18+
вторник, 24 мая
Общество

Города на слом

Почти семь десятков крупных населенных пунктов России обезлюдят

  
946

Федеральная программа по спасению моногородов продлена на пять лет — до 2018 года. Населенные пункты разбиты на три группы по степени рисков: красную, желтую и зеленую. В самой критической — «красной» зоне оказались сразу 68 моногородов. Самые «сложные» из них — Тольятти (Самарская область), Асбест и Краснотурьинск (Свердловская область), Байкальск (Иркутская область), Камские Поляны (Республика Татарстан).

К моногородам, по данным профессора кафедры российской политики факультета политологии МГУ имени М. В. Ломоносова Ростислава Туровского, относится 332 поселка городского типа и 467 городов. В них проживают 24 миллиона 500 тысяч человек (почти 30% населения РФ). Наибольшее число этих населенных пунктов — в Приволжском и Уральском федеральных округах (в УФО в них проживает 33% всего населения округа).

Согласно информации Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования, уровень реальной безработицы в отдельных моногородах доходит до 30%, в то время как средний уровень безработицы в стране не превышает 7,0−7,5%. «Экономическая деградация современной России имеет наиболее яркое выражение в развитии моногородов, являющихся своего рода индикатором проблем современной российской экономики», — сказано в научной работе «Проблемы моногородов», размещенной на сайте Центра .

Выводы авторов подтверждаются фактами. Все население моногорода Яровое (Алтайский край), где обанкротился комбинат «Алтайхимпром», оказалось без работы. В городе Фокино Брянской области — 8100 трудоспособных жителей и менее 3000 рабочих мест. В городе Красновишерске Пермского края безработица превышает 10%.

Жительница «критического» города Краснотурьинска Наталья рассказывает: «На митинге, состоявшемся 16 марта, работники Североуральского бокситового рудника стучали касками по мерзлой земле возле памятника павшим в годы Великой Отечественной войны бойцам. Все предприятия закрываются. Некогда процветавший Краснотурьинск — в «экономической яме». Все, кто может, бежит. Но могут немногие. Квартиры в этом месте, ставшем гиблым, не продашь.

Спасти моногорода Кремль решил в 2009 году. По его заказу был разработан план по «вытягиванию» 335 населенных пунктов (позднее их число сократили до 200). В декабре того же года межведомственная группа представила правительственной комиссии список «спасаемых», выделив в нем тех, кому помощь следует оказать незамедлительно.

Общий принцип оказания помощи: создать много предприятий там, где действовал один остановившийся завод. Часть будет производить питьевую воду, другая -принимать туристов и т. д. При этом моногорода планировалось «объединить» (инфраструктурой и рынками труда) с областными центрами.

В сентябре 2010 года Минрегионразвития сообщило о провале программы: из 200 объектов деньги получили лишь три. Однако чиновники сразу заявили о подготовке очередного проекта.

Специалист из Института региональной политики Светлана Серебрякова рассказала тогда корреспонденту газеты «Труд»: «Для меня этот проект с профессиональной и психологической точек зрения кончился, когда от регионов за две недели до Нового года потребовали подготовить комплексные программы моногородов,. Я взялась читать документы — они оказались просто компиляцией ранее подготовленных инвестпроектов, без сроков и финансовых расчетов». По ее мнению, именно непрофессиональный подход стал причиной провала программы: «Было халтурное отношение к стратегированию всего проекта, ставились нереальные сроки и смешные цели».

Заместитель директора Института экономики города Людмила Падилья Сароса сообщила тому же изданию: «Необходимость решения проблемы моногородов особенно остро встала когда обострилась ситуация в Пикалево. Чтобы погасить социальный взрыв, правительство предприняло экстренные меры так называемого ручного управления. Потом стали говорить о комплексной программе развития моногородов, но до этого дело не дошло».

Вице-президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов надеется на то, что хотя бы часть населенных пунктов удастся спасти, иначе последствия будут катастрофическими: «Страна утратит серьезный производственный потенциал, а моногорода превратятся в центры социальной напряженности. На фоне сложной демографической ситуации — это выпадающие из производства рабочие руки».

«СП»: — По каким причинам многие из этих населенных пунктов оказались в критических ситуациях?

— Их возводили в советский период, когда проблем со спросом на производимую продукцию не было. Моногорода росли и росли. Тогда они были необходимы стране. На протяжении десятилетий служили основой ее экономики. Позднее власти, особенно муниципальные, не сумели адаптироваться к новым экономическим реалиям. Результат известен.

«СП»: — Считается, что моногорода нерентабельны и убыточны, висят тяжким бременем на федеральном и местных бюджетах.

— Они очень сильно отличаются. В некоторых довольно эффективно функционируют предприятия, их продукция пользуется спросом. Они принимают на себя социальные обязательства. В других — заводы что-то производят лишь для того, чтобы не «закрывать» рабочие места. Поэтому утверждать, что все из них убыточны, недопустимо.

«СП»: — Многие моногорода сегодня лишены возможности ссамостоятельно пополнять свои бюджеты. В чем причина?

— Основная часть прибыли уходит на уплату налогов на имущество и недвижимость. Возможно, следует говорить об изменении системы бюджетной политики, однако без создания новых производственных мощностей, перепрофилирования бизнес-структур, проблема не решится. Лишь немного снизится налоговое бремя.

Выходом из «тупиковой» ситуации может стать выбор и претворение комплексной программы развития моногорода. Прежде обеспечится благосостояние граждан, затем повысится бюджет.

Для воплощения планов по спасению этих населенных пунктов необходимо собрать большое профильное совещание и конкретно «разложить по полочкам» все этапы спасательной операции. Внушительные денежные суммы не требуются. Города после создания профессиональных инвестпроектов самостоятельно себя возродят и прокормят. Беда в том, что грамотных специалистов, способных составить такие проекты, в регионах практически нет.

Доктор экономических наук, профессор, заместитель директора Института мировой экономики и международных отношений РАН Евгений Гонтмахер говорит, что не особенно верит в эффективность программы: «Она „претворяется“ уже несколько лет, а результаты практически отсутствуют. Возможно, выделят на что-либо какие-либо средства, но вряд ли они посодействуют в возрождении моногородов».

«СП»: — Что же дальше?

— Подавляющая часть населения покинет их. Останутся пенсионеры и нетрудоспособное население.

Моногорода повторят участь заброшенных деревень, постепенно исчезнут с карты России.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Владимир Смирнов

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
Миртесен
Цитаты
Руслан Хасбулатов

Экономист, экс-председатель ВС России

Аждар Куртов

Политолог

Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Юг
СП-Поволжье
Жестокая правда без любви Жестокая правда без любви

Никита Михалков в Пензе говорил о «Ельцин-центре», травле «Утомленных солнцем» и потерянных поколениях