18+
суббота, 28 мая
Общество

Ваш Дима

Лимонка в Быкова

  
3745

Мы продолжаем публикацию «лимонок» от известного писателя. Все пострадавшие при взрыве имеют возможность ответить автору в той тональности, в какой захотят, на нашем сайте. Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

В день, когда умер Борис Стругацкий, Дмитрий Быков кокетливо заявил: «Как без него жить, я не представляю!».

И, конечно же, это перебор в пошлости.

«Дима» давно меня раздражает.

Это тот нередкий банальный случай, когда из долго подававшего надежды гадкого утенка, в конце концов, получился гадкий селезень.

Проезжаться по поводу его замечательной знойной комплекции я не стану, поскольку комплекцию не выбирают. А вот по поводу его духовной, сущностной, если можно так выразиться «округлости» вынужден.

Во Франции (знаю, потому что я там жил долго, судьба забросила) есть такая широко распространенная категория людей: bien-pensantes, то есть правильно думающиее, они же политкорректные. Это та же категория населения, кто у нас определяются самоназванием «приличные люди». Те, кто за все хорошее, против всего плохого. Аккуратно следующие коллективным предрассудкам своего времени.

Bien-pensant — друг животных и национальных меньшинств, он, упаси Боже, не расист, он не назовет негра негром, но назовет афроамериканцем, он защитник секс-меньшинств, он противник «кровавых диктаторов» по версии Соединенных Штатов, он за прогресс и против регресса, за Запад против Востока… Он — яростный противник прошлого человечества, поскольку там сплошь и рядом одни герои, а герои — это не подарок, большинство героев человечества были убийцами с оружием в руках, а то и насильниками, педофилами, кровосмесителями и фаллократами. Он и жнец и швец и на дуде игрец, как определяет таких народная мудрость. На все руки мастер.

Быков такой хороший, такой правильный, такой современный, такой вездесущий, такой посредственный, такой банальный, что противно. Дмитрий Львович и учитель, и романист, и лектор, и пропагандист, и поэт с легким пером. Короче говоря, он как дама приятная во всех отношениях, только не дама. За словом в карман не лезет, премии получает изобильно, на всех радио его голос нас поучает, и ни грамма трагедии в жизни…

(Он стал вызывать неприязнь не у одного меня. Его старый товарищ по обществу «куртуазных маньеристов» Вадим Степанцов недавно посвятил ему язвительное стихотворение).

Я стал замечать, что он духовно «круглеет» несколько лет тому назад. В его публичных выступлениях назойливо зазвучали менторские ноты. Он проповедовал округлость. Он решил, что пора ему начать учить граждан РФ своей модной пошлости.

То, что он влился в безопасный, разрешенный властями протест и стал завсегдатаем Болотных и Сахарова, — закономерно. Следовательно, он не увидел в протесте риска для своей шкуры. Следовательно, так безопасно стало быть протестующим против режима, что даже такой вот круглый Быков осмелился стать оппозиционером.

Он годами наблюдал жизнь нацболов и порой высказывал им сочувствие, однако к такому опасному сопротивлению не примкнул. Еще чего, там же и помнут, а то и посадят.

И вот он дождался своей политики, без трагедии с одним позитивом только.

Он влился, когда протест неразрешенный, то есть истинный, уже был убит. Революция рассерженных горожан прожила короткие шесть дней с 4 декабря по 10 декабря 2011 года. И вот тогда на Болотную вышел Быков. Вместе с Полиной Дерипаска, с Ксенией Собчак, с Тиной Канделаки, Алексеем Кудриным и Артемием Троицким в костюме презерватива или в красных штанах, не суть важно, вышел карикатурой среди карикатур.

Не то чтобы Быков так уж важен, но он феномен, он — социальное явление. Быков — это и Парфенов, и Акунин, они все как китайские болванчики изготовлены буржуазной, вполне уродливой средой. Быков — это социальное явление, В нем многие протестующие с Болотной признают себя. Потому его популярность оказалась на выборах в КС почти равной популярности Навального.

Навального признает своим офисный планктон, он ведь занимается тем же, чем они занимаются в офисах: добывает документы с печатями, загоняет в компьютер, каталогизирует. Навальный — современный бухгалтер.

А Быков банальный деятель буржуазной культуры.

Ну, приглядитесь же… Его фрондерское зубоскальство в сериале «Гражданин — поэт» власти не опасно, оно потешает обывателя, такие знаете остренькие симпатичненькие фрондерские вирши.

Осип Эмильевич Мандельштам, самоубийственно и упрямо читавший своим знакомым стихотворение о хозяине Кремля — «кремлевском горце», подвергал себя страшной опасности и умер в лагере. Дима Быков поет свои веселые вирши, свои кукиши из кармана, и ни на него, ни на неприглядного артиста Ефремова власть даже не цыкнула. Быть фрондерами сегодня безопасно и прибыльно. Они ж денег заработали немало гастролями, эти куплетисты, Мандельштам заработал смерть.

В серии ЖЗЛ Дмитрий Львович испек две книги. Обе о псевдо-героях. О своих духовных отцах.

Одна называется «Пастернак». Борис Леонидович Пастернак, всю жизнь умудрявшийся получать дивиденды от советской власти, — пример одновременно и приспособленца, и труса. Оригинальный, но небольшой поэт. И бездарный прозаик, автор сентиментального романчика «Доктор Живаго», за который он получил от Запада Нобелевскую премию, но из трусости от нее отказался. Быкову Пастернак приглянулся своей хитрой жизнью приспособленца, ведь не выбрал же он написать о Варламе Шаламове? Трагедия его отталкивает.

Вторая книга Быкова в ЖЗЛ: «Булат Окуджава».

Фрондер, как и Быков. Умевший эксплуатировать советскую систему, даже фыркавший ей в нос. Пел свои сюсюкающие кухонные песенки под гитарку, писал для заработка неталантливые исторические романы. Скончавшийся также не храбро и неумно, как и жил. Это же надо каким быть искривленным, чтобы в 90-е годы уехать в изгнание во Францию, когда бурлит Россия. Это надо было быть нечувствительным к Истории и неумным одновременно.

И вот Дима стал лидером оппозиции. Само его участие в выборах в КС говорит о его тщеславии. Сидит теперь в Координационном Совете рядом с пошляками телеведущими и звездами интернета. Рядом со светскими шлюхами и игроком в покер. Исключительно веселая компания, ни одной трагедии на всех.

Все вместе они собираются решать судьбы оппозиции.

Они себя считают новым и современным классом. На самом деле они уродливая мутация части буржуазии в периферийной стране на окраине Европы. «Образовался новый класс», гордо вещают они, и Дмитрий Львович с ними.

Это вы-то новый класс?!

Светские шлюхи, проходимцы и второстепенные литераторы, как и игроки в покер, существовали в России в изобилии и в XIX, и в XX веке. Правда, мы не знаем исторического прецедента, чтобы такая группа выдавала себя за оппозицию. Личный состав модной светской вечеринки, это да.

Произошла комедия, возможная только в неопытной России, Эти актеры выдают себя за оппозицию, как гоголевский герой фальшивый ревизор выдавал себя в провинциальном городе за ревизора из столицы. Только в последнем акте выясняется, что подлинный ревизор на пороге. Следует немая сцена.

Дмитрий Львович, выступи, скажи: «Я не ревизор. Я большой и нелепый парень, умеющий произносить благоглупости. Простите меня, это был обман, Я буду впредь знать свое место, сидеть и острить на радио, хохотать…».

Так ведь не скажет. Он же уже взрослый, уродливо сформировавшийся человек.

Смотрите также:

Пархоменко, политработник

Ваш Вова

Ваш Боря

Ваш Сережа

Ваш Леша

Об авторе
Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
Миртесен
Цитаты
Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Руслан Хасбулатов

Экономист, экс-председатель ВС России

НСН
Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Юг
СП-Поволжье