18+
вторник, 19 сентября
Общество

Кремль ставит оппозицию на деньги

Центр «Э» получил доступ к налоговой тайне

  
25

Сотрудники тайной политической полиции — Центра по противодействию экстремизму МВД (Центр «Э») — получают доступ к налоговой тайне. Это следует из приказа главы МВД, генерал-лейтенанта полиции Владимира Колокольцева, опубликованного на сайте «Российской газеты». Приказ (вступит в силу 9 декабря) расширяет — со 146 до 186 должностей — перечень лиц МВД с допуском к налоговой тайне, утвержденный в начале 2011 года экс-министром Рашидом Нургалиевым. Теперь в него входят начальник Центра «Э», его заместители, а также оперуполномоченные территориальных «антиэкстремистских» управлений.

В МВД расширение полномочий борцов с экстремизмом объясняют их новой обязанностью пресекать каналы финансирования террористов. На деле речь идет о появлении мощного рычага давления на оппозицию.

Возможно, теперь история с изъятием при обыске 1,5 миллиона евро у Ксении Собчак покажется детской шалостью полицейских. Новые полномочия позволяют сотрудникам Центра «Э» эффективно давить на любых бизнесменов, финансирующих протестное движение. Зная бесшабашность и наплевательское отношение к закону со стороны «антиэкстремистов» в погонах, можно ждать вопиющих перегибов и нарушений. «Сотрудники центров „Э“ нередко используют аморальные методы в своей работе. Это абсолютно излишняя мера, проявление полицейщины, существует достаточное количество структур, способных контролировать налоги граждан», — уже заявил лидер «Левого фронта» Сергей Удальцов.

Достаточно напомнить, что сотрудником московского подразделения Центра «Э» является старший оперуполномоченный Алексей Окопный. Окопный стал широко известной персоной после того, как на акции «Стратегии-31» в октябре 2011 года приказал арестовать шестилетнего Ваню Аксенова, который гулял с няней неподалеку от места проведения митинга. Оперу приписывают крылатую фразу: «Я бы вышел на улицу с коллегами ради нового 1937 года».

Такие методы «работы» с оппозицией — едва ли не норма для борцов с экстремизмом. Пример тому — антиэкстремистское управление полиции Смоленска, которое курировало уголовное дело о торговле наркотиками против активистки «Другой России» Таисии Осиповой. По данным правозащитников, наркотики были подброшены Осиповой при обыске, а само дело понадобилось, чтобы оказать давление на мужа Таисии, члена исполкома «Другой России» Сергея Фомченкова.

И вот опыт Центра «Э» оказался востребованным на новом направлении — пресечении нежелательных финансовых потоков. Как это повлияет на протестную активность в России?

«Мы увидим возбуждение дел против неугодных бизнесменов, поддерживающих оппозицию по псевдоэкономическим причинам», — уверен профессор МГИМО, лидер партии «Новая сила» Валерий Соловей.

— Власть вполне резонно решила, что оппозиция гораздо менее опасна, если лишить ее устойчивых каналов финансирования, — говорит Соловей. — Кто занимается финансированием российской оппозиции? Думаю, в сказки о долларах Госдепа США и британских фунтах Бориса Березовского не верят даже люди, которые подобные истории тиражируют. Основные источники финансирования оппозиции находятся внутри самой России. И вот сейчас, с доступом к налоговой тайне, у сотрудников Центра «Э» появляется прекрасная возможность давить на бизнесменов, которые оппозиции помогают. Доступ к налогам — прекрасное средство шантажа. Скажет, к примеру, такой бизнесмен, что ему не нравится российская налоговая система, или действия фискальных органов, или политической власти — и он тут же может оказаться на крючке.

«СП»: — Как это будет выглядеть на практике?

— Цель власти — показать, что в действиях оппозиционеров нет политических мотивов, что ими движет исключительно корысть. Вот это нам теперь и будут это показывать. Напомню, еще в апреле 2012 года Кремль принял решение оказать давление на лидеров оппозиции, продемонстрировав, что они уголовные и криминальные личности, занимающиеся экономическими махинациями. Поэтому допуск к налоговой тайне сотрудников Центра «Э» для меня не является чем-то неожиданным. Думаю, на новых процессах бизнесмены, поддерживающие оппозицию, будут представлены как личности с уголовными наклонностями.

«СП»: — Это эффективный способ давления на оппозицию?

— Этот способ эффективен в краткосрочной перспективе — от нескольких месяцев до одного года. Дальше эффективность начнет снижаться, и вот почему. Власть теряет не просто уважение со стороны общества — она теряет остатки доверия. И когда власть, потерявшая моральную легитимность, начинает прибегать к запугиванию общества, ее действия встречаются не со страхом, а с растущим озлоблением и раздражением. Это раздражение носит массовый характер, и оно неизбежно прорвется. Мне жаль людей, которые окажутся на пути волны недовольства, которую сегодня они сами поднимают. С ними поступят вполне по-библейски: какую меру вы отмерите, такой и вам отмерено будет…

Что показывает мировой опыт? Он показывает, что там, где власть шла на компромиссы, пыталась договориться с оппозицией, все заканчивалось более-менее мирно. А где не хотела — ее лидеров ждала судьба Чаушеску или Каддафи.

— Основная государственная задача Центра «Э» и его сотрудников заключается в сборе информации о деятельности гражданских и оппозиционных активистов в России, — говорит директор правозащитной ассоциации «АГОРА» Павел Чиков — В нужный момент, по соответствующему распоряжению, эта информация может быть реализована — чтобы нейтрализовать конкретных активистов, создать им проблемы, организовать административное или даже уголовное преследование. Чтобы выполнять эту задачу более эффективно, требуется расширять возможности сотрудников Центра «Э», расширять их доступ к различным закрытым сведениям, наделять дополнительными полномочиями. Доступ к финансовой информации — о доходах и расходах оппозиционеров — в этом смысле логичный шаг. Безусловно, это дает возможность понимать, откуда формируются основные доходы активистов, а при получении соответствующего распоряжения — создавать проблемы с функционированием этих источников.

Впрочем, я не думаю, что расширение полномочий непременно выльется в преследование оппозиционеров. Задача всех оперативных служб — это сбор информации, а ее использование происходит только после соответствующего приказа. Приказ может быть, а может не быть, он может появиться сегодня-завтра, а может через год-два.

«СП»: — То есть оппозиционеры будут на крючке?

— Я бы не стал делать далеко идущих выводов. Да, расширение полномочий Центра «Э» — это плохо, поскольку существование в правоохранительных органах структуры, которая занимается преследованием активистов, противоречит Конституции РФ. Но давайте не будем кричать, что завтра всех оппозиционеров посадят на крючок — этого не случиться…

«Удары по оппозиции будут наносить через налоговые претензии, как в Америке», — убежден один из лидеров «Левого фронта» Гейдар Джемаль.

— Такая схема уже применялась против Ксении Собчак, когда при обыске у нее изъяли 1,5 миллиона евро, и сразу заявили, что деньги будут проверять на предмет налоговой чистоты, — говорит Джемаль. — В результате, правоохранительные органы долгое время не возвращали Собчак деньги и фактически обсуждали условия, на которых они могут признать, что налоги с этих денег уплачены. Думаю, дело Собчак стало знаком того, как правоохранители будут дальше работать с оппозицией. Налоги — материя тонкая. Можно объявить, что человек не платит налоги, посадить его за решетку и тем самым вынудить его пойти на соглашение с властями.

Примерно так же действовали правоохранители в США. Там многих людей, которые оппонировали власти во времена маккартизма (движение в общественной жизни США, между концом 1940-х и концом 1950-х годов, сопровождавшееся обострением антикоммунистических настроений и политическими репрессиями против инакомыслящих, — «СП»), ломали через колено по обвинениям в неуплате налогов. Нынешняя российская власть взяла американский подход на вооружение.

«СП»: — В условиях России этот подход будет эффективным?

— У нас претензии налоговиков будут предъявляться не к реально богатым людям, а к гражданам, в большинстве своем, малообеспеченным. Но это не имеет значения. Если человек не живет на одну «белую» зарплату, если у него имеются другие источники дохода — это можно использовать для оказания давления. И прежде чем такой гражданин докажет, что не виноват — допустим, он получил подарок, за который не нужно платить налоги — он год проведет под следствием.

«СП»: — Налоговые репрессии способны ослабить волну протеста, заставить замолчать лидеров оппозиции?

— Протест зависит не от лидеров. Если сейчас заставить замолчать Навального или Собчак, думаю, это будет только содействовать протесту. Сейчас многие лидеры оппозиции настолько стратегически плохо играют, что протест выиграет, если они замолчат…

Фото: ИТАР-ТАСС/ Антон Луканин

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня