Общество

Чрезвычайный наркоуполномоченный

ФСКН предложила силовикам и Минздраву поделиться властью

  
6351

Правительство рискует погрузиться в очередные межведомственные распри. На этот раз обострение «внутривидовой» бюрократической конкуренции может спровоцировать растущие аппаратные аппетиты Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков. Как стало известно, наркополицейские не прочь существенно расширить свою компетенцию. В распоряжении издания «Коммерсант» оказался проект законопроекта «Об органах по контролю за оборотом наркотиков», где перечислены новые полномочия, обретение которых, по идее, выведет противодействие растущей наркоугрозе на недосягаемую доселе высоту.

Как выясняется, для полного искоренения наркобизнеса ФСКН не хватает всего немного. Во-первых, права инициировать ликвидацию компаний, в случае если последние не приняли после предупреждение должных мер «по недопущению незаконного оборота наркотиков». Ряд комментаторов усмотрели в этом возможную коррупционную подоплеку и даже заговорили о наращивании ведомством силовых «мускулов» перед появлением на «рынке» рейдерских «услуг» нового игрока.

Во-вторых, если верить распространенной «Ъ» информации, сотрудники антинаркотического ведомства не прочь принять на себя миссию людей в «белых халатов». В той части, которая касается проведения освидетельствования граждан на предмет употребления запрещенных психотропных веществ (включая алкоголь). Это дало некоторым аналитикам повод заподозрить ФСКН в стремлении получить дополнительные «сравнительно честные» основания для задержания людей. Наконец, значительная часть экспертного сообщества усомнилась в обоснованности претензий главного антинаркотического органа самостоятельно (в лице его директора) принимать решение о запрете того или иного вещества. В частности, справедливые опасения вызывает размытая (в худших традициях бюрократического жанра) формулировка о «веществах, обладающих воздействием на организм человека, схожим с наркотическим или психотропным». В настоящее время выявлением степени угрозы того или иного препарата занимается Минздрав. Несмотря на то, что процедура исследований порой занимает до полугода, уровень компетентности его специалистов делает риск ошибки минимальным, что в свою очередь препятствует административному произволу при составлении «стоп-листа» сомнительных препаратов.

Так или иначе, стоит признать, что новый бюрократический документ в первом приближении вызывает как минимум настороженную и скептическую реакцию: исторический опыт дает все основания опасаться сосредоточения власти в одних руках. Более того, известный врач-нарколог Сергей Полятыкин считает, что концентрация полномочий в рамках одного ведомства не приведет к снижению наркотической угрозы. «Где эта наркомафия, которая организует наркоагрессию?" — задает риторический вопрос эксперт. То ли ее нет в силу сверхэффективности работы наркоконтроля, то ли он просто не может ее поймать.

«СП»: — Как Вы относитесь к передаче функции медосвидетельствования граждан в ведение ФСКН?

— Резко отрицательно. А для чего тогда, спрашивается, нужна специализация ведомств? Сапожник должен заниматься сапогами, а пирожник — пирогами. То есть, каждый своим делом. Определять степень принадлежность вещества к классу наркотических должна специальная межведомственная комиссия. В свое время у нас был такой орган, в работе которого принимали участие самые разные специалисты. Включая экспертов по химическому анализу, врачей и наркологов. Только в таком случае можно комплексно оценить уровень наркотической угрозы, которую представляет то или иное вещество. Следует учитывать не только его воздействие на организм человека, но и распространенность в обществе, а также канонические моменты. Такую структуру необходимо возродить. Главное, что в ней не доминировало какое-то одно ведомство. Это должна быть межведомственная площадка с привлечением независимых экспертов.

«СП»?- В чем заключается опасность предлагаемого подхода?

— Любое ведомство заинтересовано в расширении бюджетного финансирования. Вот и весь ответ. К эффективности антинаркотической стратегии государства это имеет весьма опосредованное отношение.

«СП»: — Как обстоят дела на антинаркотическом фронте в последнее время?

— Среди несовершеннолетних число употребляющих наркотики уменьшается. О этом свидетельствуют данные тех служб, которые проводили анкетирование среди подростков в Москве. Выявить число наркозависимых уже сложнее. Для этого нужно, чтобы не велся учет наркозависимых, а помощь оказывалась бесплатно, без всяких условий. В таком случае у нас появится шанс выявить реальное число потребителей наркотиков, которые будут добровольно обращаться за помощью. Сейчас в нашей системе существуют большие проблемы с анонимностью. Есть понятие конфиденциальности (неразглашения полученной информация- прим. «СП»), а вот с анонимностью проблемы. Приведу такой пример. Человек может анонимно пройти лечение. Но чтобы сдать анализы, их должна оплатить страховая компания.

«СП»: — Существует ли точная статистика по числу наркозависимых и употребляющих наркотики лиц?

— Я не могу утверждать однозначно. Чтобы дать такую экспертную оценку, нужно обладать всем объемом информации. Часть которой ведомства скрывают. Точную цифру трудно рассчитать, потому что еще не все ведения открыты. Медики в основном имеют дело с теми, кто обращается за помощью. Правоохранительные органы также разобщены — единой статистики не ведется. Они в основном занимаются теми, кто попался. Настоящую наркомафию мы не видели. Можно предположить, что правоохранители не имеют четких агентурных сведений, и данных об организаторах самого процесса, разветвленности сети и финансовых потоках. Несмотря на это, что ФСКН претендует на координирующую роль. Даже если не подозревать, что люди банально хотят получить больше денег, а просто хотят с максимальной полезной выполнить свою работу, налицо заблуждение. Это типичная бюрократическая ошибка. Если развивать эту логику, то придется объединять все университеты в один. Можно подумать, если мы сольем в одну структуру Минэкономики, Минфин, ЦБ и Министерство промышленности и технологий, у нас автоматически начнется экономический бум. Это абсурд. Нельзя объединять под одним началом столь разнородные функции. Полицейские методы борьбы с наркоагрессией уже давно отработаны и их эффективность ограничена. Нужно скорее работать на снижение спроса. Как посредством пропаганды здорового образа жизни, так и путем изменения общественной атмосферы. У людей должна быть уверенность в завтрашнем дне. Не секрет, что любые психоактивные препараты — это извращенная форма «бегства от неприятной действительности». Соответственно, нужно менять социально-экономический климат в обществе.

Основатель Фонда «Город без наркотиков» Евгений Ройзман не считает, что реализация инициатив ФСКН приведет к появлению на российской бюрократической «поляне» еще одного ведомственного монстра. По его мнению, расширение полномочий оправдано и ФСКН должна иметь право заносить наркотические и психотропные средства в список запрещенных. Каждый день в нашей стране появляются все новые разновидности смертоносного зелья. Специализированное ведомство быстрее реагирует на очередные «предложения» наркодилеров, сможет оперативнее распознать новую угрозу, и что-либо ей противопоставить. Сейчас этим занимается правительство, которое должно внести изменения в «стоп-лист» запрещенных препаратов. Потом изменения еще должны получить одобрение в Госдуме. Это очень затянутый процесс. Получается, что угроза развивается гораздо быстрее, чем наша реакция на нее.

«СП»: — Насколько оправданы претензии ведомства Виктора Иванова в части передачи права медосвидетельствования?

— На мой взгляд, это предложение также вполне разумно. Другое дело, что я вижу, что ФСКН пытается нарастить аппаратную мощь и замкнуть на себя финансовые потоки. Если бы была уверенность в том, что структура кристально честная, да пусть у нее тогда будет хоть в сто раз больше полномочий. Но если существует коррупционная опасность, то возникают сомнения. В этом случае, прежде чем давать дополнительные инструменты, нужно сто раз подумать. Пока то, что я вижу, совершенно разумно.

«СП»: — Как можно в целом охарактеризовать состояние вверенной ФСКН сферы?

— Выражаясь цивильно, оно, скажем так, удручающее. Общее количество наркоманов учету не поддается, потому что тестирование не выявляет новые наркотики. Они захватывают молодежь, в результате чего наркомания стремительно молодеет. К тому же, страна просто завалена синтетическими наркотиками из Китая. Основной потребитель — опять же наша молодежь. В общем, ситуация очень тяжелая и напряженная.

Начальник управления ФСКН по взаимодействию с общественностью и СМИ Николай Карташов утверждает, что масс-медиа нагнетают необоснованные страсти вокруг темы расширения полномочий этого ведомства. По его словам, проект закона был разработан в исполнение указания президента РФ от 5 марта текущего года. Его основной целью является определение прав и обязанностей органов по контролю за оборотом наркотических средств. Кроме того, законопроект содержит положение о правовом статусе сотрудника органов наркоконтроля. Он также предусматривает обеспечение правовых гарантий и укрепление законности в деятельности ФСКН. Особое внимание уделяется усилению антикоррупционной составляющей.

«СП»: — Наших граждан все же больше интересует вопрос расширения полномочий этого органа

—  В одном из СМИ написали, что мы хотим получить право запрещать оборот неких средств. Это не так. Видимо, автор этой публикации не прочитал внимательно закон. В законопроекте четко написано, что руководитель службы принимает решение о приостановлении (!) оборота на территории РФ веществ, обладающих воздействием на организм человека. То есть о запрете речи не идет, всего лишь о приостановлении. Это общемировая практика. В том числе и на Западе. Когда на рынке появляется какой-то новый наркотик или препарат, который оказывает вредное воздействие на здоровье (в последнее время, например, много говорят о так называемых «спайсах»), «новинка» свободно продается в связи с тем, что в списках запрещенных препаратов она не значится. В такой ситуации профильный орган может принять решение о приостановлении оборота на год — полтора, пока не будут проведены соответствующие исследования. Никто не подменяет функции Минздрава. Речь идет о более быстром реагировании на возникшую угрозу.

«СП»: — Многие комментаторы критикуют стремление ФСКН влезть в епархию Минздрава в части проведения медосвидетельствования

— Напомню, что наше ведомство является правоохранительным органом. Если наш сотрудник задерживает водителя, находящегося в неадекватном состоянии (алкогольного или наркотического опьянения), мы же не можем его отпустить лихачить дальше, в результате чего могут погибнуть безвинные люди. Никто ведь не предлагает изъять из ведения медиков или сотрудников ГИБДД осуществлять аналогичные процедуры. Более того, сотрудники ФСКН не собираются сами осуществлять освидетельтствование. Мы просто доставляем человека в наркологический диспансер или больницу. Так что решение о состоянии человека будут принимать медики. Допустим мы проводим какую-то операцию или рейд, в ходе которого попадаются люди, ведущие себя неадекватно. Поставьте себя на место сотрудника наркополиции. Что он должен предпринять, если человек неадекватно себя ведет? Мы его должны задержать и направить на освидетельствование. В этом нет никакого новшества. Я не знаю, в чем журналисты его углядели. Так было всегда. Что касается возможности ликвидации компаний, то такое решение может приниматься только по решению суда. У нас есть много предприятий, которые производят прекурсоры. Это компоненты, которые используются для изготовления наркотиков. Например, ангидрид уксусной кислоты, который используется для изготовления героина. Таких препаратов очень много. Особенно сегодня, когда на рынке появляется много так называемых «дизайнерских» наркотиков. Не проходит и недели, как на рынке появляется новый наркотик. В год их появляется больше полусотни. Естественно, что обязанностью ФСКН является пресечение перевода этих компонентов из законного оборота в незаконный.

Фото: ИТАР-ТАСС/Trend/Виктория Ламзина

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Владислав Шурыгин

Военный эксперт

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня