18+
среда, 28 сентября
Общество

МиГ-31 валится в штопор

Российскую Арктику спасают от генералов и «Томагавков»

  
65535

В конце минувшей недели в Государственной Думе состоялись парламентские слушания о судьбе истребителей-перехватчиков МиГ-31. Редчайший случай: парламентарии, представители правительства РФ, Минобороны, Федеральной службы по оборонному заказу и других ведомств внезапно озаботились не перспективными разработками в области обороны, а боевым самолетом, который серийно выпускался с середины 70-х годов прошлого века. С чего бы это?

Ответ содержался в докладе, который сделал председатель Комитета по обороне ГД адмирал Владимир Комоедов. По его мнению, уже в ближайшие 3−4 года резко возрастет вероятность большой войны за обладание природными ресурсами. Россия, с ее очевидными всему миру прорехами на всех рубежах, рискует оказаться слишком соблазнительной жертвой. Самые большие военные риски для нас — со стороны Арктики. Гигантское пространство от Кольского полуострова до Чукотки в советские годы прикрывали сразу два армии ПВО — 14-я (Новосибирская) и 10-я (Архангельская). Десятки аэродромов с истребителями-перехватчиками, сотни зенитно-ракетных дивизионов и подразделений радиотехнических войск (РТВ), осуществлявших непрерывный контроль воздушного пространства над Северным Ледовитым океаном.

Всю эту армаду мы держали за Полярным кругом потому, что между нашим побережьем и Соединенными Штатами кратчайшее расстояние для удара — именно через Северный полюс. С той поры в географии ничего не изменилось. Однако нет уже тех армий. Давно быльем поросли заброшенные в 90-е годы аэродромы в тундре и стартовые позиции ракетчиков ПВО. Со стороны Крайнего Севера наша страна — голая. Дыра протяженностью в 22600 километров. Кто и с чем сквозь нее может прилететь к нам? Неведомо. Не узнаем, пока на голову не свалится.

Развернуть на Севере новые зенитно-ракетные дивизионы и роты РТВ? Их нет в природе. Склепать другие? Нет ни промышленных возможностей, ни денег. Вот и пришлось вспомнить про старые добрые МиГ-31. Уникальные машины. Ничего подобного в мире не было, и нет до сих пор. Максимальная скорость — 3000 км/час. Это на 600 км/час больше, чем у прославленного Су-27. И на столько же — чем даже у американского самолета пятого поколения F-22 «Раптор».

Тяжелые ракеты Р-37 класса «воздух-воздух», что стоят на МиГ-31, способны поражать любые малоразмерные цели на дальности 300 километров (а самые дальнобойные американские ракеты того же класса «Феникс» — лишь до 160 километров). Бортовая аппаратура хотя и устаревшая, но до сих пор обеспечивает обмен радиоэлектронной информацией между самолетами МиГ-31, летящими на удалении до 200 километров друг от друга. В итоге группа из четырех таких перехватчиков способна надежно прикрыть от самолетов и крылатых ракет противника пространство шириной до 1000 километров.

Мало того. Рабочий потолок в 20−22 километра позволяет использовать этот истребитель против целей в ближнем космосе, а также выводить с его помощью на орбиту небольшие противоспутники. Что делает машину весьма интересной для формируемых в стране сил Воздушно-космической обороны. Недаром по кодификации НАТО МиГ-31 — это Foxhound («лисья гончая»).

Участники парламентских слушаниях сошлись на том, что при грамотно проведенной модернизации, прежде всего бортовой электроники, эти истребители-перехватчики еще минимум 10−15 лет не будут иметь равных в мире. Да, какие-то зарубежные аналоги по отдельным параметрам даже лучше. Но в совокупности качеств МиГ-31 до сих пор сильнее всех при перехвате. Вот и оказалось, что эти самолеты — единственное, чем Россия может быстро прикрыть арктическое направление.

Но дальше песня кончается, начинается суровая российская проза. МиГ-31 различных модификаций мы успели навыпускать около 500 штук. Однако два десятилетия увлеченной утилизации всего и вся в Минобороны оставили в «живых» всего 122 такие машины. Но и у тех пока не слишком счастливая судьба. Поскольку войска ПВО у нас давно передали в состав ВВС, там и эти истребители-перехватчики пытаются приспособить под новые задачи, которые конструкторам не снились и в страшном сне. В ходе уже запланированной модернизации первым 60-ти МиГам решено придать свойства фронтового бомбардировщика. Потому что удары по наземным объектам — основная задача ВВС. Правда, только в локальных конфликтах. А в большую войну, там, похоже, никто не верит.

Главнокомандующий ВВС генерал Виктор Бондарев на слушаниях пытался защитить эту идею так:

— Кому станет хуже, если МиГ-31 научат наносить еще и бомбовые удары? Только тому, кто под этими бомбами окажется. А для перехвата воздушных целей у нас есть и Су-27, и Миг-29. Су-35 начали поступать. К тому же, защититься от одновременного удара тысячами крылатых ракет все равно не получится. Остановить агрессора может только неминуемых ответный удар возмездия.

То есть — ВВС умывают руки? Пусть за нас «ядреным оружием» отомстят РВСН? На генерала обрушилась в прошлом летчик-испытатель, а ныне депутат Госдумы, дважды Герой Советского Союза Светлана Савицкая:

— На какой дальности МиГ-31 способен выполнять перехват? Надежно — на 240 километрах. А Су-27? Хорошо если на 40 километрах. Вы этого не знаете, генерал, потому что не летали на таких машинах.

Следом главкому досталось от заслуженного летчика-испытателя РФ, Героя России Романа Таскаева:

— В советское время я на МиГ-31 участвовал в учениях над Северным Ледовитым океаном. Вместе со мной был еще истребитель Су-27 и самолет дальнего радиолокационного дозора А-50. Противника обозначал стратегический бомбардировщик Ту-95, летевший со стороны полюса. А-50 давал мне целеуказание. Я на максимальной скорости совершал бросок на перехват. А тех, кого не сбивал я, добивал Су-27. Поэтому не нужно противопоставлять один тип истребителей другому. У каждого своя задача.

Бондарев пытался защищаться:

— Я не против этого самолета. Но у него элементная база 60-х годов. Утеряны возможности производить многие комплектующие. На восстановление этих возможностей требуется не менее 50 миллиардов рублей.

Аргументы главкома - от лукавого, доказывали участники слушаний. 50 миллиардов — это всего 1 процент от 5 триллионов рублей, которые ассигнованы на боевую авиацию в госпрограмме вооружений до 2020 года. На что же потратить этот процент, если не на восстановление производства и модернизацию лучшего в мире перехватчика? Вон у американцев стратегические бомбардировщики B-52 вообще летают с 50-х годов прошлого века. Правда, их электронная начинка менялась с той поры трижды. Почему так не поступить и нам?

Но на слушаниях выяснилось, что еще немного и будет поздно. По словам Светланы Савицкой, в Комитете по обороне есть сведения, что Министерство промышленности и торговли уже прислало на нижегородский завод «Сокол», на котором только и изготавливали МиГ-31, указание до конца года демонтировать стоящую без дела с 1993 года линию по их производству. Потому что, дескать, все равно ничего такого делать не придется.

Не похоже, чтобы главкомат ВВС и Минобороны стеной встали против «разоружения» «Сокола». Тогда «лисья гончая» скоро совсем отлетается, и наше небо станет еще беззащитней.

Участники парламентских слушаний решили рекомендовать правительству возобновить производство модернизированного истребителя МиГ-31. А Минобороны — прекратить утилизацию тех машин, что еще можно сохранить.

Из выступления на парламентских слушаниях депутата Государственной Думы от фракции КПРФ, члена Комитета ГД по обороне Вячеслава Тетёкина:

—  Я представляю в парламенте Тюменскую область, Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа. Какое значение для нашей страны имеет Север? Это основные нефтегазовые центры, на которых держится вся экономика России. В этой связи наш Север, особенно Ямало-Ненецкий автономный округ, на мой взгляд, будет являться одной из основных целей нападения.

Группа американских учёных подготовила доклад о том, что всю Россию бомбить необязательно: есть 12 основных целей, по которым нужно нанести удар и государство будет повержено. Среди них — Сургутская ГРЭС.

Чем защищена Сургутская ГРЭС? Ничем, ибо никаких частей ПВО поблизости нет. Стоит только одна небольшая рота радиотехнических войск в Ханты-Мансийске. Я поинтересовался возможностями этой роты: она способна отслеживать появление целей на дистанции 300−400 км и на малых высотах — 50 км. То есть крылатая ракета будет замечена лишь на подходе к цели. Максимум, что можно сделать в этом случае — передать сигнал «Погибаю, но не сдаюсь».

Насколько прикрыт и защищен ли вообще Север нашей страны? Сегодня состояние противолодочной обороны находится на недопустимо низком уровне. Предположим, что несколько американских ударных подводных лодок, на каждой из которых по 154 «Томагавка», выйдут в Северный Ледовитый океан, подойдут к нашим берегам и произведут залп. Чем мы сможем поймать эти ракеты? Раскидывать там 300-й, 400-й комплексы — безнадёга полная. Ибо при всём радиусе их действия, такие большие пространства не перекроешь.

Поэтому вся надежда на МиГ-31. Только с помощью этих перехватчиков сегодня можно остановить массированный налёт крылатых ракет.

Ближайший авиаполк (бывший 764-й) стоит в Перми (Большое Савино). Однако пока оттуда взлетят, пока долетят, уже все будет кончено.

Я был в бывшем закрытом военном городке — Югорск-2. Там до 1998 года базировался 763-й истребительный авиаполк. Однако решением тогдашнего начальника Генерального штаба Квашнина полк расформирован. Сейчас там все плиты вывезли, от полка ничего не осталось. Других частей истребительной авиации поблизости нет. Таким образом, нефтегазодобывающие регионы нашего Севера, с точки зрения парирования угрозы со стороны вероятного противника, совершенно не прикрыты.

Решать задачу обороны северного стратегического направления от средств воздушно-космического нападения способен только МиГ-31. Товарищи из ВВС говорили, что на подходе или вот уже пошли другие самолёты, типа Перспективный авиационный комплекс фронтовой авиации (ПАК ФА) и Су-35. Но Су-35 имеет другое предназначение. Это тоже тяжёлый истребитель, но не совсем того класса. Такими возможностями, как МиГ-31, он не обладает.

С другой стороны, когда речь идёт о ПАК ФА, много разговоров о том, что это самолёт пятого поколения. Но опять-таки проблема упирается в двигатель. Есть разговоры, а двигателя-то нет. Ещё 10 — 15 лет может пройти до того, пока ПАК ФА станет реальной боевой силой и поступит в необходимых количествах.

Мы уже слышали, что Су-35 произвели всего восемь штук. Это капля в море. Даже то, что у нас имеется в наличии 122 штуки МиГ-31, — это ничтожно мало для прикрытия колоссальных пространств нашей огромной территории. У нас более 60 тысяч километров границы. На этом протяжении дыры в радиолокационном поле исчисляются тысячами километров.

Считаю, что другой машины, другого оружия, способных парировать потенциальный массированный удар крылатыми ракетами воздушного и морского базирования, у нас сейчас нет.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Николай Малышев

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Манойло

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Первая полоса
Ложный след «Боинга» Ложный след «Боинга»

Международное «расследование» проигнорировало предоставленные факты и назначило Россию виновной в катастрофе MH17

Фото дня
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитата дня
Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-ЮГ
СП-Поволжье