18+
пятница, 29 июля
Общество

Города на слом

Почти семь десятков крупных населенных пунктов России обезлюдят

  
948

Федеральная программа по спасению моногородов продлена на пять лет — до 2018 года. Населенные пункты разбиты на три группы по степени рисков: красную, желтую и зеленую. В самой критической — «красной» зоне оказались сразу 68 моногородов. Самые «сложные» из них — Тольятти (Самарская область), Асбест и Краснотурьинск (Свердловская область), Байкальск (Иркутская область), Камские Поляны (Республика Татарстан).

К моногородам, по данным профессора кафедры российской политики факультета политологии МГУ имени М. В. Ломоносова Ростислава Туровского, относится 332 поселка городского типа и 467 городов. В них проживают 24 миллиона 500 тысяч человек (почти 30% населения РФ). Наибольшее число этих населенных пунктов — в Приволжском и Уральском федеральных округах (в УФО в них проживает 33% всего населения округа).

Согласно информации Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования, уровень реальной безработицы в отдельных моногородах доходит до 30%, в то время как средний уровень безработицы в стране не превышает 7,0−7,5%. «Экономическая деградация современной России имеет наиболее яркое выражение в развитии моногородов, являющихся своего рода индикатором проблем современной российской экономики», — сказано в научной работе «Проблемы моногородов», размещенной на сайте Центра .

Выводы авторов подтверждаются фактами. Все население моногорода Яровое (Алтайский край), где обанкротился комбинат «Алтайхимпром», оказалось без работы. В городе Фокино Брянской области — 8100 трудоспособных жителей и менее 3000 рабочих мест. В городе Красновишерске Пермского края безработица превышает 10%.

Жительница «критического» города Краснотурьинска Наталья рассказывает: «На митинге, состоявшемся 16 марта, работники Североуральского бокситового рудника стучали касками по мерзлой земле возле памятника павшим в годы Великой Отечественной войны бойцам. Все предприятия закрываются. Некогда процветавший Краснотурьинск — в «экономической яме». Все, кто может, бежит. Но могут немногие. Квартиры в этом месте, ставшем гиблым, не продашь.

Спасти моногорода Кремль решил в 2009 году. По его заказу был разработан план по «вытягиванию» 335 населенных пунктов (позднее их число сократили до 200). В декабре того же года межведомственная группа представила правительственной комиссии список «спасаемых», выделив в нем тех, кому помощь следует оказать незамедлительно.

Общий принцип оказания помощи: создать много предприятий там, где действовал один остановившийся завод. Часть будет производить питьевую воду, другая -принимать туристов и т. д. При этом моногорода планировалось «объединить» (инфраструктурой и рынками труда) с областными центрами.

В сентябре 2010 года Минрегионразвития сообщило о провале программы: из 200 объектов деньги получили лишь три. Однако чиновники сразу заявили о подготовке очередного проекта.

Специалист из Института региональной политики Светлана Серебрякова рассказала тогда корреспонденту газеты «Труд»: «Для меня этот проект с профессиональной и психологической точек зрения кончился, когда от регионов за две недели до Нового года потребовали подготовить комплексные программы моногородов,. Я взялась читать документы — они оказались просто компиляцией ранее подготовленных инвестпроектов, без сроков и финансовых расчетов». По ее мнению, именно непрофессиональный подход стал причиной провала программы: «Было халтурное отношение к стратегированию всего проекта, ставились нереальные сроки и смешные цели».

Заместитель директора Института экономики города Людмила Падилья Сароса сообщила тому же изданию: «Необходимость решения проблемы моногородов особенно остро встала когда обострилась ситуация в Пикалево. Чтобы погасить социальный взрыв, правительство предприняло экстренные меры так называемого ручного управления. Потом стали говорить о комплексной программе развития моногородов, но до этого дело не дошло».

Вице-президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов надеется на то, что хотя бы часть населенных пунктов удастся спасти, иначе последствия будут катастрофическими: «Страна утратит серьезный производственный потенциал, а моногорода превратятся в центры социальной напряженности. На фоне сложной демографической ситуации — это выпадающие из производства рабочие руки».

«СП»: — По каким причинам многие из этих населенных пунктов оказались в критических ситуациях?

— Их возводили в советский период, когда проблем со спросом на производимую продукцию не было. Моногорода росли и росли. Тогда они были необходимы стране. На протяжении десятилетий служили основой ее экономики. Позднее власти, особенно муниципальные, не сумели адаптироваться к новым экономическим реалиям. Результат известен.

«СП»: — Считается, что моногорода нерентабельны и убыточны, висят тяжким бременем на федеральном и местных бюджетах.

— Они очень сильно отличаются. В некоторых довольно эффективно функционируют предприятия, их продукция пользуется спросом. Они принимают на себя социальные обязательства. В других — заводы что-то производят лишь для того, чтобы не «закрывать» рабочие места. Поэтому утверждать, что все из них убыточны, недопустимо.

«СП»: — Многие моногорода сегодня лишены возможности ссамостоятельно пополнять свои бюджеты. В чем причина?

— Основная часть прибыли уходит на уплату налогов на имущество и недвижимость. Возможно, следует говорить об изменении системы бюджетной политики, однако без создания новых производственных мощностей, перепрофилирования бизнес-структур, проблема не решится. Лишь немного снизится налоговое бремя.

Выходом из «тупиковой» ситуации может стать выбор и претворение комплексной программы развития моногорода. Прежде обеспечится благосостояние граждан, затем повысится бюджет.

Для воплощения планов по спасению этих населенных пунктов необходимо собрать большое профильное совещание и конкретно «разложить по полочкам» все этапы спасательной операции. Внушительные денежные суммы не требуются. Города после создания профессиональных инвестпроектов самостоятельно себя возродят и прокормят. Беда в том, что грамотных специалистов, способных составить такие проекты, в регионах практически нет.

Доктор экономических наук, профессор, заместитель директора Института мировой экономики и международных отношений РАН Евгений Гонтмахер говорит, что не особенно верит в эффективность программы: «Она „претворяется“ уже несколько лет, а результаты практически отсутствуют. Возможно, выделят на что-либо какие-либо средства, но вряд ли они посодействуют в возрождении моногородов».

«СП»: — Что же дальше?

— Подавляющая часть населения покинет их. Останутся пенсионеры и нетрудоспособное население.

Моногорода повторят участь заброшенных деревень, постепенно исчезнут с карты России.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Владимир Смирнов

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Цитата дня
Комментарии
Первая полоса
Рамблер новости
СМИ2
Фото дня
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Юрий Кнутов

Военный эксперт, директор музея войск ПВО

Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье