно уклончиво заявил, что «Булава» «фактически принята на вооружение». Дескать, остались формальности — бумаги подготовить.

Однако не такие это и формальности. Поскольку речь идет об акте госприемки нового оружия. Он не подписан до сих пор. Ведь «Юрий Долгорукий» не выполнил едва ли не самую важную стрельбу — пуск «Булавы» из подводного положения по команде из Генштаба. Причина банальна — кончились ракеты для испытаний. Примерно половина из них грохнулась в воду во время предыдущих неудачных попыток.

Причины давно известны — низкое качество комплектующих ракет, собранных на Воткинском заводе. Собственно, когда разбирались в Совете Федерации с этими безобразиями, Путин и упомянул о военной приемке, «уничтоженной как класс».

Впрочем, о тех неудачах написано много. В том числе — и «Свободной прессой». А вот факт свежайший. В понедельник, в тот самый день, когда о порушенной системе военной приемки принялся горевать даже премьер-министр Медведев, стало известно о новой вопиющей истории. Военно-Морской флот на неопределенный срок отложил прием на вооружение новейшего корвета «Бойкий» (проект 2038.0), который лишь в сентябре нынешнего года вышел на госиспытания в Балтийское море.

Потому что выйти-то «Бойкий» в море вышел, но без своего главного калибра. 100-миллиметровая универсальная артиллерийская установка А-190 «Универсал», которая должна украшать палубу корвета, на нем отсутствует — завод не успел поставить. Но если бы и стояла — боевой мощи «Бойкому» это бы добавило несильно. По свидетельству моряков, КБ «Арсенал», которое создавало пушку, пока до ума ее не довело, хотя на предыдущие два корвета этой серии («Стерегуший» и «Сообразительный») ее все же поставили. Вот только стрелять из нее в автоматическом режиме — лучше не пробовать. Снаряды заклинивает. Одиночными — куда ни шло.

Кстати, А-190 «Универсал» мы успели поставить и на фрегаты, которые в Калининграде строим для Индии. Им тоже рекомендовано пока обходиться с капризной артустановкой побережней и стрельбой очередями не баловаться. Так что ущерб престижу нашей «оборонки» носит международный характер…

Фото: Андрей Стенин/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня