Общество

2013-й год будет критическим

Известный астролог Михаил Левин рассказал о том, чем восточная Змея опасна для россиян

  
42062

Так сложилось, что в канун новогодних праздников принято не только подводить итоги года уходящего. Всегда хочется немного заглянуть и в будущее: узнать, что случится с нами в новом времени, после боя курантов. Поэтому мы обратились к известному астрологу, ректору Московской академии астрологии Михаилу Левину с просьбой приоткрыть для читателей «СП» тайны своих предсказаний на 2013-й год.

«СП»: — Михаил Борисович, что за год нас в целом ожидает?

— 2013-й — это год Змеи (по китайскому календарю). Змея эта водная, ее цвет — черный. По тем же китайским представлениям, змея - символ мудрости, а мудрость, как известно, плод нелегкого опыта. Так что год в целом будет очень хорош для людей разумных, не принимающих решения под влиянием эмоционального порыва, а внимательно обдумывающих свои решения. Еще я могу добавить, что 2013 достаточно оптимистичен для тех, кто привык не получать, а делать. Для них это время открывающихся возможностей.

«СП»: — А что год Черной Водяной Змеи принесет нашей стране?

— В целом год обещает быть не хуже предыдущих. Но для России он будет трудным. Год Змеи вообще для нашей страны является критическим. Вспомните: 1905 год — революция, крестьянские бунты; 1917 год — революция; 1929 год — коллективизация; 1941 год — начало войны; 1953 год — смерть Сталина. По количеству смен власти год Змеи в нашей истории превосходит все остальные.

«СП»: — Отчего же нам так «везет» — что ни год, то «эпоха перемен»?

— А разве уходящий год был тяжелый? Для России он как раз был достаточно спокойный. Тяжелый реально год — это, когда на улицах трупы от голода лежат. А когда, образно говоря, приходится выбирать между двумя разными коктейлями — не знаешь, который выпить, — я не считаю, что это очень тяжело. Что тут, в России, тяжелого? Нас Бог хранит. Мы сидим на нефти. И при, в общем-то, абсолютно бездарном управлении экономикой совершенно спокойно себе живем. Нашим соседям значительно тяжелее.

«СП»: — В советское время было принято сравнивать экономические успехи страны с показателями 1913 года. Будет ли 2013 год такой же точкой отсчета в истории и не ждать ли после него революции?

— Там не «тринадцатый» был историческим, историческим был следующий, «четырнадцатый» год. 1913-й все-таки никак нельзя назвать выдающимся годом. Правильней считать его просто последним спокойным годом, когда происходил бурный рост экономики. В 1914-м началась Первая мировая война, и случился полный обвал. На фоне общего падения и разрухи «тринадцатый» выглядел действительно ярко. Но он просто был последним благополучным годом в истории Российской империи.

«СП»: — Не получится, что 2013-й тоже станет последним благополучным годом, но уже для новой России?

— Могу сказать, что кризиса нам точно не избежать. И обусловлен он будет одним — ухудшением финансовой ситуации. Экономика России ведь проста как мычание: если чуть падает цена на нефть, у нас немедленно все начинает валиться, потому что мы преимущественно на этих деньгах и живем. Мы — сырьевая держава, экономики как таковой — ну, в смысле производства — у нас нет. А в середине года поток финансовый уменьшится и это почти мгновенно скажется на состоянии экономики страны в целом.

«СП»: — А почему финансовый поток уменьшится?

— Не знаю, будет ли это цена на нефть — я конкретную цену на нефть не исследовал, честно скажу. Я вижу ситуацию: по какой-то причине слабеет вот этот поток денег, который к нам идет. Возможно, это падение цены на нефть, возможно — уменьшение продаж по непонятной причине.

«СП»: — Но в итоге мы можем получить еще один «черный» август, как это было в 1998-м году?

— Нет, такого, как в 98-м, уже не будет. На самом деле мы после 98-го перешли в другую экономическую ситуацию, поэтому повторения дефолта нам не грозит. Я не думаю, что будет полных крах — деньги идут, и уменьшение поступлений будет короткое — несколько месяцев, максимум полтора года. Тем не менее, для нашей экономики это будет очень серьезное испытание, учитывая, что ни одна из серьезных социальных проблем так и не решена и, в общем-то, не начала решаться.

«СП»: — Серьезные проблемы в экономике, естественно, не могут не повлечь за собой проблем политических. Что с властью?

— Ну, для Путина наступающий год — не самое лучшее время, у него большие проблемы. Я далеко не уверен, удастся ли ему сохранить свой пост. Думаю, есть варианты: он может, даже если продолжит свою деятельность в роли президента, потерять влияние. Обратите внимание: ни одно из начинаний Путина не закончилось успешно. Провалы во внешней политике. Внутри страны — тоже почти всюду провалы: авиация, космос, оборонная промышленность, армия и т. д… Там, где происходят какие-то реформы, там немедленно начинается огромное воровство. В общем, огромное количество нерешенных проблем. Ситуация неустойчивая настолько, что достаточно качнуть чуть-чуть… Я вижу, что период единоличного правления заканчивается. Изменение тенденций начнется уже осенью 2013 года.

«СП»: — Что с правительством Медведева?

— Смена правительства вполне может произойти. Но я сомневаюсь, что самого Медведева уберут с должности. Более того, у Дмитрия Анатольевича в ближайшее время неплохие шансы упрочить свои позиции. Будущее премьера выглядит неплохо. Глядя на его карту, я сказал бы, что у него имеется перспектива подняться по служебной лестнице. Но как может улучшиться служебное положение Медведева? Он уже второй человек в стране. И здесь два варианта: либо усиливается влияние, либо повышается пост.

«СП»: — Михаил Борисович, вы фактически предсказали события на Болотной 2011 года. А что будет с нашей оппозицией и протестным движением в следующем году?

— Я думаю, что активность гражданского общества будет нарастать, и со временем общественные движения станут действительно реальной силой — создавая альтернативу в первую очередь местным властям и судебной власти. По-настоящему влияние оппозиции мы почувствуем году в четырнадцатом-пятнадцатом. Но с конца следующего года (все в том же ноябре-декабре) начнется заметный рост общественной активности именно на периферии.

«СП»: — А как будут развиваться события на Ближнем Востоке, где сейчас очень неспокойно? И может ли Россия быть втянутой в военный конфликт?

— На Ближнем Востоке в целом сейчас идет волна политических перемен. Она началась в 2010—2011 годах и продлится до 2016 года. То есть, ситуация будет неустойчивая еще как минимум года три. Что касается нашего в нем участия… Слушайте, нас силой не затянешь туда. Нам воевать нечем. Нечем и некому. Разве не видно: мы вообще стараемся избегать любого активного участия. Так что никуда не влезем. Мы как-то можем только пытаться в переговорах участвовать. Вообще в следующем году я войну не предвижу. У нас.

«СП»: — Какая деятельность в новом году будет особенно успешной — торговля, искусство, наука, политика?

— Как говорится, каждому свое: кому-то торговля, кому-то политика. Более-менее прилично все будет складываться в торговле, хотя и там есть свои подводные камни. Как всегда активны и в какой-то степени успешны в первой половине года будут банки. Но осенью у них начнутся проблемы. По-прежнему под напряжением авиация, космонавтика, электроэнергетика, но к ним еще добавится водный транспорт и химическое производство. Экономическую ситуацию могут осложнить еще и аварии в добывающих отраслях.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня