Общество

Рельсовая война

Количество погибших на железной дороге сопоставимо с числом жертв ДТП

  
844

За последние три года только в Центральном федеральном округе на железных дорогах получили тяжелые увечья 5000 человек. Более 3000 из них погибли. Такие данные огласил Следственный комитет РФ.

Ведомство выяснило, что под колесами поездов гибнет незначительно меньше людей, чем на автодорогах. «Так, по данным Центра экстренной медицинской помощи Москвы, число погибших в результате дорожно-транспортных происшествий в Москве в 2012 году составило 770 человек, в результате железнодорожного травмирования погиб 241 человек. При этом программы по профилактике ДТП существуют и проводятся регулярно, а аналогичных программ по снижению случаев железнодорожного травматизма нет».

Следственный комитет сделал вывод: «Общий анализ ситуации, связанной с железнодорожным травмированием граждан в центральном регионе России, показал, что данная проблема является не менее актуальной и злободневной, чем ситуация, сложившаяся с дорожно-транспортными происшествиями, причем не только для Центральной России, но и для всей страны в целом».

Результаты проверок ЧП на железных дорогах появились вскоре после того, как блогеру и журналисту Сергею Соболеву удалось привлечь внимание властей к «переходу смерти» через железнодорожную магистраль в подмосковной Балашихе («СП» сообщала об этом 14 февраля 2013 года в статье «Железнодорожная мясорубка»). По словам местных жителей, здесь ежегодно погибают примерно 30 человек. После трагедии губернатор Московской области пообещал выделить 100 миллионов рублей на строительство надземного перехода. Это будут средства областного бюджета и «РЖД».

Наверное, переход решит проблему в Балашихе. А в других местах? В ОАО «РЖД» отказались прокомментировать утверждение следователей об отсутствии программы по снижению случаев железнодорожного травматизма. Не сообщили и причины, по которым переходы не возводятся хотя бы в самых опасных для граждан местах.

Пожалуй, наиболее страшная трагедия, происшедшая возле станции, где отсутствовал подземный или надземный переходы, случилась 29 сентября 2011 года на станции «Линда» Нижегородской области. В тот день поздним вечером принадлежащий ОАО «РЖД» тепловоз сбил сразу 6 человек, вышедших из электрички Нижний Новгород — Керженец. Лишь одному чудом удалось выжить. 49-летняя Людмила Шаронова, 17-летняя Александра Синицина, 18-летняя Дарья Капранова, 25-летние Денис Шамов и Виталий Калугин — таков список жертв. Погибших родные похоронили, а машиниста тепловоза начальство отправило в санаторий — на психологическую реабилитацию. Уголовное дело закрыли.

— Людмилу сдул страшный вихрь, меня понесло следом, — вспоминает Владимир Семенович — вдовец погибшей Людмилы Шароновой. — Первое, что увидел, очнувшись: лежащую девочку, за ней — молодого человека. Один парень находился посреди платформы, поскольку его отбросило. Я сразу кинулся к Людмиле, но от нее практически ничего не осталось…

В июле прошлого года неподалеку от станции «Санаторная» в Рузском районе Московской области скорый поезд «Орск — Москва» переехал трех подруг. Двум из них было по 16, третьей — 15 лет.

Соседи погибших девушек рассказывали:

— Торопились на тучковскую электричку, а там на путях изгиб, из-за которого, не было видно приближающегося поезда. Электричка уже подъезжала, им нужно было пробежать с края московской платформы на тучковскую по диагонали. Девочки могли сделать шаг на рельсы и не заметить надвигающейся опасности. Я долгое время работала в таком месте, куда можно было добраться только через пути. Могу с полной уверенностью сказать, что второго поезда совершенно не слышно, когда мимо вас едет первый.

Люди свидетельствуют: станция «Санаторная» давно разрушается. Проваливаются плиты на платформе. На этом участке поезда сбивают по нескольку человек в год.

Широкий резонанс получила и гибель 15-летнего школьника Алеши Богданова из поселка Красный Бор Ленинградской области. 16 апреля 2010 года он стал одной из первых жертв высокоскоростного поезда «Сапсан».

Известный адвокат Игорь Трунов, защищающий в спорах с РЖД интересы родственников погибших под колесами поездов людей (представлял он и родителей Алеши Богданова) говорит, что получить от РЖД компенсации за гибель людей довольно сложно, но можно: «Если на процессах находятся доктора юридических наук и журналисты, суды присуждают родным погибших 150−180 тысяч рублей. Если нет — 50 000.

А наказать РЖД за смерть граждан на железной дороге практически невозможно. Линейные управления МВД, проводящие первичные проверки, в подавляющем большинстве случаев отказывают в возбуждении уголовных дел по поводу гибели на магистралях. Поэтому родные многих жертв не обращаются в суды, хотя с их помощью имеется возможность получить хоть какую-то компенсацию.

— РЖД — коммерческая структура (хотя контрольный пакет находится у государства), в связи с чем, казалось бы, ее можно подвигнуть к обеспечению безопасности людей, выплате денег по судебным решениям. Однако этот рычаг функционирует неполноценно: суммы выплат родным погибших суды назначают смехотворно маленькие. Самую большую компенсацию мы выиграли за гибель Алеши Богданова — 178 тысяч рублей. Ни в одной цивилизованной стране мира жизнь человека настолько низко не оценивают.

«СП»: — Почему на рельсах так часто гибнут люди?

— Это следствие недостаточного правового регламентирования и невнимания к проблеме со стороны государства. На первый план выходят коммерческая рентабельность и прибыль. Вложения происходят в модернизацию, приносящую доходы. Приобретаются новые модели скоростных поездов. В других государствах после их покупки строятся специальные железные дороги и, как следствие, новая система безопасности — экраны защиты от попадания на пути животных, людей и прочего. Всегда экранируются участки магистралей, возле которых расположены населенные пункты.

Алеша Богданов погиб из-за того, что линия разделят поселок надвое. Дети бегают через нее туда-сюда. Защитные сооружения отсутствуют, надземных и подземных переходов тоже нет. Почему? Потому, что на их сооружение нужны деньги.

РЖД купило у фирмы «Siemens» дорогие сверхскоростные поезда. Пустила по рельсам, предназначенным для тихоходных составов. «Siemens» несутся со скоростью 300 км/ч, вихревые потоки таковы, что способны засосать человека. Следуют они в настоящее время в Петербург, однако в планах Якунина пустить их в Курск, между Петербургом и Петрозаводском, еще куда-то.

Прибыль, прибыть, прибыль! Даже в поселке, где погиб Алеша Богданов, не построили ни перехода, ни иных защитных сооружений. Государство не создает для этого условия, так как сегодня выгоднее заплатить за гибель мальчика, чем построить переход. И к уголовной ответственности за лишение школьника жизни никого не привлекли.

Сумма, выплаченная Богдановым, лишь «покрыла» расходы на похороны. А деньги, присужденные родным 24-летнего Максима Говязина, которого втянули под «Сапсан» вихревые потоки, и этого не компенсировали. Ни оставшемуся без отца ребенку, ни вдове, вред не был возмещен.

«СП»: — Что же делать?..

— Мировая практика свидетельствует: как только увеличиваются размеры штрафов — возрастают вложения в обеспечение безопасности. А у нас эта система построена так: погибли за год 2500 человек — подавайте аналогичное число исков. В других странах действует прецедентный характер: после того, как «McDonalds» оштрафовали на огромную сумму за то, что посетитель обжегся горячим кофе, ни в одном заведении не осталось кофе, которым можно обжечься.

В России родные погибших под колесами поездов зачастую не идут в суды и оттого, что знают: выигранные деньги не стоят длительных мытарств и расходов на адвокатов.

Нужно менять законодательство с декларативного на определяющее конкретные суммы компенсаций.

После теракта 11 сентября 2001 года в США разработали таблицы, в которых суммы денежных выплат потерпевшим исчисляются исходя из их возраста, характера травм, рода деятельности и других факторов. И нам не помешали бы такие таблицы.

Еще одно: РЖД обязано нести ответственность практически за каждого погибшего, поскольку железные дороги — объект повышенной опасности. Вне зависимости от того, повинен человек в своей гибели под колесами поезда или не повинен. И добиться выплаты можно. Но, опять же, какого размера…

Проживающая в подмосковном городе Красногорске Полина Корнеева рассказывает: «И у нас имеется «переход смерти». Многие ребятишки идут по нему в школу. Многие мамочки ведут по нему в детские садики малышей. А куда деваться? На станции Павшино построили роскошный подземный переход, но кому-то до него полкилометра топать, а некоторым — более километра. Вот и идем «дорогой смерти». Неоднократно обращались в филиал ОАО «РЖД» — Московскую дирекцию с просьбой соорудить переход над рельсами. Ответили: «…строительство… инвестиционной программой ОАО «РЖД» не предусмотрено».

Последние жертвы - юноши 16 и 18 лет, попавшие под колеса поезда недалеко от станции Павшино. Сколько еще нужно смертей, чтобы переход для людей, наконец, построили?!".

Фото: ИТАР-ТАСС/ Антон Буценко

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Александр Храмчихин

Политолог, военный аналитик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня