18+
понедельник, 27 июня
Общество

Сердюков просит посадку

Дело «Оборонсервиса» — копейки по сравнению с ущербом обороноспособности страны, нанесенным бывшим министром

  
30916

В Министерстве обороны подведены итоги недавно завершившихся невиданного масштаба учений в Восточном военном округе. Понятно, что когда по тревоге поднимают 160 тысяч солдат и офицеров, множество единиц боевой техники, самолетов и кораблей, пищи для генеральского анализа потом бывает достаточно. Обо всех выводах нам знать не положено, но кое-что просочилось из-за стен Генерального штаба.

В частности, во вторник на встрече с Верховным главнокомандующим Владимиром Путиным министр обороны Сергей Шойгу доложил: «С учетом задействования такого большого количества авиации, укрепились в выводах, которые мы с вами обсуждали в мае, в Сочи, по вопросу о рассредоточении и передислокации с некоторым изменением структуры Военно-воздушных сил и задействованием дополнительно ряда аэродромов, особенно в восточной части нашей страны. В этом есть крайняя необходимость, с учетом того, что все такие расстояния и такие крупные соединения нуждаются в довольно серьезной авиационной поддержке, особенно при высадке десантов. А это, естественно, расстояние, пункты дозаправки, пункты обслуживания».

Сказано так, что мало кто и что понял. Ну, что-то там у военных летчиков будут менять на Дальнем Востоке… Что-то по этому поводу на уровне президента Сергей Кужугетович обсуждал два месяца назад.

На самом деле перед нами — пропасть. Чтобы понять ее глубину, нужно вспомнить, с чего начинались те самые учения для Военно-Воздушных сил. А начинались они с казуса: 17 июля вылет самолетов военно-транспортной авиации с десантом, грузами и боевой техникой был задержан на десять часов потому, что аэродром «Хомутово» на Сахалине отказался их принимать на безвозмездной основе. То есть, гражданская обслуга «Хомутово» потребовала от Минобороны финансовых гарантий, что их труд по приему и обслуживанию военных бортов будет оплачен. А что? С 2013 года бывший аэропорт совместного базирования стал частным, превратился в ОАО. Так что ничего личного — только бизнес.

Пока генералы и гражданские лица материли друг друга по раскалившимся телефонам и электронной почте, пока готовили гарантийные письма и слали их из Москвы на далекий Сахалин, войска маялись в грузовых отсеках 28-и военно-транспортных Ил-76, готовых подняться в воздух из Оренбурга, Таганрога, Пскова и Твери. В современной скоротечной войне с применением высокоточного оружия при таком обороте дела лететь через десять часов было бы уже некому, не на чем и некуда. Да и незачем.

Все это безобразие дипломатичный Сергей Шойгу на другой день на людях прокомментировал так: «Задержка в десять часов — это очень много, тем более для того количества транспортной авиации, которую мы привлекаем. От этой задержки у нас, естественно, идет скопление техники на аэродромах отправки. Поэтому я прошу обратить на это внимание».

Обратить внимание, конечно, можно. Только быстро поправить ничего нельзя. Кроме взбунтовавшегося «Хомутово» садиться военным летчикам на Сахалине теперь просто некуда. Бывшие аэродромы Минобороны в тех краях — «Сокол», «Пушистый», «Возвращение» — давно брошены, разграблены и быльем поросли. Да и если бы так было только на Сахалине…

Пусть бы не на этот остров, но хоть куда-то на Дальнем Востоке посадить набитую людьми и боевой техникой воздушную военно-транспортную армаду можно было? На этот счет не менее уклончиво, чем Шойгу, но тоже страшно высказался командующий ВТА генерал Владимир Бенедиктов: «Аэродромная сеть центрально-восточных регионов и топливно-заправочный комплекс Минобороны не позволяют в полной мере использовать возможности командования, в частности, аэродромы «Улан-Удэ», «Воздвиженка», «Кневичи». Перевожу на русский: туда тоже не смогли бы принять сразу 28 военно-транспортных самолетов.

Что происходит, граждане? Куда ж подевались те 245 замечательных, первоклассных военных аэродромов, которые по состоянию на 2008 год были разбросаны по всей территории России? Самый полный, самый развернутый ответ на этот вопрос мог бы дать недавний министр обороны Анатолий Сердюков. Тот самый, который сегодня ходит на допросы в Следственный комитет России как на работу. Там его заинтересованно расспрашивают о том, кто и за сколько за годы его руководства Вооруженными силами толканул «налево» множество зданий, полигонов, складов военного ведомства. Цифры нанесенного государству ущерба измеряются исключительно в миллиардах и поражают воображение. Но эти миллиарды — копейки по сравнению с тем ущербом, который этим неуемным реформатором нанесен обороноспособности страны. И порушенная аэродромная сеть — не последняя в этом перечне.

Все началось с того, что Сердюкову показалось, что намного экономичней будет согнать все самолеты и вертолеты Военно-Воздушный сил на несколько крупных аэродромов. Ход размышлений реформаторов приоткрыл тогдашний начальник Генерального штаба Вооруженных сил генерал армии Николай Макаров. По его словам, денег на содержание аэродромной сети уходит слишком много. На каждый в среднем — по миллиарду рублей в год. Вывод и Макарову, и Сердюкову был ясен.

Почему-то они решили, что на всю огромную Россию хватит и восьми авиабаз первого разряда. Тем, кто возражал, что такая концентрация авиации грозит новым 1941 годом, слова не давали, а предлагали срочно подавать рапорта об отставке.

В том же 2008 году в Военно-Воздушных силах начался форменный погром. Вместо шести воздушных армии создали четыре командования. ВВС и ПВО. Расформировывали все дивизии и полки. Сотни боевых машин вместе с экипажами и наземным персоналом покидали привычные стоянки, перелетали и переезжали в другие города. Как заявил в июне 2009 года начальник Генштаба Макаров, «для того, чтобы командовать всеми этими силами и средствами, нужен один командир, а не несколько, как было раньше. И этим человеком станет командующий оперативно-стратегическим командованием на стратегическом направлении».

Впрочем, конечно только Сердюков с Макаровым не совладали бы с этакой махиной. Их глубокомысленно поддержал тогдашний президент и Верховный главнокомандующий Дмитрий Медведев. На расширенном заседании Совбеза в том же 2009 году он заявил, что это он поручил Министерству обороны создать несколько крупных авиабаз. «С учетом дислокации войск, они будут расположены на основных стратегических направлениях», — объявил мудрый Дмитрий Анатольевич непонятливым.

К чему это привело? Скажем, на аэродроме «Домна» в Забайкальском крае, где в прежние времена стоял всего один истребительный авиаполк, теперь яблоку упасть негде. Здесь теперь 412-я авиабаза. А в ее составе — истребители, штурмовики, ударные и транспортные вертолеты. В общей сложности сотни единиц техники. В случае опасности ракетно-бомбового удара их, говорят, где-нибудь рассредоточат. Но сколько времени это займет? При самой идеальной организации дела на рулежку и взлет каждого самолета уйдет никак не менее двух минут. Когда же в воздух поднимется последний? И вообще — будет ли кому взлетать?

Уже через два года из 245 аэродромов в «живых» у нас оставалось всего 70. Реформаторы во главе с Сердюковым огляделись. И велели новации решительно продолжать: достаточно будет и 27 аэродромов. Остальные, дескать, законсервируем на случай войны и в случае чего…

Что означает такая консервация хорошо видно на примере аэродрома «Бутурлиновка» в Воронежской области. Там стоял 899-й гвардейский Оршанский дважды Краснознамённый ордена Суворова 3-й степени штурмовой авиационный полк 105-й смешанной авиадивизии 16-й воздушной армии. Причем, простоял дольше многих других. Летчики авиаполка на штурмовиках Су-25 успели даже повоевать с Грузией в августе 2008-го.

На следующий год и их переехала колесница реформ Сердюкова. Полк расформировали. То есть — прошло всего-то четыре года. А в законсервированной вроде бы «Бутурлиновке», где на страже хоть какого-то порядка осталась авиационная комендатура, как выяснилось, неизвестные успели спереть кабель электропитания светосигнального оборудования. Без такого оборудования — какие полеты?

В общем, когда Сердюкова, наконец, убрали и на его место пришел Шойгу, повсюду достались ему аэродромные руины. Одна из первых его командировок в авиационные гарнизоны пришлась на Воронеж. Туда, на аэродром «Балтимор», Сердюков отовсюду согнал около 200 самолетов и вертолетов. В том числе все новейшие фронтовые бомбардировщики Су-34. Нигде в европейской части России не оказалось больше подобного скопища авиатехники. Причем, активно и шумно летающей.

А поскольку местные власти долгие годы, пока наши летчики из-за нехватки топлива не поднимались в воздух, успели понастроить рядом со взлетно-посадочной полосой огромный жилой массив, возник незатихающий конфликт. Шойгу разрешил его так: на «Балтиморе» останутся только два десятка бомбардировщиков Су-34. Потому что шумят поменьше. Остальных — в разграбленную Бутурлиновку, которую придется восстанавливать. И вообще — вернуть Военно-Воздушные силы на прежнюю систему базирования «один аэродром — один полк».

Выходит, полки решено восстанавливать. А значит и дивизии. Это, конечно, расходы, но сравнительно небольшие. А вот где же теперь стране взять столько исправных аэродромов? Будем новые строить или старые восстанавливать?

Хорошо бы Шойгу расспросил об этом генерала армии Макарова. Тот при нем сегодня служит военным советником. Этот насоветует… Как и Сердюков. Но бывшему министру обороны некогда. Следователи ждут. Вопросов к Сердюкову все больше. Правда, за авиацию никто не спрашивает.

Справка «СП».

Состав авиабаз и аэродромной сети ВВС России:

7000-я авиационная база 1-го разряда — Су-24М, Су-24МР, Су-34, Су-27, МиГ-25РБ, МиГ-25ПУ, МиГ-29СМТ, МиГ-31ДЗ, МиГ-31Б, МиГ-31БМ (Воронеж, Петрозаводск, Мончегорск, Хотилово, Курск, Калининград)

6983-я авиационная база — Су-25, Су-27СМ (Воздвиженка)

6988-я авиационная база 1-го разряда — Су-24М, Су-24М2, Су-24МР (Хурба)

573-я авиационная база — Ан-12, Ан-26, Ми-8 (Хабаровск)

412-я авиационная база — МиГ-29, Су-25 (Домна); Ми-8, Ми-24 (Чита)

6971-я авиационная база — Су-25СМ, Ми-28Н (Буденновск)

6972-я авиационная база 1-го разряда — Су-27, МиГ-29, Су-24МР, Су-27СМ3, Су-30 (Крымск)

393-я авиационная база — Ми-8АМТШ, Ми-24, Ми-28Л, Ка-52, Ми-35. (Кореновск)

999-я авиационная база — Су-25, Су-27, Ми-8, Ми-24 (Кант, Киргизия)

6955-я авиационная база 1-го разряда — Тверь (Мигалово) — Ан-124,Ан-124−150,Ил-76МД, Ан-22, включающая также:

— авиагруппа — Оренбург (Оренбург-2) — Ил-76МД, Ан-12

— авиагруппа — Таганрог (Центральный) — Ил-76МД

— авиагруппа — Псков (Кресты) — Ил-76МД

—  авиагруппа — Иваново-Северный — А-50,Ил-76МД

6950-я авиационная база 1-го разряда — Ту-22М3 (Шайковка), Ту-95МС, Ту-160 (Энгельс)

6952-я авиационная база 1-го разряда — Ту-95МС (Украинка)

6953-я авиационная база (на вооружении Ту-22М3) — Белая (авиабаза)

Фото: РИА Новости

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Фото дня
Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
Миртесен
Цитаты
Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

НСН
Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье