18+
пятница, 17 ноября
Общество

На дне

Что искал Владимир Путин в пучине Финского залива?

  
13412

Президент России в понедельник ушел на дно. В прямом смысле! В течение получаса пребывал Владимир Путин в Финском заливе на глубине 60 метров. Там, где вот уже 144 года покоятся останки отечественного парусного фрегата «Олег».

Погружение главы государства проходило в режиме строгой секретности. До вечера понедельника о готовящемся покорении им глубин не было даже намека. А о том, что близ острова Гогланд «что-то намечается», можно было лишь догадываться. Например, по кружившим над ним с конца прошлой недели вертолетам. Да военным кораблям, вставшим недалеко на рейде. Как теперь говорят жители Кронштадта, откуда и пришли корабли, «все у нас забеспокоились — уж не конфликт ли какой с соседями из Суоми? В мире сейчас так неспокойно!»…

Сам Гогланд, расположенный практически на границе с Финляндией (40 км от финского города Котка и 180 км от Петербурга), в это лето облюбовали молодые археологи из экспедиции Русского географического общества (РГО). Как раз к ним, как выяснилось, и прибыл Владимир Путин. Не так давно глава государства, возглавляющий также Попечительский совет РГО, вручил грант на реализацию совместного проекта Географического общества и Института истории материальной культуры РАН «Морская слава России».

Главная цель проекта — поиск затонувших кораблей. Как удалось понять, речь идет в основном о старинных кораблях. Увлеченные этим делом люди говорят, что дело стоящее: немало артефактов и много драгоценностей хранят лежащие на дне фрегаты, каравеллы, бригантины, шхуны. Никто, правда, их не видел, это в основном предположения, но все-таки…

В общем, грант выдан, экспедиция организована, президент решил проконтролировать ход работ — такова основная версия понедельничной поездки В.В.Путина на Гогланд. Зачем понадобилось ещё и на дно морское спускаться?.. Для этого, к слову, на остров оперативно был доставлен новый подводный аппарат «Си-эксплорер-5». В него и спустился Владимир Владимирович, радостно махнув рукой окружающим — мол, не волнуйтесь, нагуляюсь, вернусь!

Вернулся очень довольным. Рассказал ожидавшим на причале, что в деталях рассмотрел старый фрегат, «он лежит на правом боку, действительно, состояние его отличное, очень хорошо читается название корабля». Поинтересовался у членов полевой экспедиции: «Будете поднимать?». В ответ услышал: вряд ли, он может от старости просто рассыпаться при подъеме, а вот его части, содержимое его трюмов, в частности, фарфоровую посуду, произведенную на знаменитом Корниловском заводе, и резную мебель постепенно из воды достаём. Со временем их планируется передать в музеи.

Тут впору задаться вопросом: если с кораблем всё уже понятно, и выяснить это председателю Попечительского совета РГО можно было, наверное, не выходя из своего кремлевского кабинета, зачем тогда он приезжал на Гогланд? С какой целью погружался на большую глубину у скального острова, заставив сотни людей в течение нескольких дней круглосуточно «мониторить» в целях безопасности акваторию, сам остров, площадью 21 кв. км, и даже морское дно в районе затонувшего «Олега»?

Зачем вообще он, руководитель большой и очень непростой страны, регулярно куда-то погружается, на чем-то взлетает, устраивает автогонки по пересеченной местности?

«Такое впечатление, — ответил Радомир Аникин, капитан 1-го ранга в отставке, не одно десятилетие отслуживший на Северном флоте, — что у гаранта нашей Конституции нет других дел кроме как знакомства с программой Географического общества».

Его коллега — подводник Георгий Майзулин с Балтфлота, был ещё более краток: «С нетерпением жду от президента свежих амфор!» (намек на плавание Путина с аквалангом в Таманском заливе в 2011 году, результатом которого стали две старинные амфоры, чудесным образом найденные президентом на сто раз изученном исследователями дне залива).

─ Лично у меня такое ощущение, что господину Путину очень хочется войти в историю незаурядной масштабной личностью, — сказал «СП» Андрей Дмитриев, лидер петербургского отделения «Другой России». — Для этого он пытается показать себя и сильным, и смелым, этаким Джеймсом Бондом от политики. Вспоминаю его натренированный торс во время путешествия в Туву несколько лет назад. Пресс-служба президента без устали вбрасывала соответствующие фото и видеоролики в интернет и на страницы правительственных СМИ. И что — лучше жить от этого стали тувинцы? Все проблемы их сразу разрешились?

«СП»: — Демонстрация крепкого здоровья главы государства в принципе имеет определенное значение в нашем неспокойном мире. Особенно если вспомнить предшественника Путина на этом посту, советских лидеров 80-х годов прошлого века…

─ Мы в «Другой России» сравниваем с сильными лидерами. К числу которых относим в первую очередь Иосифа Сталина. Он за всю свою жизнь за границей бывал считанное число раз. К спорту был, скажем так, спокоен. Не отличался статностью и силой. Авторитет же его в собственной стране и во всем мире был безусловный. Я не говорю сейчас о репрессиях, это другая тема. Я о том, что не такие вот показательные заплывы и полеты делают лидеру имя. А то, как живут люди в его стране, о чем мечтают, какие у них проблемы, численность этих проблем. От того, что Путин посидел как-то за штурвалом реактивного самолета или погрузился на дно Байкала, его авторитет точно не вырос. Не работает это!

Схожая точка зрения у профессионального социолога, научного сотрудника Петербургского социологического института РАН Якова Костюковского.

─ На протяжении многих лет нашей страной руководили весьма пожилые и очень нездоровые люди, — говорит Яков Викторович. — Исключение разве что Михаил Горбачев, но он и недолго был у власти по сравнению с Ельциным, с тем же Путиным. На их фоне Владимир Путин просто Геракл! В свои «немного за 60» он демонстрирует прекрасную спортивную форму, крепкое здоровье. Похвально! Есть чему позавидовать рядовому российскому мужчине.

С другой стороны, все эти экстремальные для непрофессионала полеты и погружения не могут не вызвать удивления. Как социолог-психолог я вижу в этой страсти проявление некой психологической компенсаторности. Кем был наш президент до вхождения во власть? Разведчиком. Работа эта связана с немалым риском, при этом участвовать в погонях, перестрелках, смене места жительства не приходилось. Напротив, служба во внешней разведке требовала от него полного спокойствия, по крайней мере, визуального. Вот и накопилось, видимо, с избытком адреналина!

«СП»: — В вашем институте проводились ли какие-либо исследования, опросы — что думают люди о пристрастии главы государства к рискованным затеям?

─ Официальных опросов и исследований не было. Но я общался на эту тему со многими коллегами и знакомыми. Девяносто девять процентов из них откровенно смеются. Кто-то не на шутку встревожен: а вдруг грохнется наш президент с мотодельтоплана, или батискаф с ним не всплывет — что тогда? Техника ведь непредсказуема, никакой секьюрити не спасет. Получается, демонстрируя свою крутость, руководитель страны о самой стране особенно не думает? К чему этот риск, что и кому он хочет им доказать — непонятно.

Категоричен и как принято у моряков, прям, в своей точке зрения писатель-маринист Александр Покровский:

─ По поводу очередного путинского погружения мои друзья-подводники шутят: ну, сейчас он найдет там сокровища… Вообще, мероприятие это дорогое — несколько вертолетов все время летают над местом, где находится батискаф с президентом на борту, и продолжается это не те полчаса, что он любуется фрегатом, а как минимум, я слышал, неделю. Обеспечивают и боевые корабли — это тоже деньги. Большие. Даже очень-очень большие.

Не хватает В. В. П. адреналина? Наверное. Тянет под воду? Ну, так на подводной лодке можно сходить в «автономку» — 90 суток сплошного адреналина.

Что это решает? Ничего. Насколько важно? То, что нашли фрегат «Олег» — здорово. Но это вопрос специалистов — чего ж перебивать у них хлеб?

Важно, чтоб об этом все говорили, обсуждали? Может быть. Отвлечение от проблем? И это, видимо, тоже.

Справка «СП»

Парусно-винтовой фрегат «Олег» — один из самых больших (и, в сущности, последних) образцов российского парусного кораблестроения. На этой серии фрегатов закончилась эпоха деревянных парусников с заряжающимися из ствола орудиями. В 1869 году при выполнении сложных маневров «Олег» столкнулся с другим кораблем и затонул между островами Гогланд и Соммерс на глубине около 60 метров. Десять лет назад его обнаружили исследователи Русского географического общества.

Фото: сайт Президента России

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня