Общество

Из сексменьшинств — в сексоты?

«Антигейский» закон принят в первом чтении

  
107

25 января Государственная Дума приняла в первом чтении закон о запрете гей-пропаганды.

Эсер Дмитрий Гудков во время обсуждения разразился страстным монологом: «Абсолютно безграмотный закон!.. Этот законопроект внесен специально для того, чтобы отвлечь избирателей от более важных вопросов… Депутаты Новосибирской области, никто больше вас не сделал для пропаганды гомосексуализма. У нас уже было три пикета. Все СМИ об этом законе написали». Видимо, Гудков и был тем, единственным, кто проголосовал против закона. «За» проголосовало 388 депутатов.

Напомним, законопроект был внесен в Госдуму депутатами Новосибирской области. За пропаганду гомосексуализма и педофилии среди подростков предлагается штрафовать граждан на 4 — 5 тыс. рублей, а должностных лиц на суммы в 10 раз большие. В свою очередь юридические лица могут быть подвергнуты штрафам до полумиллиона рублей.

Проект закона вызвал много нареканий у правозащитников, так как он, по их мнению, нарушает права человека. В частности, глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева заявила, что «это опасный закон, который направлен не на защиту детей, а на ущемление прав представителей сексуальных меньшинств». Впрочем, сторонники законопроекта утверждают, что он будет направлен не против самих любителей однополой любви, а против публичной пропаганды этих извращений.

Закон, который в СМИ окрестили «антигейским», уже действует в Петербурге, в Рязанской, Архангельской и Костромской и Новосибирской областях.

Еще до того, как федеральную версию закона начали рассматривать в Госдуме, произошли стычки между сторонниками закона и представителями ЛГБТ-сообщества. Последние демонстративно целовались у здания российского парламента. Сторонники законопроекта, которых СМИ окрестили «православными активистами», забросали гомосексуалистов и лесбиянок яйцами и упаковками из-под кетчупа. В возникшей потасовке приняли участие несколько десятков человек. Полиция задержала около двадцати.

Будет ли закон и в дальнейшем подогревать страсти в нашем обществе, и насколько необходимо было выносить его на рассмотрение в Государственной Думе?

— Данный закон — очередной повод эпатировать общество, вызвать в нем раскол. — Считает публицист и политолог Павел Святенков. — Мало того, он может принести вред национальной безопасности России.

«СП»: — Каким образом?

— Практика показывает, что когда представители секс-меньшинств находятся под угрозой уголовного преследования или просто публичного наказания, их достаточно легко запугать. Поэтому такую публику довольно часто вербуют агенты спецслужб, и не редко — иностранных.

Кроме того, в современных реалиях этот закон будет очередным поводом для продолжения вялотекущей ругани с Западом.

Член Научного совета ВЦИОМ, старший научный сотрудник Института социологии РАН Леонтий Бызов так же критически относится к законопроекту.

— Если говорить только о социальной стороне этого закона, действующий Уголовный кодекс совершенно достаточен. Есть статья, наказывающая за развратные действия в отношении несовершеннолетних. С моей точки зрения, она в большей степени соответствует букве закона. Потому что наказываться должны именно развратные действия, а не гомосексуализм и педофилия, как явления.

Юридически неправомочно использовать психологические, медицинские термины в уголовном законодательстве. Если взять в руки словарь, мы увидим, что под словами «педофилия» и гомосексуализм" подразумевается влечение к несовершеннолетним или людям своего пола. А влечение совершенно не обязательно должно приводить к каким-то преступлениям. Уже этот факт показывает юридическую ущербность нового закона.

Кроме того, по статье за развратные действия против несовершеннолетних предусматриваются куда более серьёзные наказания, чем те штрафы, которые подразумевает проект нового закона. В целом новая законодательная инициатива — попытка сделать ещё одну пристройку к уже имеющемуся зданию. Такой эксперимент нарушит стройность Уголовного кодекса в этой области.

«СП»: — И всё же нередко возникает ощущение, что представители секс-меньшинств нарочно провоцируют традиционную часть общества. Может быть, такой закон необходим для того, чтобы избегать этих провокаций впредь?

— За почти год, прошедший с тех пор, как приняли подобный закон в Петербурге, он толком так и не был применён. А если и пытались применить — это был пиар чистой воды. Например, собирались судиться с Мадонной, после её выступления в России. И чем это кончилось? Ничем, пустотой. Я думаю, что и на федеральном уровне работать этот закон не будет.

В нём, кроме прочего, много юридически безграмотных моментов. Например, нельзя говорить о несовершеннолетних как о единой категории. Ребёнок в 8 лет и в 16 лет — абсолютно разные биологические люди. Если в 8−10 лет человека надо защищать от информации сексуального характера, то в 16 лет подросток уже должен иметь представление о некоторых вещах сексуального характера.

Думаю, что по большому счету, этот закон не принесет ни вреда, ни пользы. Вся эта история просто говорит о непрофессионализме тех, кто его продавливает.

«СП»: — На ваш взгляд, почему именно сейчас этот закон, о котором говорили довольно давно, попал в Госдуму?

— Наше общество всегда находится в состоянии маятника. И сейчас оно движется в сторону консервативных ценностей. Власть пытается опереться на консервативное большинство, подыграть его не всегда зрелым политическим пристрастиям. Этот закон — типичный пример подыгрывания настроению большинства. Он имеет чисто пропагандистский характер, а не юридический.

Иную точку зрения высказал председатель движения «Народный собор» Владимир Хомяков

— Закон более, чем своевременный. Он отражает настроения на местах. Не случайно его приняли уже в пяти субъектах федерации. Наша организация давно добивалась появление такого закона на федеральном уровне, потому что он снимает массу спорных моментов по поводу «можно» и «нельзя». Устройство любого демократического общества зиждется на том, что большинство имеет право устанавливать законы и правила для всех. А меньшинство имеет право на самобытность, которое оно не навязывает большинству. Речь никоим образом не идёт о лишении права представителей сексуальных меньшинств быть такими, как они хотят. Пусть только демонстрируют это внутри своих сообществ, в тех же гей-клубах. Только не ходите на улицу, не выпячивайте себя. Дети не должны видеть, как взрослые дяди устраивают шоу посреди города под прицелами телекамер.

Я всегда в таких случаях цитирую кальку французской поговорки: ваше право махать руками заканчивается там, где начинается мой нос.

Главное, чтобы геи и лесбиянки не представляли всему обществу своё отклонение от общепринятой нормы, как новую норму. Этого допускать нельзя. Иначе можно зайти очень далеко: новой нормой может стать все, что угодно. Вслед за гомосексуалистами легализации потребуют, к примеру, зоофилы или некрофилы, клептоманы, пироманы… И логика их всегда будет проста: ну, вот мы такие, принимайте нас такими, какие мы есть.

Защита меньшинством своих прав не должна превращаться в ущемление прав большинства…

«СП»: — Будет ли означать принятие этого закона, что с наших экранов исчезнут деятели шоу-бизнеса, подчёркивающие свою нетрадиционную ориентацию?

— Я думаю, да. Потому, что музыкальные проекты, это тоже пропаганда определённых ценностей. Ущерб, который наделал в своё время проект «Тату» сопоставим с ввозом в страну огромной партии героина. Неизвестно, были ли девицы из этой группы лесбиянками, но они пропагандировали определённый тип поведения. И немало молодых девчонок стали лесбиянками или хотя бы попробовали себя в этой роли. В результате, -несостоявшиеся семьи, нерожденные дети, покалеченная психика. Коммерческий проект поломал множество судеб. С нравственной точки зрения популяризировать сексуальные извращения, всё равно, что продавать наркотики.

«СП»: — Можно ли говорить, что уже принятые в регионах законы работают?

— Да, так сказать можно. Например, тот же Санкт-Петербург у нас из культурной столицы России всё больше превращался в «голубую» столицу. Там ежегодно активисты ЛГТБ проводили фестивали так называемой квир-культуры. Всё это происходило с молчаливого согласия Валентины Матвиенко. Экспансия секс-меньшинств шла во всех сферах жизни. И уже одно то, что в этом году извращенцы со всего мира не съедутся в культурную столицу России и не будут навязывать моду на «иную ориентацию», уже это хорошо. Ведь от моды зависимы, прежде всего, подростки, молодые люди.

«СП»: — Правозащитники уверены, что этот закон ущемляет права представителей секс-меньшинств…

— Главное в принимаемом законе — юридическое признание, что патология не может быть нормой. Какими бы общечеловеческими свободами это не оправдывалось. Сильнейшее давление на Россию со стороны европейских деятелей по этому вопросу — совершенно беспардонное вмешательство в наши внутренние дела. Ведь наши политики, к примеру, не требуют от Нидерландов запрета лёгких наркотиков. А у нас страна определённой культуры и нравственности. Ломать их в угоду модным течениям — недопустимо. Я поддерживаю этот закон уже за то, что он снимет вопрос о проведении гей-парадов. Если эти «ребята» хотят бороться за свои права, пусть находят иные, непубличные формы.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Сергей Бобылев

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Никита Кричевский

Доктор экономических наук

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Вадим Кумин

Политик, кандидат экономических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня