Общество

Ленин и Путин: кто России ближе

89 лет назад умер создатель первого в мире социалистического государства

  
1037

21 января 1924 года в подмосковных Горках ушел из жизни Владимир Ленин. Потомственный дворянин, до 16 лет не интересовавшейся политикой, оказался человеком, который перевернул монархическую Россию и создал на ее месте первое в мире социалистическое государство. В 1990-е Ленина было модно представлять безжалостным тираном, готовым ради идеи растоптать половину населения империи. Сегодня, когда из-за экономического кризиса мир снова разворачивается в сторону левых идей, Владимир Ленин опять занял место среди фигур первой величины в мировой истории. И до сих пор хранит в себе загадку: как получилось, что большинство населения патриархальной империи пошло за ним, выбрало сторону красных?

Владимир Путин — тоже символ революции, правда, либеральной и буржуазной. Если верить социологическим опросам и результатам выборов, его поддерживают более половины россиян. Мы решили выяснить, кто — Ленин или Путин — все-таки ближе России?

«Владимир Путин и Владимир Ленин работают с разными типами сознания и с разными типами людей в России», — считает писатель Захар Прилепин.

— Ленин работает с мятущимся пассионарным сознанием, с людьми, которые нацелены на видоизменение существующего порядка вещей — причем не только в социально-экономическом смысле, но и в метафизическом, — говорит Прилепин. — Путин, что бы он ни говорил, обращен всем своим существом к самым косным, самым медленным, самым равнодушным людям в России. По крайней мере, большинство его сторонников — это люди, не заинтересованные ни в чем, кроме сохранения своего нынешнего состояния. Поэтому эти два персонажа не сопоставимы ни по каким параметрам. Ленин — человек большой истории, а Путин — человек исторического промежутка, который может кончиться прекращением существования России как государства. В этом их разница…

«Сравнивать Ленина и Путина вполне возможно, через сходство и различия многое становится понятно», — возражает историк и публицист Андрей Паршев.

— Оба — Ленин и Путин — руководители одного и того же гигантского государства, они стоят в длинной цепи правителей России, в которой около ста князей, царей, императоров и генсеков, — говорит Паршев. — Это фигуры вполне равноуровневые.

Оба пришли к власти одинаково неожиданно. За год до Октября 1917 года в Российской империи мало кто знал о Ленине — кроме разве что царской охранки и отдельных продвинутых представителей революционной интеллигенции, которых было не так много. Они что-то знали о некоем Николае Ленине, который много лет жил за границей и писал довольно хлесткие и глубокие политические статьи.

И вдруг, в обстановке развала и ощущения надвигающейся катастрофы, все чудесным образом изменилось. Замечу, с тем, что такое ощущение действительно было, никто не спорит. Начиная с 1916 года, кандидаты на пост премьер-министра слезно умоляли Николая II не назначать их на этот пост, поскольку чувствовали неспособность удержать обстановку.

А потом катастрофа случилась — крушение монархии, свержение ее тогдашними либералами. И затем, после нескольких странных промежуточных этапов, власть, по сути, была подобрана большевиками. Силы, потраченные Советами на захват власти в октябре 1917 года, были мизерными, правительство Ленина взяло власть, которую никто особенно не хотел брать.

Здесь как раз возможно провести параллель с Путиным. Кто знал Владимира Владимировича за год до того, как он стал президентом? Да, Путин какое-то время поработал премьером — но всех ли премьеров России за последние 20 лет вы вспомните?! В 1999 году тоже было ощущение надвигавшейся катастрофы. Дефолт 1998 года, проигранная война в Чечне, при не вполне адекватном правителе… Сейчас о том времени стали забывать, но ведь тогда можно было увидеть и труп на улице… Хотя точного сходства нет, и приход Путина не был революцией — в 2000-м Россия получила правителя, которого она выбрала. Выбрала, потому что, я считаю, на всех выборах, где Путин побеждал, народ за него голосовал.

«СП»: — Голосовал за что?

— Это как раз самое интересное. Когда говорят, что большевики узурпировали власть — это не совсем верно. Народ, можно сказать, за большевиков проголосовал. В обстановке Гражданской войны многим приходилось выбирать, на какой он стороне. И реально получилось, что большинство оказалось на стороне красных. Такой «референдум» — хотя в нем нет избирательных участков и бюллетеней — очень весомый аргумент.

Мало того, победой большевиков в Гражданской войне дело не кончилось. Наша страна вошла в тяжелый период, включающий коллективизацию и индустриализацию. Он растянулся на годы, в течение которых людям жилось очень нелегко. Тем не менее, было что-то, что заставляло население относиться к большевистской власти с доверием.

Дело в том, что эта власть продекларировала цель, которая оказалась близка основной массе населения России — крестьянам. По сути, большевистское руководство пообещало построить Царство Божие на земле — ни больше, ни меньше. Об этом напрямую не говорилось, но действия ленинского правительства воспринимались именно так. Большевики пообещали, что построят такое общество, и ничего для этого не пожалеют.

В это люди искренне верили, хотя по-разному относились и к Ленину, и к Троцкому. В народе, к примеру, частушек про Ленина было не меньше, чем анекдотов про Брежнева в позднее советское время.

«СП»: — Чем отличается нынешняя ситуация, с Путиным?

—  За Путина голосовали «чтобы не было хуже». Сегодня не тот исторический период, когда государство и народ решают какую-то сверхзадачу. Сейчас лишь готовятся условия, чтобы мы все оказались перед необходимостью такую задачу решить, чтобы захотели этого. Скорее всего, необходимость и желание придут через страдания, — возможно, через катастрофу.

Мы уже не можем ожидать, что вот сейчас что-то кардинально изменится в нашей системе организации общества и государства. Нынешняя система не может не только создать что-то хорошее, но даже пообещать народу хорошее.

«СП»: — Получается, Ленин был ближе России, потому что большевики несли сверхидею почти религиозного масштаба, а у Путина сверхидеи нет?

— На мой взгляд, большевизм в России — это ересь православия. Расхожее выражение «Россия — Третий Рим» еще не так давно вовсе не было фигурой речи. У российской монархии была реальная идея воссоздать некое священное государство — под Москвой, например, строилась точная копия Иерусалимского храма. Примерно такое же государство строили большевики, но делали это куда более искренне, потому и народ относился к ним благожелательно и не отказывал в помощи.

«СП»: — Что мешает Путину повторить нечто подобное?

— Главное препятствие — желание строить Царство Божие у Путина не будет искренним. Никто не поверит, что нынешняя власть способна на самоотвержение в духе Феликса Дзержинского, который питался пайком, а из верхней одежды имел одну шинель. Раз так — то и действия Путина в народе не воспримут всерьез. И вообще нет представления, какую сверхзадачу надо решить, и они не часто решались даже в нашей богатой истории. И причиной тут не всегда политическая слепота, у всех подобных решений есть очень дорогая цена.

Напомню один исторический эпизод — обстановку в России XVII века, когда начался церковный раскол. Тогдашний царь Алексей Михайлович и его единомышленники поставили перед собой великую задачу — объединить русские православные земли. Для этого были объективные препятствия. Дело в том, что за время раздельного существования западнорусских и южнорусских земель в них установились различные церковные правила. Чтобы преодолеть различия, было принято радикальное решение: не пытаться менять правила на вновь присоединенных территориях, которые еще предстояло отвоевать, а изменить их в самой России, и лишь после этого начинать «Великую войну» с Польшей. В результате идеологические препятствия для объединения с западнорусскими и южнорусскими землями отпали, но это далось дорогой ценой: церковный раскол не преодолен по сей день.

Почему я говорю о расколе? Руководитель государства, который поставит сверхзадачу для России, всегда будет понимать, что великие свершения достигаются великой ценой. Очень немногие правители готовы заплатить такую цену.

«СП»: — Ленин был готов?

— Да. Владимир Ленин был не только чрезвычайно трезвомыслящим человеком, но и руководителем, способным мыслить революционно и платить за сверхидею. Интеллектуальная мощь Ленина в том, что хотя практически вся его дореволюционная деятельность сводилась к доктрине о едином историческом процессе (лидирующие позиции в социалистическом переустройстве должны занимать развитые страны типа Германии и Франции), на определенном этапе он решил, что дело обстоит ровно наоборот — что именно в России возможна социалистическая революция раньше, чем в Западной Европе. Эта идея была воспринята далеко не всеми социалистами того времени. Словом, Ленин — несмотря на страсти и даже ненависть, которые он иногда вызывает — фигура первой величины для XX века.

Владимир Путин правит — прямо или опосредованно — Россией гораздо дольше Владимира Ленина, и, похоже, идет на рекорд. Это не такая яркая интеллектуальная и волевая личность (Ленин был, пожалуй, самым читающим из правителей России), но какое время, такие и правители.

«СП»: — Какой будет новая сверхзадача для России?

— Проблема в том, что мы сами не знаем, какое общество хотим получить: как в Великобритании, во Франции, в Америке? Или мы хотим построить что-то свое, и если да, почему мы об этом не говорим? Наоборот, с жаром отрицаем, что у нас есть какие-то идеи. Наша страна сейчас не является великой державой почти ни по одному параметру, мы больше не лидеры и в области социально-политических идей. Тем не менее, уйти от необходимости сформулировать эти идеи мы, наверное, не сможем. Рано или поздно они будут сформулированы — но уже не при путинском руководстве.

«Ответить, кто России ближе — Путин или Ленин — нельзя с помощью точных аргументов, говорить можно об общих ощущениях», — убежден политолог, профессор Сергей Кара-Мурза.

— Ленин был близок к России своего времени, он стал символом нелиберальной революции и ее организатором, — говорит Кара-Мурза. — В России, напомню, было две революции. Первая — либеральная Февральская, вторая — альтернативная и враждебная ей революция советская. Мировоззренческой основой советской революции был общинный крестьянский коммунизм, лишь потом на нее натянули пленку марксизма. Ленин был выразителем советской революции, и именно за ним пошло большинство в России.

Путин же, в отличие от Ленина, близок к России, которая совершила антисоветскую революцию в конце 1980-х — начале 1990-х. Путинскую Россию составляет очевидное меньшинство наших сограждан, в то время как большинство ее не приемлет. 84% среди нынешних 50-летних — тех, кто хорошо помнит советские времена и еще востребован в нынешние — отрицательно относятся к антисоветкой революции и горбачевской перестройке.

Советские люди, я считаю, стали жертвами идеологического давления, у них не оказалось организации, способной противостоять антисоветской революции, они не умели проявлять политическую волю. Во главе этой революции стояли известные фигуры — Горбачев, потом Ельцин и Путин.

Правда, Путин смягчил удар, нанесенный в 1990-е годы, и подморозил процесс деградации и разворовывания России. Подморозил — но не остановил. Думаю, в его душе борются разные силы, в нем есть и советская жилка, память о той части народа, к которой он принадлежал в молодости. Но он был поднят антисоветской революцией на самый верх власти, и теперь движется по жизни в либеральной лодке.

Для народа, в глазах большинства россиян Путин выглядит лучше, чем другие либералы. Потому что другие — команды Горбачева и Ельцина — были откровенными и легальными русофобами. Путин же никогда не высказывался с ненавистью о власти советского простонародья.

Россия сегодня расколота, и нужно всегда уточнять: к какой России близок тот или иной политик? Ленин был близок к другой России, чем та, к которой близок сегодня Путин. И ленинская Россия была неизмеримо больше…

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Алексей Кротов

Почетный строитель города Москвы, член Союза архитекторов России

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня