Общество

Путина просят заняться семьей

О детях и демографии должно заботиться особое министерство, считают женщины России

  
2691

Союз женщин России и возглавляющая его зампредседателя думского комитета по делам общественных объединений Екатерина Лахова предложили создать в российском правительстве министерство по делам семьи, женщин и детей. Инициатива, как пишут «Известия», уже собрала 430 тысяч подписей, и теперь документ будет направлен президенту РФ Владимиру Путину.

Необходимость создания отдельного «семейного» министерства сама Лахова аргументирует просто: по ее утверждению, в регионах, где делами семьи занимаются самостоятельные ведомства, удалось добиться заметного улучшения демографической ситуации.

Вместе с тем депутат считает, что нельзя решать вопросы семейной политики исключительно на местном уровне, поскольку, результат в этом случае тогда во многом зависит от прогрессивности региона.

Лахова предлагает включить в статистику эффективности регионов показатель семейного благополучия, а саму тему семьи, материнства и детства вынести на федеральный уровень: «Пока „наверху“ этот вопрос не будет поставлен, мы не решим проблему». Депутат считает, что новое Министерство должно разработать единую семейную политику, которая будет охватывать не только работу с семьями, беспризорниками и сиротами, но и работу с молодежью.

Эксперты, опрошенные «СП», восприняли идею неоднозначно.

У сопредседателя общероссийского общественного движения «Народный Собор» Владимира Хомякова недоверие вызывает фигура главного лоббиста новой структуры:

— Госпожа Лахова, к сожалению, в кругах семейно-родительских организаций и движений имеет довольно определенную репутацию. Поскольку она из тех, кто особенно активно начинал продвигать ювенальные технологии в России — то есть, откровенно антисемейную деятельность. Поэтому и к нынешним ее заявлениям я бы отнёсся с некоторой осторожностью. Хотя в целом, если рассматривать вопрос без относительно личности предложившего человека, вероятно, что Министерство по делам семьи — это правильный, возможно, даже совершенно необходимый шаг.

«СП»: — Почему, поясните?

— По той причине, что главным, скажем так, «яблоком раздора» с 2009 года (когда начала внедряться активно ювенальная юстиция и ювенальные технологии), являлось то, что проблемы детей рассматривались в отрыве от проблем самой семьи. А это очевидная глупость. Защищать надо не детей, защищать надо семью в целом. Защищать, как основополагающий институт общества, как ту самую изначальную исходную общественную ячейку, из которой строится все остальное. Это тем более актуально в России, где согласно национальной ментальности народ и общество рассматриваются как некий расширенный вариант семьи. А государство, собственно, как старший в семье. Поэтому в целом отношение к этой инициативе у меня позитивное, однако, есть серьезное опасение, что к ней подойдут так, как ко многим другим вещам у нас подходят.

«СП»: — Формально?

— Или превратят в чисто бюрократический проект, в котором мнение реальных общественных структур, занимающихся этим вопросом, учтено не будет. Это, я считаю, было бы крайне неправильно. Поэтому эффективность будущего министерства (если таковое все-таки создадут), мне кажется, будет зависеть напрямую от того, насколько оно будет опираться в своей деятельности на мнение семейно-родительского движения, которое на волне борьбы с той самой ювенальной системой у нас в России уже вполне сформировалось. Если же это окажется очередной кампанейщиной, то все будет так же как с национальной политикой — то есть, никак.

«Готовится создание очередной бюрократической структуры, — предположил демограф Игорь Белобородов. — И многие совершенно справедливо не доверяют таким вот, идущим исключительно сверху инициативам. То есть, запроса снизу, самого народа, на появление именно такого федерального министерства, в том виде, в котором предлагает госпожа Лахова, не было и не будет».

«СП»: — Вы в этом уверены?

— А это очень легко объясняется: во-первых, чувствуется очень сильный разрушительный потенциал этой инициативы. Когда предлагается не просто министерство по делам семьи, но с акцентом на приоритетное внимание к женщинам. Чувствуется некая феминистическая парадигма. Мы выступали против, еще, когда вводили «материнский капитал» (это тоже, между прочим, инициатива Лаховой). Мы говорили и говорим, что в стране число женщин более чем на десять миллионов превосходит число мужчин. Отсюда возникает закономерный вопрос: а кого тогда надо защищать в большей степени?

Сегодня свыше 30% детей (это официальные данные) живут без отцов. Не без матерей, а без отцов! А если мы продолжил ущемлять права и статус отцов, мужей, мужчин, вообще, в семье, мы и далее будем получать инфантильных детей, которые, во-первых, будут становиться легкой добычей преступников. Во-вторых, будут фактически подрывать обороноспособность страны. Которые просто не способны будут к тому, чтобы создать полноценный брак и нести ответственность за своих жен и детей. Которые, возможно, будут вообще лишены традиционного мужского начала, потому что люди воспитанные в семьях без отца, намного легче становятся извращенцами. Это доказано современной наукой: физиологией, психологией. На этом фоне инициатива уже в своем зачаточном состоянии наносит огромный потенциальный ущерб. Это вредоносная инициатива. Могу, например, сравнить ее с «троянским» вирусом, которого боятся все пользователи компьютеров. Очень важно, и кто ее озвучивает.

«СП»: — В каком смысле?

— В том смысле, что это сугубо чиновничья инициатива. Предполагаю, что за этим стоят какие-то очень большие бюджеты, и, очевидно, кому-то, наверняка, интересно эти бюджеты освоить. Ну и, безусловно, здесь есть очень далекая геополитическая цель. Если посмотреть на политическую биографию г-жи Лаховой, то мы увидим, что никогда ее не заботили проблемы крепкой традиционной многодетной российской семьи. Она выступала за планирование семьи, то есть за сексуальное образование российских школьников. Причем, все эти идеологи, активисты, функционеры планирования семьи старались ввести сексуальное образование с самого юного возраста — чем раньше, тем лучше. Думаю, если им дать волю, как им дали волю на Западе, то они первый делом побегут со своими наглядными пособиями в детские сады: учить там детей лояльности и контрацепции. В общем, надо понимать, что здесь аспект не только геополитический, потому что ослабленная в демографическом отношении страна, она сразу же становится легкой добычей.

Но здесь есть еще и коммерческий аспект. Снижая возраст вступления в сексуальные связи, что достигается всеобщим сексуальным образованием, пропагандируя в этих группах контрацепцию, они помогают коммерческим структурам получать огромные прибыли. Это выгодно клиникам, которые специализируются на абортах, на лечении половых инфекций, это всегда выгодно разного рода шарлатанам, которые пытаются лечить бесплодие — здесь целый медицинский пласт, целый фармакологический пласт и целый плат информационный… Опасаюсь, как бы такое министерство семьи не превратилось бы в министерство демографической деградации.

Психолог Илья Лещинский не смог сдержать иронии:

— Думаю, создание отдельного министерства по семенным делам сильно улучшит качество жизни самой Лаховой. И с этой точки зрения инициатива, безусловно, правильная. Вот только никаких данных про то, как наличие подобных ведомств связано с демографией, не существует. Никакой связи между демографией и ведомствами во всем остальном мире до сих пор не наблюдалось. Это — первое. Второе — существует уже определенная система по работе с семьями (она, может быть, хорошая, может быть, — плохая). Туда входят органы опеки, определенные центры. Ну, создадут отдельное министерство. А система та же самая ведь останется — просто эти учреждения переподчинять новому ведомству. Но работа самой системы, она какая есть, такая и будет. Просто будет другой кабинет, из которого работу этого учреждения контролируют. Чтобы проблемы решались эти вещи должны возглавлять не депутаты и адвокаты — дилетанты, жалеющие пропиариться, а профессионалы. Весь мировой опыт, связанный с разного рода поощрением демографии, многократно доказал бесполезность этих мер. Проблемы семьи должны решаться в семье и в уровне жизни населения.

«Какой-то координирующий орган для мониторинга и решения всех вопросов, касающихся семьи и детей, действительно, нужен, — говорит, в свою очередь, директор Автономной некоммерческой организации „Агентство социальной информации“ (АСИ), член Общественной палаты РФ Елена Тополева-Солдунова. — Прежде всего, потому что там очень много межведомственных действий. Вот с детьми сиротами вечно происходит неразбериха из-за того, что часть функций закреплена за Министерством образования, а часть за Министерством труда и социальной защиты. И это касается не только оказание помощи детям-сиротам. Координации в принципе не хватает. Но мне совершенно не очевидно, что для этого нужно создавать именно отдельное министерство. Это огромные штаты, огромная бюрократическая машина. А есть, например, комиссии по делам несовершеннолетних, которые доказали свою эффективность. Но недостаток их заключается в том, что у них нет финансирования и нет нормального аппарата».

Фото Константин Чалабов/РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня