Общество

«На свободу выйдут мошенники»

Экономическая амнистия: взгляд из Приморья

  
2946

Экс-спикер Законодательного собрания Приморья Евгений Овечкин, второй год ожидающий решения своей участи за мошенничество в сфере предпринимательской деятельности, совершенное в особо крупном размере, получит шанс остаться «чистым» в результате объявленной в России экономической амнистии. Овечкин, к тому же так и не сложивший с себя депутатских полномочий, вполне сможет вернуться и в политику. Эксперты, называя ряд других известных приморцам фамилий, полагают, что амнистию «продавили» олигархические структуры.

Евгений Овечкин был избран председателем Заксобрания Приморья в декабре 2011 года. Его кандидатура согласована с президиумом генсовета «Единой России». Он считается членом команды экс-губернатора Сергея Дарькина, они вместе учились в Дальневосточном высшем инженерном морском училище им. адмирала Невельского. Овечкин руководил холдингом S&T Group, в состав которого входило ООО «СТ Шипменеджмент». В 2004—2007 годах работал заместителем губернатора, после этого возглавил совет директоров ЗАО «Дальневосточная промышленно-строительная компания».

По версии следствия, в 2008 году подозреваемый путем мошенничества похитил у коммерческого предприятия нефтепродукты стоимостью не менее 38 млн руб. и распорядился ими по своему усмотрению". Топливо похищено у ООО «Хабаровская топливная компания» в пользу подконтрольного Овечкину ООО «СТ Шипменеджмент» (судоходство).

Год депутат находился под домашним арестом. За это время инкриминируемую ему статью ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере), заменили на менее тяжкую. А затем экс-спикера выпустили под подписку о невыезде. После объявления экономической амнистии и при хорошей работе адвоката, полагают эксперты, экс-чиновник и депутат может выйти сухим из воды.

Судьба может улыбнуться прощением и осужденному на четыре года директору Первореченского рынка Алексей Сорокину, пытавшемуся в Арбитражном суде доказать несуществующую задолженность у крупных арендаторов рынка; «авторитетному» находкинскому предпринимателю Евгению Романову, который за 25 миллионов рублей предлагал знакомому «уладить дело» с правоохранителями. Правда, сначала всем им придется возместить причиненный ущерб.

Но масштабной амнистия в Приморье не будет. В территориальном управлении ФСИН прикинули, что коснется она лишь 15 жителей края. Из них 11 человек отбывают срок наказания, четверо состоят на учете в уголовно-исполнительной инспекции.

«На свободу выйдут, в основном, бытовые мошенники — устроители финансовых пирамид, долевые застройщики, различные аферисты», — отмечает директор владивостокского Центра изучения новых вызовов и угроз национальной безопасности Александр Сухаренко. — В Приморье, тех, кто попадает под амнистию, будет сравнительно немного, так как большинство перечисленных в документе статей у нас просто не применяются".

По данным эксперта, на протяжении последних лет выявляемость экономических преступлений в Приморье динамично сокращалась. За 2007−2012 годы число таких преступлений снизилось более чем в шесть раза (с 8,3 до 1,3 тыс.). При этом доля тяжких и особо тяжких деяний в общем массиве выявленных преступлений сократилась до 53%, а общий уровень раскрываемости не превышает 50%. Активно сокращается регистрация преступлений также и в сфере предпринимательства.

Подавляющее большинство регистрируемых преступлений совершается в кредитно-финансовой сфере и на потребительском рынке. В общероссийском рейтинге по количеству экономических преступлений Приморье занимает 42-е место, а по уровню такой преступности (всего 68 преступлений на 100 тыс. населения) — 76-е место.

Постановление Госдумы об экономической амнистии в Приморье, давно получившей неофициальный титул «криминальной столицы региона», восприняли неоднозначно. Спикер Заксобрания Виктор Горчаков, ссылаясь на опыт общения с бизнесменами, заметил, что часто существующее законодательство ставит их в положение, которое способствует рискованным решениям в бизнесе, приводит к конфликтам с законом. «Нужно разобрать уголовное дело каждого из них. Определить, кто попадает под амнистию, и кто просто украл деньги. Они не достойны смягчения наказания», — порекомендовал политик.

Бизнес-омбудсмена по Приморью Марина Шемилина назвала амнистию «либеральным шагом государства по отношению к предпринимателям», но отметила ряд недоработок:

— Непонятен выбор статей, по которым будут амнистировать. Например, почему из статьи «мошенничество» для амнистии выбрали лишь два пункта? Ведь большинство обращений предпринимателей связано с преследованием именно за это преступление, — рассуждает бизнес-омбудсмен. — По этой статье можно посадить кого угодно, поэтому ею часто пользуются для неправомерного преследования предпринимателей. Список пунктов этой статьи в постановлении об экономической амнистии должен быть шире. Иначе смысл её присутствия в документе снижается".

Защитница отмечает также короткий срок, установленный для амнистии — шесть месяцев. Для того чтобы переквалифицировать дела, потребуется определенное время, есть большая вероятность того, что люди не успеют подготовить документы.

Директор Владивостокского центра исследования организованной преступности Виталий Номоконов и вовсе считает амнистию нелогичной:

— Объективной необходимости в ней не было, ведь у нас не менялось законодательство. Амнистия получилась выборочная. Ну, почему свет клином сошелся именно на мошенниках? Страну давно растащили по кусочкам, и ничего катастрофического в последнее время не случалось. Думаю, что олигархические структуры попросту пролоббировали амнистию, очевидно, готовя почву под себя. Заметьте, Ходорковский, вокруг которого сейчас так много копей ломается, под нее не попал. И этим много сказано.

«СП»: — У вас нет ощущения, что уголовное законодательство в последнее время и так постоянно смягчается?

— Гуманизация политики в области борьбы с преступностью происходит в течение десятилетия. Непонятно, что творится с Уголовным кодексом: сначала отменили конфискацию, затем установили возможность условного наказания сроком до 8 лет. Во многих статьях отменили нижние пределы санкций. Это значит, что если статья предусматривает максимальное наказание — 10 лет, а нижнего предела нет, то суд может отправить за решетку и на три месяца. Такое впечатление, что законодателям нечего больше делать, как поэтапно освобождать преступников.

«СП»: — Вы можете предсказать финал этой затеи?

— Экономические преступления и дальше будут распространяться, потому что «всепрощение» со стороны государства только поощряет мошенников.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Борис Джерелиевский

Военный эксперт

Владислав Шурыгин

Военный эксперт

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня