18+
среда, 27 июля
Общество

Последнее погружение «Новосибирского комсомольца»

Под болтовню об усилении патриотического воспитания в Москве ликвидирован уникальный музей истории флота

  
5396

В канун Дня Военно-Морского флота, который страна отметит в последнее воскресенье июля, в Москве исчез один из самых необычных музейных комплексов столицы — мемориальная подводная лодка Б-396 «Новосибирский комсомолец» (в классификации НАТО — «Tango»). Не один десяток лет прослужила она на Северном флоте. А в 2006 году обрела, как тогда казалось, вечную стоянку на берегу Химкинского водохранилища в парке «Северное Тушино». Администрация Юрия Лужкова, в то время мэра главного города страны, отремонтировала уникальную субмарину и открыла в ней музей истории ВМФ России.

На днях, спустя без малого пять лет после открытия, сотрудники «Новосибирского комсомольца», ветераны-подводники Владимир Виноградов, Сергей Капитанов и Ян Гебель сообщили: нет больше музея, созданного на борту их «Б-396», закрыт он дирекцией парка.

Некоторые подробности происшедшего моряки сообщили в известный на всю страну Петербургский клуб моряков-подводников. «Незаметно для всех, — пишут они, — музей-подводная лодка „Новосибирский комсомолец“ прекратил свое существование. Многие сотрудники уволены „по сокращению штатов“. Лодка обесточена, экскурсионная работа прекращена… Большинство экспонатов из-за отсутствия необходимого им ухода подвергаются агрессивным воздействиям окружающей среды и безразличному отношению. В очередной День ВМФ морякам и ветеранам флота столицы негде будет собраться».

─​ Беда у ребят, — отозвался на это письмо флотских товарищей и звонок корреспондента «СП» капитан 1 ранга запаса, руководитель клуба моряков-подводников Игорь Курдин. — Как можно было закрывать ТАКОЙ музей? Ему ведь нет аналогов. Столько было сделано в свое время для его открытия, чуть ли не вся страна помогала. Как интересно, плодотворно он работал!..

О популярности лодки-музея красноречиво говорят цифры: посетители не уходили отсюда часами. За год «Новосибирский комсомолец» посещало до 100 тысяч человек «старых и малых» — по нынешним меркам достаточно высокий показатель. На корабле была большая экспозиция, посвященная истории флота России. Для посетителей проводились экскурсии в дизельный, аккумуляторный, торпедный, электромоторный, жилой и кормовой отсеки, в офицерские каюты.

В торпедном отсеке, к слову, сохранены мины и торпеды (понятно, — без взрывчатой «начинки»), водолазные костюмы. А возле подводной лодки под открытым небом установлены образцы военно-морского техники — перископ, выдвижная антенна, аварийно-спасательный буй, имитатор торпеды, штурмовой катер на воздушной подушке. А даже — экраноплан, равного которому нет в мире. Да тут дня любопытствующим не хватало, чтобы всё обойти, посмотреть, потрогать! И, к слову, за чисто символическую плату: 180 рублей стоил входной билет на борт «Б-396» для взрослых, 50 рублей — для школьников, студентов.

─​ Мне безумно жаль терять «Новосибирский комсомолец», — призналась «СП» заместитель главы администрации муниципального округа Северное Тушино Наталия Майорова. — Мы активно сотрудничали с этим уникальным музеем, радуясь, что находится он именно на нашей территории. Субмарина была центром притяжения для тех, кто приходит в парк, само собой — для школьников. На её борту, в её отсеках проходили уроки истории, а также встречи с ветеранами и с действующими моряками, в частности, родного для лодки Северного флота. Все любили этот корабль. Тем более что в Москве другого такого нет!

«СП»: — Вы пытались бороться за него, Наталия Константиновна? Может, стоило привлечь общественность?

─​ Наши возможности, увы, ограничены. Неоднократно говорили директору парка о том, что ни в коем случае нельзя закрывать музей. Но он, увы, из тех людей, которые слушают, похоже, только себя. Приказать же ему не можем, не в наших полномочиях. К тому же, никто и предположить не мог, что подобное может случиться. Мы все думали: уж что-что, а музей-подлодка наверняка останется. И вдруг узнаем об увольнении 2/3 его сотрудников, а затем о закрытии мемориальной субмарины.

«СП»: — Директор парка Илья Чернышев сам не из моряков? Как давно вообще руководит парком?

─​ Вот это самое интересное. И полугода не прошло, как он был назначен в «Северное Тушино». С ходу взялся всё тут реорганизовывать. Объявил, что «всё плохо». А как хорошо, знает только он сам. Для примера. Собирается среди прочего строить открытый бассейн с подогревом воды. Чтобы провернуть подобное на открытом водоеме Химкинского водохранилища, надо ого-го какие финансовые возможности иметь! Я, узнав, поинтересовалась у Чернышева: для желающих искупаться бассейн будет бесплатным? Он в ответ посмеялся: бесплатный сыр, мол, нынче только в мышеловке. К слову, в парке много лет занимается большая группа любителей зимнего плавания. Очень славные люди, среди них много наших добровольных помощников. Так вот он и им, как говорится, перекрыл кислород, лишив для начала раздевалки. Потом, видимо, будет брать плату за то, что ходят по дорожкам парка, дышат здесь воздухом.

Звоню в дирекцию парка «Северное Тушино». Не может быть, думаю, чтобы вся реорганизация вот так банально свелась к платным услугам. Не должно так быть.

─​ Ну что вы всё звоните? Нет директора. И сегодня не будет, — отчитал меня некий сотрудник, не пожелавший представиться.

«СП»: — Извините за беспокойство, но я первый раз набрала ваш номер

─​ Целый день названивают. Работать не дают. Всё про музей с подлодкой спрашивают. Устал отвечать — закрыли его на неопределенный срок. А у вас какой вопрос?

«СП»: — Об этом музее.

─​ Я всё сказал.

Сотрудница департамента культуры Москвы, назвавшаяся просто: «Я из другого отдела, зачем вам мое имя?», несколько прояснила ситуацию. Всё дело в том, как оказалось, что после реорганизации, затеянной И. Чернышевым и поддержанной департаментом, корабль передали в ведение дирекции парка «с потерей первоначального назначения». Проще говоря, он утратил статус музея, став частью парка — как какая-нибудь рядовая каруселька. А каруселями ведает директор, единолично решая, какой из них крутиться, а какую можно и списать на металлолом. Понятно, что на рынке вторчермета за многотонную субмарину заплатят больше, чем за качели-карусели…

─​ В середине мая нам объявили о резком сокращении штата, — рассказал Владислав Шевченко, главный инженер музея-подлодки. — В одночасье уволено 15 сотрудников. Под сокращение попали опытные экскурсоводы, а также моряки, принимавшие участие в создании экспозиций. Мы, конечно, вздрогнули от неожиданности, но промолчали, решили — мера вынужденная, из-за финансовых трудностей. Теперь пожинаем плоды: с 1 июля музей закрыт. В настоящее время разбираем экспонаты. Где их хранить — пока неясно. Складываем в сараюшке в парке… Официально музей закрыт на ремонт. Как раз к 1 июля проектировщики должны были якобы предоставить необходимую документацию. Её обещали с нами согласовать, всё-таки наше детище. Но никто ничего не согласовывал. Похоже, нет никакого проекта реконструкции. И будет ли?..

История с «Новосибирским комсомольцем», увы, не первая с нашими уникальными кораблями. «СП» не так давно рассказывала о печальной судьбе первенца советского атомного ракетного подводного флота — подводной лодки «Ленинский комсомол». Знаменитого «Ленкома», первым всплывшего во льдах Северного полюса. За субмарину, списанную из боевого состава и догнивающую на судоразделке в Мурманске, не один год бьются российские моряки. Идея их в том, чтобы перевести легенданый корабль в Питер, поставить рядом с «Авророй», сделать еще одним музеем Северной столицы. Но, несмотря на многочисленные обещания властей пойти навстречу, «отремонтировать, поставить у причала, открыть музей», субмарина по-прежнему ржавеет близ Мурманска, брошенная, в сущности, на произвол судьбы.

И как относиться после этого многочисленным призывам президента России Владимира Путина «активней вести военно-патриотическую работу, используя для этого имеющийся в стране богатый исторический материал»?

«Материал» ржавеет, чиновники наглеют…

Справка «СП».

Дизель-электрическая подводная лодка Б-396 «Новосибирский комсомолец» проекта 641Б «Сом» построена в 1980 г. по проекту инженеров петербургского ЦКБ «Рубин» на заводе «Красное Сормово» в г. Горьком (ныне Нижний Новгород). C 1981 года входила в состав 4-й Краснознаменной эскадры подводных лодок Северного флота. Совершала боевые походы в Средиземном море, в Северную и Южную Атлантику, к западному побережью Африки, а также в Баренцевом и Норвежском морях.

После списания в 1998 году выкуплена московскими властями вместе со сторожевым кораблем Балтийского флота «Дружный» проекта 1135. Оба корабля-ветерана отбуксированы в Москву в качестве экспонатов будущего музея истории отечественного флота и кораблестроения.

26 июля 2006 года, в канун Дня ВМФ РФ, в столичном районе Северное Тушино в дизельной торпедной субмарине открылся для посещения музей «Подводная лодка». Сохранены все шесть отсеков, а центральный пост управления стал выставочным залом.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Григорий Сысоев

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Цитата дня
Комментарии
Первая полоса
Рамблер новости
СМИ2
Фото дня
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Юрий Кнутов

Военный эксперт, директор музея войск ПВО

Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье