Общество

Конституционный бунт

Часть элиты недовольна политическим курсом Кремля

  
131

Судья Конституционного суда России Владимир Ярославцев считает, что закон о митингах, наспех принятый после майского «Марша миллионов», грубо нарушает Конституцию. По его мнению, это следствие попрания процедуры принятия законопроекта в нескольких чтениях в Госдуме. Свою позицию господин Ярославцев изложил в особом мнении к общему решению КС от 14 февраля по поводу данного закона. Особое мнение вместе с решением опубликовано на сайте суда под номером 4-П/2013.

Напомним, в своем решении КС велел исправить некоторые положения закона о митингах — в частности, снизить огромные штрафы, — но в целом не нашел закон антиконституционным.

В особом мнении судья Ярославцев указывает на следующие ключевые нарушения:

— Рассмотренный в первом чтении 22 мая законопроект предусматривал внесение лишь трех изменений в КоАП. Но уже 5 июня в проведенные одновременно второе и третье чтения добавилось еще около двух десятков принципиальных новшеств, причем не только в КоАП, но и в закон о митингах (в том числе введение дополнительных запретов и ограничений). «Анализ поправок показывает, что между первым и вторым чтениями произошло не только переименование законопроекта, но и изменение концепции, расширение круга регулируемых отношений», — констатирует судья. Между тем, концепция не может меняться на этапе внесения поправок, «чтобы имеющие принципиальное значение изменения не появлялись в результате случайных решений».

— Принципиальное нарушение Конституции связано с неисполнением Госдумой обязанности — направить законопроект в региональные органы власти и предоставить им 30 дней для внесения предложений и замечаний. «Федерализм невозможен без активного непосредственного участия в законотворчестве субъектов РФ», — напоминает Ярославцев. Он предупреждает, что, если такое участие «окажется слишком незначительным», это может «поставить под сомнение федеративный характер государства».

— «Принесение на жертвенный алтарь Госдумы конституционного права граждан на свободу собраний в угоду сиюминутных желаний по „скоростному“ принятию закона» опасно не только потерей авторитета парламента, но и возможностью «произвольного применения» новых правил проведения митингов, несовершенство которых «с принятием произвольных бессистемных поправок» становится «все более очевидным». Это грозит нарушением конституционного права граждан на свободу собраний.

В конце Ярославцев цитирует Священное Писание: «И никто к ветхой одежде не приставляет заплаты из небеленой ткани, ибо вновь пришитое отдерет от старого, и дыра будет еще хуже». Применительно к закону о митингах эти слова звучат очень актуально, — заключает судья КС.

Что стоит за позицией Ярославцева и КС в целом?

«Мнение Ярославцева — сигнал снова начать протестный процесс», — уверен один из лидеров «Левого фронта» Гейдар Джемаль.

— Особое мнение, уверен, появилось не просто так, — говорит Джемаль. — Закон о митингах и без аргументов Ярославцева не соответствует Конституции. Это ясно любому, кто сравнит текст Конституции с текстом закона — они имеют мало общего. Особое мнение, на мой взгляд, является процедурной зацепкой, благодаря которой можно вернуться к изменению правил проведения митингов. По сути, оно означает переход в контрнаступление либерального крыла элиты после некоторой паузы. Мнение является как бы сигналом, приглашением снова начать протестный процесс.

Установку либералов, что Путина нужно дожимать — вынудить уйти в отставку в течение 2013 года — никто не отменял. Если зацепка с особым мнением сработает, закон о митингах, возможно, признают неконституционным. Если это произойдет в течение двух месяцев, условная правящая партия силовиков попадет в трудную ситуацию — протестная активность вновь резко возрастет.

Проблема в том, что для успеха требуется перенести акцент протеста в регионы. Делать ставки, как раньше, на протест в Москве — на Болотную и площадь Сахарова — тупиковый путь. Только активизация регионов позволит придать протесту новое качество и набрать критическую массу…

«Позиция КС демонстрирует недовольство части элиты курсом Путина», — считает политолог, член научного совета Московского центра Карнеги Николай Петров.

— Ярославцев — один из немногих судей КС, который и сегодня выступает с особым либеральным мнением, — говорит Петров. — Он делал это и раньше (31 августа 2009 года Ярославцев в интервью испанской газете El Pais заявил, что «судебная власть в России за время президентства Владимира Путина и его преемника Дмитрия Медведева превратилась в инструмент на службе исполнительной власти», «законодательные органы парализованы», «центр принятия решений находится в администрации президента», и что он «чувствует себя среди руин правосудия». Тогда за критику Ярославцева заставили покинуть Совет судей, — «СП»). Но в данной ситуации симптоматично, что и сам КС негативно оценил думские поправки в закон о митингах. Получается, внешне лоялистский КС осмелился критиковать Думу.

«СП»: — Послужит ли особое мнение толчком к новой волне протеста?

— Вряд ли. Мы видели, например, протесты оппозиции в Питере против закона о митингах — они не дали результата. Петербуржцам все же запретили митинговать на Дворцовой и Исаакиевской площадях, собираться на Невском проспекте и ряде других мест в центре город. Хотя в самом решении КС довольно внятно сказано: в столицах должно быть достаточно много площадок для митингов.

Думаю, демарш Ярославцева сиюминутно не повлияет на изменение правил игры. Но его особое мнение — как и сдержанная критика КС в целом — демонстрирует недовольство части элиты курсом, проводимым Путиным. Далеко не вся элита считает курс на сохранение статус-кво рациональным. Возможно, именно раскол элит, и связанная с ним позиция судейского сообщества, лежит в основе решения КС.

«СП»: — Означает ли это, что за решением КС стоят люди, которые когда-то поддерживали Медведева?

— Я бы не проводил прямой связи между Медведевым и группой недовольных либералов. Медведев изначально был не лидером группы, а, скорее, ее знаменем. Важен был не лично Медведев, а возможность противопоставить его — в качестве символа — более жесткому курсу Путина.

Кроме того, нужно понимать: КС подвергся значительной чистке, и довольно четко стоит на страже интересов власти. Особое мнение — признак того, что в самой власти ее собственные, власти, интересы понимают и трактуют по-разному. Такая разноголосица, конечно, важный признак. Но она вовсе не показатель, что противоречия и споры во власти — в данном случае, по отношению к протесту — стали кардинальными.

«СП»: — Ярославцева накажут, или побоятся превратить в еще одну заметную фигуру в лагере оппозиции?

— Судьба Ярославцева неясна. С одной стороны, он реализует свое конституционное право — и делает это отчасти в интересах власти и самого КС. Он показывает, что КС — орган живой, а не голосующий по приказу сверху. Но, возможно, особое мнение Ярославцева является демаршем определенных сил, и его появлению предшествовали переговоры между группировками во власти. Эта версия объясняет, кстати, почему мнение появилось только сейчас, а не сразу после решения КС. Если это демарш — можно ждать наказания.

«СП»: — Дума учтет критику КС, или будет по-прежнему штамповать законы в пожарном порядке?

— Все мы понимаем, что за этим карточным столом есть только один игрок — Кремль. Дума выступает — в данном случае — мальчиком для битья. Понятно, единороссы не сами, по внутреннему позыву, насколько форсированно голосовали за поправки, что нарушили все нормы и правила. Поправки принимались по указанию Кремля, которому важно было как можно скорее ввести новый закон о митингах в действие. Но, возможно, позиция КС — это следствие вызревшего понимания внутри элиты, что в угоду легитимности власти надо соблюдать собственные правила. Если так — Дума станет действовать осторожнее…

«Особое мнение — последнее предупреждение Кремлю», — убежден зампред комитета по конституционному законодательству и государственному строительству Госдумы, коммунист Вадим Соловьев.

— Нарушения при принятии закона о митингах были настолько грубыми, что КС не смог закрыть на них глаза, — говорит Соловьев. — КС в определенной степени поправил закон, но этого мало — именно поэтому он усилил позицию особым мнением. На мой взгляд — это сигнал для власти: если так пойдет и дальше, КС не сможет сохранять лояльность и займет жесткую позицию. Это своего рода последнее предупреждение. Вопрос лишь в том, услышит ли его Кремль…

Фото: Сергей Михеев/Коммерсантъ

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Марков

Политолог

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня