Общество

Fascism-week по-украински

Почему быть фашистом на Украине — модно и выгодно

  
157

Город-герой Севастополь, Сапун-гора. Здесь всё залито кровью павших солдат. Штамп, конечно, но иначе не скажешь. Месяцы немецкие дивизии брали Сапун-гору. Советские войска отвоевали её за девять часов.

Прогуливаемся здесь с друзьями. Вдруг, что тот партизан, появляется рыжий парень:

— Сфотографироваться не желаете? В эсесовский форме?

И, как вещественное доказательство, предъявляет обмундирование. Каска и шмайсер прилагаются.

Можно сфотографироваться в форме эсесовца и в Керчи, и в Ялте, и в Алуште. Крымские набережные полны такого добра. Только плати.

Ещё настойчивее, чем фотографы, ведут себя украинские торговцы на рынке. Предлагают широкий — некоторые знатоки утверждают, что самый большой в Европе — выбор нацистских товаров. Здесь можно прикупить как трофеи, так и имитацию. Раритетные перстни и окислившиеся каски соседствуют с гипсовыми бюстами Гитлера и новенькими блестящими свастиками на цепочках. Торговля идёт бойко.

Экипировался, как следует, и давай в Винницу, в ставку Гитлера «Верфольф», открытую местными властями для туристов. От тех, говорят, нет отбоя.

Фашизм, собственно, изначально был модным. Разъезжали нацисты на «Мерседесах», а форму им шил сам Хьюго Босс.

И до сих пор лакированный стиль и садистский эротизм Третьего Рейха пленяют людей искусства. На протяжении всех послевоенных десятилетий кино неизменно обращается к нацистской эстетике. Главная европейская книга прошедшего десятилетия — «Благоволительницы» Джонатана Литтела, жуткие воспоминания офицера СС Максимилиана Ауэ. Селебрити ака Леди Гага или Мадонна включают в свой гардероб рейховскую деталь, а персонажи вроде Мэрилина Мэнсона вообще выглядят как огламуренный фюрер.

Модельерам и производителям одежды, судя по fashion-weeks, явно не дают покоя лавры Геббельса или Геринга. Некоторые одеждой не ограничиваются: Джон Гальяно, например, признался в антисемитизме и любви к Гитлеру.

Украинские дизайнеры к такому поступку отнеслись оправдательно. Мол, творцу можно всё. Они, если исходить из каталогов, и сами не против.

Киев, кафе Дома Кино. У входа сидят маргинального вида парни. Большинство упаковано в берцы и штаны с подтяжками, руки выше локтя перетянуты красно-чёрными повязками. Сверкают соответствующими татуировками. У самых рисковых (или непросвещённых) в ботинки вдеты белые шнурки. Вместе с парнями — разукрашенные, с отпущенными по бокам локонами девушки в чёрной коже. На стене компания растянула красно-чёрный флаг с черепами и свастикой.

Официантки — в работе. Посетители — в разговорах. На фашистскую компанию никто не обращает внимания.

Так же, как не обращают внимания на нацистскую литературу, разложенную на центральной площади страны Майдане. «Майн кампф», конечно, запрещён, но — чудеса! — вот он лежит на книжных развалах. Здесь же книги и про ОУН-УПА, и про Бандеру, и про «СС-Галичина». Полный набор, так сказать.

Беру, наугад открываю — не ошибёшься: «Поливаем грязью фашистов, которые исполнили за нас работу, которую должны были сделать мы сами…».

Автор, конечно, лукавит. Поливают грязью в Украине преимущественно русских, которые, по словам депутата, мешают жить украинцам. С отношением к нацистам — полный порядок. Многих украинцев наоборот — всё чаще слышны эти разговоры — терзает досада и грусть: «Чего в войне побеждали? Жили бы сейчас, как люди, в Евросоюзе…»

А там ругать нацистов сегодня не модно. Наоборот, всё больше статей, передач — в копилку того, какими, оказывается, нормальными ребятами были эсесовцы. А Гитлер? Тот вообще душка. И животных любил, и детей, и рисовал хорошо.

Видимо, не зря в Европе всё чаще слышны разговоры о моде на «гламурный фашизм». Когда вместо Губки Боба или Эминема на майке — Адольф Гитлер. Правда, в Украине выглядит фашизм совсем не гламурно.

Свастиками и нацистскими письменами здесь клеймят не заборы и подворотни, а кладбища, церкви и памятники павшим воинам и жертвам Холокоста в Севастополе, Павлограде, Сумах, Бабьем Яру и других украинских городах. Отмывать никто не спешит.

Зато обсуждают открытие нацистских памятников, мемориалов и проведение демонстраций с целью пропаганды фашистского прошлого и неонацизма.

Память у людей, похоже, короткая. Когда-то Наполеон был агрессором, но это не помешало появлению в Париже улиц Ваграм и Фридлянд. Интересно, сколько надо времени, чтобы где-нибудь появились Гитлер-плаза или Гиммлер-штрассе?

В Украине эту «проблему» решили давно. Здесь есть улицы, названные в честь героев «СС-Галичина» или «Нахтигаль». Один монумент Степану Бандере чего стоит.

И никакой ООН, выражающий серьёзную обеспокоенность относительно героизации нацистов, тут не указ. Украина относится к тем европейским странам, в которых нацистские военные преступники до сих пор не привлечены к уголовной ответственности.

Привычное дело: сотни человек в нацистской форме идут строем по улицам Львова. Справедливости ради, «Хайль Гитлер» кричат немногие. Большинство к фюреру относится ровно («плохой, конечно, но его любви к родине нам бы поучиться»). И добавляют: никакая это не фашистская свастика, а наш родненький коловрат.

Славянское язычество как разновидность нацизма сегодня в тренде. Многие украинцы вдруг стали язычниками. У меня самого пара-тройка таких знакомых найдётся.

Захожу к одному в гости. Его трёхлетний сын вскидывает руку в характерном приветствии. Дальше коридора я не иду — боюсь:

— Это что такое? Гитлерюгенд?

Приятель обиделся:

— Нет, — говорит, — это вообще-то древний славянский жест. Означает «Слава Руси!».

И, правда, не придерёшься. Не только к жестам, но и к идеологии. Такие патриоты ведь страну, семью, людей искренне любят. Правда, только одну страну, одну семью и людей одного сорта. Других не признают. Особенно — кто бы сомневался? — евреев. Знакомая история.

Да и сама обстановка в нынешней Украине сильно похожа на ту, что царила в Германии перед приходом нацистов: пораженческие настроения, безработица, нищета, власть олигархов, коррупция, правительственная чехарда и резкий крен национального самосознания.

На этом фоне, когда «оранжевые» запутались в велеречивой полемике, а обещанная «регионалами» стабильность смахивает на кладбищенскую, как никогда громко звучат национальные разговоры о том, кому и как жить нельзя, а кому и как — нужно. В таких условиях десять процентов голосов избирателей за партию «Свобода» — лишь начало.

Ведь украинцы только вошли во вкус. Когда нет хлеба, они требуют зрелищ. И этот процесс особенно выгоден тем, кому терять, собственно, нечего. Всем этим пригнанным из хиреющих городов и сёл новым украинским патриотам.

Они выучили уроки истории: только через преступление (а нацизм — всегда преступление) из грязи можно выбиться в князи. Из никого превратиться в творца истории.

Такой шанс грех упускать. Особенно, когда у тебя есть оправдание. Оправдание закоханностью в Украину и великой национальной идеей.

Мода ведь, как и дурной пример, заразительна. Fascism-week по-украински стартовал.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня