Общество

Американцы тоже люди

Дмитрий Соколов-Митрич о том, чему нам стоит поучиться у янки

  
693

За 37 лет моей не самой скучной жизни мне рассказали про американцев все. У них только доллары в глазах, они признают лишь успех и беспощадны к неудачникам. Они тупые, они совсем рехнулись на своей политкорректности, они все время лживо лыбятся и вообще — какие-то ненастоящие. А в последнее время американцы стали толстые и страшные. И вообще — дни их гегемонии сочтены, с таким народцем недолго осталось.

Я, честно говоря, даже почти поверил. Поэтому, когда месяц назад летел в Америку первый раз в жизни, сильно волновался — смогу ли выдержать целых двадцать дней среди биороботов и одноклеточных амеб? Не потеряю ли я веру в человечество, глядя на этих жандармов планеты?

Рядом с гостиницей, в которой я ночевал первую ночь в Нью-Йорке, мне попался ресторан «Наша Раша».

— Слушай, ну скажи мне в двух словах, американцы — они вообще какие? — спросил я соседа по барной стойке после того, как сам ответил на уйму его вопросов про Путина, Навального и будущее мавзолея Ленина.

— Ну, как тебе сказать. Если в двух словах, то, наверное, так: святые люди.

Нечто подобное в разных вариациях я потом слышал на русском языке в Бостоне, Сакраменто, Сан-Франциско, Лос-Анджелесе. А когда летел обратно, сам себе не мог поверить. Я думал, что в США мне понравится все, что угодно, кроме людей: небоскребы, секвойи, золотая осень на северо-восточном побережье, дорога № 1 между Сан-Франциско и Лос-Анджелесом, Гранд Каньон и дешевые айфоны. Это все мне, конечно, тоже очень понравилось. Но люди все-таки прикольней.

Во-первых, они красивые. Парни подтянутые, девушки симпатичные — не все, конечно, но некоторая критическая масса присутствует. Моржеподобные туловища под 150−200 килограммов за последние годы куда-то сгинули. Говорят, они еще остались где-то глубоко в провинции, но и там я их что-то не особо замечал. А большие города в последнее время охватила мания здорового образа жизни. За все двадцать дней жирных чудовищ мне попадалось по одному в день, не более.

Во-вторых, американцы добрые и вовсе не жадные. Конечно, они умеют уважать и считать деньги, и терпеть не могут тратить их бессмысленно. Но тратить осмысленно — для них это вовсе не значит тратить на себя. Если посмотреть, сколько уходит на благотворительность — в долларах, часах и джоулях — у среднестатистического жителя США и России, то нам станет стыдно. Вселенская отзывчивость русского человека? Ну-ну…

Американцы вообще страшно наивные и доверчивые. Только такие наивные и доверчивые люди могут разбомбить полпланеты в полной уверенности, что это ей на пользу. В каждый американский дом звонят по несколько раз в день представители всевозможных благотворительных организаций — честных и не очень — и их редко посылают на четыре буквы. Типичный американец считает своим долгом подписаться хотя бы на три благотворительные программы, которые будут автоматически отщипывать от его зарплаты по 10−20 долларов в месяц. И в его глазах все они пользуются презумпцией добропорядочности. «Знаем мы этих…», — такого тут не услышишь.

Американцы очень любят то, что у нас всегда презрительно именовалось «общественной нагрузкой». Каждое утро на улицы американских городов выходят сотни тысяч обывателей со знаками «Стоп» на длинной ножке. Они дежурят на тротуарах возле пешеходных переходов и как только видят идущего в школу ребенка, тут же вскакивают, останавливают поток машин и с наслаждением от ощущения собственной полезности переводят ребенка через дорогу. Им никто за это не платит. Им это просто нравится. И примеров такого рода в американской жизни — огромное количество.

Вообще американцы ни разу не индивидуалисты. По крайней мере, если сравнивать их с нами. Более коллективистской нации трудно себе представить. После урагана Сэнди я жил в Нью-Йоркском пригороде Пэлхэм. Во всем поселке отрубило электричество — попадали столбы. Беда обошла стороной лишь одного дедушку, у которого электричество каким-то чудом сохранилось. Дедушка тут же побежал в магазин, скупил там все удлинители, воткнул их в свои розетки и вывел на улицу. Теперь его дом похож на куст клубники, обросший усами — втыкайся, кто хочешь. Нужен интернет? Пожалуйста! На заборе дедушка повесил код своей сети. Поведение, к сожалению, типичное для американского общества. К сожалению — потому что не для нашего.

Но наивность, доверчивость, коллективизм — это у них не от скудоумия. Когда начинаешь обсуждать с американцем окружающую реальность в деталях, выясняется, что большинство из них все прекрасно понимают. И про политическую систему, построенную на иллюзии, и про туго работающие социальные лифты, и про могучую кучку, которая в своих интересах манипулирует интересами не только всей планеты, но и своего народа. Но при этом всю эту «правду жизни» они не воспринимают как повод для уныния.

— Знаешь, в чем смысл наших выборов, — спросил меня один жизнерадостный американец. — Я тебе могу анекдот рассказать, и ты сразу все поймешь. Приходит мужик в бар и заказывает пива. Бармен у него спрашивает: «Вам разбавить или недолить?» А мужик отвечает: «Ты меня лучше обсчитай».

— Что-то я не понял.

— Ну, смотри. Чем отличаются демократы от республиканцев? Только тем, что одни воруют на социальных программах, а другие лоббируют интересы своих финансово-промышленных групп. То есть одни разбавляют, а другие недоливают. При этом избиратель готов доплачивать за эффективную власть, он согласен платить чаевые — лишь бы его хорошо обслужили. И чаевые принимаются, но на следующих выборах торг начнется уже с новой планки.

Это, пожалуй, самое важное и драгоценное качество американцев — принимать реальность такой, какая она есть, но не зацикливаться на ее недостатках. Они инстинктивно делают ставку на скорость действий, они смотрят вперед, а не вокруг — это их способ выживания. Нас где-то обманули? Да и наплевать, это издержки жизни, мы их покроем, мы найдем новые возможности, откроем новые отрасли — это выгодней, чем останавливаться и бороться за какую-то там справедливость.

Американцев очень трудно разочаровать в человечестве, потому что ничего такого особенного они от человека не ждут, главное — чтобы соблюдались правила. У американцев игровое сознание, они чужды дидактике, их общество отличается от нашего так же, как юношеская команда на бейсбольном поле от старшеклассников, сидящих на уроке по этике и психологии семейной жизни. Одних учат жить не по лжи, а других просто помещают в условия, не совместимые с неэффективными действиями.

Потому даже самые заядлые америконенавистники (встречаются среди них и такие) не снимают звездно-полосатый флаг со своего дома. Потому что это флаг не государства, а общества. Это не знак покорности хозяину поля, а символ команды. Может, мы играем и в дурацкую игру, но мы все равно хотим в ней победить. Потому что… Да не почему! Просто не любим проигрывать.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня