Общество

Осколки русского мира-3

Тихий исход староверов из турецкого Карса

  
747

Присоединение к Империи Аджарии и Карсской области — вот, пожалуй, и весь список приобретений России по итогам русско-турецкой войны 1877−78 годов. Стамбул захватить не удалось, Герцеговину присоединила Австро-Венгрия, а освобожденная русскими Болгария стала прогерманским государством.

Регион Карса входил в состав Российской империи с 1878 по 1918 год. А 30 октября 1921 года большевики подписали с восставшими против султана и Антанты турецкими республиканцами во главе с Кемалем Ататюрком договор о передаче Карсской области Турции. Шла гражданская война, эта территория была отрезана от Советской России, на севере находилась враждебная Грузия. Турецкие республиканцы поклялись открыть ещё один фронт против нашего врага — Антанты и воевать насмерть. Своё обещание они полностью сдержали.

После окончательной победы турецких республиканцев в 1923 году, СССР получил на своей южной границе самого верного, преданного союзника. Впоследствии, впрочем, отношения между нашими странами несколько испортились.

Карс произвёл на меня сильное впечатление. Он был построен в соответствии с планом, разработанным русскими архитекторами. Строго параллельные и перпендикулярные улицы резко контрастируют с хаотичной застройкой турецких населённых пунктов. Здесь сохранилось множество домов русского архитектурного стиля, а в некоторых местах целые улицы напоминают типично русский городок.

Некоторые из домов в отличном состоянии, их облюбовали правительственные учреждения. Другие, наоборот, уже долгое время стоят брошенными, не ремонтируются, но и не сносятся — эта ситуация обычна для Турции.

Я заходил в покинутые здания, видел деревянные двери, лестницы, окна с задвижками тех времён, и у меня появлялось мистическое ощущение, что русские люди ушли отсюда только вчера. Чем-то действительно колдовским веяло от обстановки в этом странном городе.

К сожалению, мы живём в век железобетона. Сегодня выгоднее снести обветшалое строение и построить на его месте новое, со всеми инженерными коммуникациями, чем реконструировать старое и маленькое здание. Многие русские дома, особенно не представляющие архитектурной ценности, были заменены уродливыми многоэтажными коробками. Впрочем, турецкие власти недавно приняли решение более бережно относиться к русскому архитектурному наследию и использовать его, как приманку для западных туристов.

Недалеко от вокзала находится музей города, там стоит исторический вагон, подаренный большевиками восставшим республиканцам, в котором и был подписан договор о передаче Карсской области. Надписи на русском языке бережно реставрируются почти столетие, но, к сожалению, в русский текст с тех пор вкрались грамматические ошибки. По просьбе работников музея, я написал им свои поправки.

Недалеко от сохранившихся русских (ныне турецких) казарм раньше располагался армейский собор Александра Невского. Вначале бесхозное, из-за отсутствия прихожан здание, с сохранившейся колокольней находилось в ведении стадиона, но с 1985 года его снова стали использовать как место культа, переделав под мечеть, а колокольню демонтировали. Колокол, изготовленный, судя по надписи, в Нижнем Новгороде, находится на почётном месте в музее, как и хорошо отреставрированные резные ворота, кресты и церковная утварь. Могу констатировать, что в Грузии и Армении с символикой и памятниками времён СССР, а также с исламскими предметами культа, тамошние власти церемонятся куда меньше…

В музее множество туристских проспектов на нескольких языках, но на русском искать бесполезно. Служитель объяснил:

— У нас летом бывает множество западных туристов, но русских почему-то нет. Нет спроса — нет и проспектов на русском.

В гостинице спросил у администраторов: есть ли ещё здесь русские, потомки выходцев из Российской империи? Вопрос вызвал оживлённую дискуссию, в ходе которой я впервые услышал слово «молокане» — у кого-то в Карсе был друг, чья бабушка была русской.

Друга нашли, но он не знал по-русски ни слова, а бабушка его умерла. Однако он подсказал, где найти руководителя русских молокан Карса. Имя его уже звучит на турецкий манер — Ведат Акчаюз, да и внешностью он тоже похож на местных жителей — смешанные браки. Русским он уже тоже не владел, мы общались на английском, и мне было странно и грустно наблюдать результат глубокой языковой ассимиляции, на которую сегодня обречены русские, проживающие далеко от исторической родины.

Владелец небольшой туристской фирмы, он, тем не менее, энтузиаст сохранения культурного следа русских молокан в Турции и поддерживает контакты со всеми, кто считает себя в Карской области таковыми. Ведат бывал и в Ставрополье, куда в 60-е годы переселялись турецкие молокане. Я с интересом смотрел его фотографии, видеозаписи, изданный им исторический обзор, получасовой фильм о молоканах, подготовленный для показа по турецкому телевидению. Недавно он организовал в Стамбуле выставку о культуре турецких молокан.

—  К 1920-му году в Карсе было приблизительно 18 тысяч русских староверов — молокан, бежавших от религиозного притеснения на окраину Российской Империи, где существовало послабление в этом отношении. Они компактно проживали в больших селах, разбросанных по всему региону. После присоединения Карской области к Турции, перед ними стал вопрос: оставаться или уезжать?

В двадцатые годы уехало порядка 15 тысяч человек, цифра очень приблизительная. Вторая волна переселений в СССР пришлась на 1961−62 годы, это ещё порядка 1500 человек. На сегодня в Карской области насчитывается лишь около 100 человек, которые называют себя молоканами. Молоканские села опустели, русская молодежь в поисках лучшей доли уехала в Стамбул или Анкару.

Всего же, учитываю высокую рождаемость в среде староверов, сегодня число прямых потомков молокан в Турции должно составлять не менее 10 тысяч человек.

Вероятно, ситуацию того времени можно реконструировать следующим образом. Уехать в СССР, не означало убежать за тридевять земель, граница пролегала в нескольких десятках километрах, даже скот можно было перегнать. Советская Россия не только прекратила преследовать «сектантов», но и стала оказывать им поддержку, как пострадавшим от царского режима, в пику православной церкви, поддержавшей белогвардейцев. Отношение русских с новой властью были хорошие, но тогдашняя Турция была очень, очень бедной.

Президент Кемаль Ататюрк отошёл от традиционной османской политики национальной терпимости и невмешательства и повёл политику создания национального государства. Русские дети на общем основании стали учиться в турецких школах, и началась языковая ассимиляция оставшихся в Турции русских молокан.

Особенности национальной политики

Посольства США в республиках СССР формируются из тех, чьи предки когда-то приехали оттуда в поисках лучшей доли. США полагают, что они лучше сумеют адаптироваться к местной ситуации.

Еврейские банкиры, инвестируя в Россию и СНГ, ставят во главе филиалов банков местных евреев.

Огромный турецкий экспорт в Западную Европу идёт через турецкую диаспору.

Китай приравнивает этнических китайцев, подданных других стран, к своим гражданам. Китайцы Малайзии и ряда других стран Юго-Восточной Азии подмяли под себя и на благо Китая экономики этих стран. Пекин не проводит агитацию за возвращение китайцев на свою «историческую родину», наоборот. Китайцы за рубежом регулярно приезжают на отпуск в метрополию, их дети учатся в китайских вузах, чтобы затем вернуться обратно.

Проживающие в Турции молокане и их потомки, знающие язык и обстановку в стране, не стали ни нашими дипломатами в этой стране, ни торгпредами, ни крупными купцами, ориентированными на торговлю с СССР и Россией. Их родные деревни не превратились в образцовые аграрные производства. Единственное, на что хватило ума у наших властей — это в начале 60-х устроить «воссоединение» и загнать русскую диаспору в Турции в села Ставрополья.

Оставшаяся в Турции русская молодежь уехала из родных сел. Из родных обустроенных домов, где прожило много поколений русских людей, они добирались в Стамбул, чтобы поселиться в гэджеконду (в переводе: лачуги, построенные за одну ночь), разгружать мешки и работать зазывалами на рынке.

Для ясного понимания ситуации, в которой оказалось оставшееся в Турции русское население Карсской области, упомяну о социальной структуре этой страны.

В свое время в СССР взял курс на то, чтобы население имело работу в своих селах, в районных, или, в крайнем случае, в областных центрах. Можно спорить об эффективности многочисленных колхозных цехов, районных элеваторов, мелиоративных организаций или мелких швейных производств или дискутировать о правильности распределения ресурсов по республикам и регионам. Можно говорить, что в Чехословакии или ГДР подобная политика проводилась несравненно более эффективно. Но, как бы то ни было, СССР избежал того, чтобы половина его трудоспособной молодежи жила в землянках, лачугах и «нахалстроях» в окрестностях Москвы и Ленинграда.

Сегодня на востоке Турции почти нет ни промышленности, ни туризма. Страшная нищета опустевших, несмотря на высокую рождаемость, сел. В Карсе, областном центре, найти работу в харчевне при базаре — огромная удача для крестьянина.

Ведат Акчаюз задал мне вопрос, как российскому корреспонденту:

— Если ли возможность содействовать организации русского туризма в Карс и его окрестности? Я предлагаю вам поехать сейчас к одному из наших молокан, в бывшее русское село, теперь оно называется Чакмак, это всего пять километров от Карса. Он живет в старинном русском доме, который можно отремонтировать и селить там, если это будет надо, русских туристов.

Я пообещал помочь (как связаться с Ведатом, написано на его визитной карточке (см. фото) и отправился в Чакмак. Старинный крестьянский русский дом с характерной деревенской резьбой по дереву, по двору бродит с важным видом несколько индюков, лает собака. Хозяин, русский молоканин, не знает уже не единого слова на русском…

Иллюстрация на открытии: Репродукция литографии 1877 года «Осада турецкой крепости Карс».

Фото автора и из архива молокан

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Алексей Кротов

Почетный строитель города Москвы, член Союза архитекторов России

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня