Общество

Предчувствие рукотворного кризиса

Несмотря на рост нефтяных доходов, правительство не знает, как наполнить бюджет

  
280

В 2013 году Россия получит дополнительные доходы от нефти, но проблем с финансированием нужд страны они не решат. Такой мрачный вывод озвучил министр финансов Антон Силуанов после совещания в правительстве.

Всего на исполнение своих обязательств правительству не хватает 500 млрд. рублей. Правда, по словам министра, особо беспокоиться нечего. Пострадают от такой недостачи только «дополнительные социальные проекты (это перинатальные центры, детские садики), инвестиционные проекты, инфраструктурные проекты».

Хорошо, как говорится, пока не пугают массовым голодом. А развитие страны, детские садики, забота о здоровье… Можно, в конце концов, и без этого всего обойтись — в Африке обходятся, а мы уж точно не хуже.

Справедливости ради необходимо отметить, что правительство все же хочет свои первоначальные планы выполнить. Только сделать это будет непросто. Сверхдоходы от продажи сырья по закону идут не в бюджет, а в кубышку Резервного фонда, чтобы в случае кризиса отдать их банкам. А с собираемостью налогов не очень хорошо. «…Исполнение плана по НДС будет очень напряженным», — сказал Силуанов.

Но выход найден! Приватизация госсобственности должна принести в бюджет 427 млрд. рублей. С молотка могут пойти такие гиганты, как «Роснефть», «Ростелеком», «Объединенная зерновая компания». Правда, и тут не все гладко. Пока планы новой волны приватизации только обсуждаются, саму распродажу намереваются начать только во втором полугодии. Открывая совещание, премьер правительства Дмитрий Медведев весьма точно охарактеризовал сложившееся положение: «Сегодня Правительство занимается своим любимым делом — делит неполученные еще деньги. Дело это такое приятное, с одной стороны, а с другой стороны, -хлопотное».

Глубину подхода Дмитрия Медведева к решению проблем наглядно характеризуют его слова: «Конечно, нужно совершенствовать налоговый контроль, а также контроль таможенный, поэтому здесь руководители служб присутствуют, повышать оперативность этого контроля, конечно, с одновременным снижением административной нагрузки на налогоплательщика. Как это совместить? Дело довольно сложное, но сделать это можно. Нужно требовать неукоснительного исполнения правил.

Если говорить об административных санкциях за нарушение порядка работы и с денежной наличностью и кассовых операций, то они, естественно, должны быть… В общем, двигаться в том направлении, в котором мы в последнее время двигаемся".

Если стратегической целью считать поддержку всего хорошего против всего плохого, то, конечно, мы «двигаемся» в правильном направлении. Но применим ли такой ход мысли при решении конкретных задач?

Пока на сегодняшний день мы имеем достаточно странную ситуацию. В 2004 году нефть стоила 35 долларов за баррель, и бюджет был сбалансированным. Сейчас она держится на уровне в 110 долларов, а бюджет с дефицитом. В стране с большим «запасом» находят деньги на Олимпиаду, саммит АТЭС, Чемпионат мира по футболу, но почему-то не хватает на детские сады и больницы. Собирать налоги с частных предприятий получается плохо, но при этом собираются продавать приносящие прибыль госпредприятия. Говорят о снижении административных барьеров для ведения бизнеса и вводят новые сборы, что только за три последних месяца прекратили свою деятельность 7% всех индивидуальных предпринимателей в стране.

Многие эксперты прогнозируют в скором времени существенное падение цен на нефть. Напрашивается вопрос, что же будет в России при таком подходе?

Профессор Высшей школы экономики Иван Родионов надеется, что ничего страшного не произойдет, хотя и критикует современные методы управления:

— Минфин хочет обезопаситься и потому закладывает в бюджет цену на нефть ниже, чем она есть в реальности. Вообще дефицит в 500 млрд. рублей для нашего бюджета некритичен. Но это хороший аргумент для того, чтобы продолжить приватизацию. Смысл приватизации заключается не в том, что бюджету не хватает денег. Понятно, что приватизация не может рассматриваться как серьезный источник для пополнения бюджета. Это разовый акт, а не то, что растет и приносит урожай.

«СП»: — Что будет, если цена нефть упадет?

— Ничего страшного. Зарплаты наших чиновников выше, чем в Европе. У чиновников высокого ранга. Под них подстраиваются и чиновники поменьше. То есть это очень крупный резерв для снижения затрат бюджета. Если существенно снизить количество чиновников и их зарплаты, то можно будет не затронуть социальную сферу. По сравнению с советским временем, у нас чиновников стало существенно больше, даже если учитывать партийный аппарат. А доходы чиновников ненормально высокие для уровня развития нашей страны. Неслучайно же студенты, когда их спрашиваешь, кем они хотят быть, отвечают, что чиновниками или служащими госкомпаний, — заключает Иван Родионов.

Действительно, если значительно сократить чиновников и урезать им зарплату, то в бюджете высвободится немало средств. Только вопрос, захочет ли того сплоченная и многочисленная когорта чиновников, звучит риторически. Исторический опыт показывает, что справиться с бюрократией всегда непросто. Даже про чиновников намного более дисциплинированного сталинского времени Александр Солженицын писал: «Реорганизации всегда празднично волновали, на время отвлекали от будней работы, работники созванивались, встречались и обсуждали возможности. И в какую бы сторону реорганизации ни происходили, иногда в противоположные, никого никогда… не понижали, а только всегда повышали». Как будет происходить сокращение — в наше время страшно и представить.

Учитывая нынешние способы ведения народного хозяйства, доктор экономических наук, заведующий кафедрой экономической теории МГУ Андрей Колганов не исключает масштабного кризиса:

— Дефицит государственного бюджета представляет из себя очень серьезную проблему. У нас в стране крайне несовершенная система налоговых поступлений в бюджет, которая не позволяет собрать достаточные средства. Это касается и налогов на ресурсодобывающие отрасли, и других видов налогов.

Компании по добыче ресурсов уплачивают далеко не всю природную ренту, которая у них образуется. Причем изъятие этой ренты крайне неравномерное для разных предприятий. У нас действует механизм налогового изъятия природной ренты вместо дифференцированных платежей в зависимости от продуктивности эксплуатируемых месторождений, как это делается во всем мире. Поэтому у нас платят одинаково и те, кто сидит на бедных месторождениях, и те, кто сидит на богатых. Последние значительную часть этой природной ренты необоснованно присваивают себе.

Во-вторых, у нас крайне низкий удельный вес налогов на личные доходы по сравнению с системами сборов других государств. Фактически, у нас действует налоговая амнистия для высокооплачиваемых слоев населения. Объем легальных налоговых вычетов, которые получают налогоплательщики на личные доходы, превышает 10 трлн. рублей. Не миллиардов, триллионов! Это легальные налоговые вычеты, на которые они имеют право по закону. Думаю, что эта сумма чрезмерная. Я бы сказал, что это слишком большой подарок для высокооплачиваемых слоев. Естественно, бюджет эти деньги не добирает.

Плюс бюджет не добирает налогов от несырьевых отраслей экономики. Сегодня эти отрасли находятся в очень депрессивном состоянии. Если бы они росли, нормально развивались, то платили бы больше в бюджет. Фактически мы попадаем в замкнутый круг. У нас не хотят тратить на развитие экономики, ссылаясь на дефицитность бюджета, а, не тратя, не можем обеспечить стабильный рост доходов.

«СП»: — Если такая практика будет продолжаться, то к чему это может привести?

— Сложности в бюджетной сфере будут нарастать. Не исключено, что в ближайшее время мы столкнемся с настоящим бюджетным кризисом. Я этого не исключаю, если образуются новые трудности в мировой экономике. В районе 2014−16-х годов вполне можно ожидать падения цен на нефть. Это приведет к очень большим сложностям, — считает Андрей Колганов.

Доходная часть бюджета страны в 2013-м году должна составить 12,866 трлн. рублей. Если к этой сумме прибавить озвученную сумму налоговых вычетов в 10 трлн., то казну можно чуть ли не удвоить. Если ввести еще прогрессивный подоходный налог, то и утроить. Некоторые эксперты подсчитали, что если бы в США был единый для всех подоходный налог в 13%, то бюджет Америки был бы в два раза меньше. Но, похоже, к таким мерам против богатых наше правительство не готово. Ведь проще сэкономить на бедных.

— Я не экономист. Но у меня ощущение, что мы живем в кризисе уже года четыре. Мы уже несколько лет живем в серьезном кризисе. И мне кажется, что все будет только хуже, — говорит председатель «Альянса независимых издателей и книгораспространителей» Борис Куприянов.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Интерпресс/ Виктор Погонцев

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Леонид Ивашов

Генерал-полковник, Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня