Общество

Селигера больше нет

Олег Кашин пытается порадоваться исчезновению нашистского движения

  
12488

Все случилось именно так, как я и просил. Никто не пишет и не говорит об очередном лагере нашистов на Селигере — как будто и нет его. Никто не пишет ироничных репортажей, не берет острых интервью, не спорит о том, стоит ли ехать на Селигер, чтобы троллить или перевербовывать нашистов. Молчат социальные сети. В газетах о Селигере — только унылая джинса об инновационном дирижабле, сбитом близ Селигера военными, и больше ничего — ни критики, ни «объективных попыток разобраться», ни апологетики. Я действительно об этом мечтал и просил, я действительно к этому призывал, и вот все сбылось.

Еще одна мечта, которая сбывается, а ты уже и не рад. На берегу Селигера валяется выпотрошенная шкурка нашистского движения — было бы странно, если бы она кого-нибудь интересовала хоть немного. Движения «Наши» нет, Федеральное агентство по делам молодежи, подчиненное теперь Минобрнауки, совсем не похоже на ту зловещую контору, какой Росмолодежь была три-четыре года назад. Нашист Белоконев много лет мечтал занять место своего начальника Якеменко, и вот — его мечта, как и моя, сбылась слишком поздно.

Якеменковское молодежное движение — это не самое важное, но самое интересное, что было в русской политике нулевых. Единственный масштабный социальный эксперимент, увеличенный до исполинских размеров «Дома-2», дистиллированное зло с участием малых сих, материал для будущих диссертаций по массовой психологии. Художественной основой «Идущих вместе» был, очевидно, фильм Юрия Мамина о люберах-пушкинистах, маршировавших по улицам с криками «Мой дядя самых честных правил». «Наши» больше похожи на популярный в начале нулевых детективный роман будущего белоленточного идеолога о сиротском приюте, в котором безумная его начальница выращивала кадры для захвата мира, чтобы мы завтра проснулись — а они уже повсюду.

И вот мы проснулись. Селигера больше нет, ничего нет, а выходцев из околоросмолодежевского пространства устанешь пересчитывать. Они ловят друг друга в гримерках телевизионных ток-шоу, пробуют себя в урбанистике, агитируют за Навального у знаменитых агитационных кубов, а один околонашистский ветеран даже купил на днях с аукциона в пользу болотных узников черновик моей статьи — за 20 тысяч рублей купил, между прочим.

Когда-то мне хотелось показывать пальцем и кричать — смотрите, мол, вот этот блогер писал за деньги Росмолодежи посты в ЖЖ, а вот этот с Вербицким дружит, а вот этот Яшина с Катей Муму познакомил, но, как было сказано в какой-то книге, вера, которую разделяешь ты один, называется шизофренией, поэтому ну ее, эту веру.

Значит, остается радоваться, что «Наших» больше нет, и Селигера больше нет, и нет больше ни туалетной бумаги, ни фашистских фуражек, ни арматуры, ни барабанов, ни чего-то еще, что ассоциировалось раньше с этими именами и лицами. Поменялись времена, зло ушло на покой, и как тут обойтись без пафосной исторической параллели — шестьдесят или семьдесят какой-нибудь год, заросли тайгой заброшенные лагеря, заржавела колючая проволока, нет никого на вышках, а те, кто стоял на них раньше, поменяли свои полушубки на ветеранские пальто, празднуют девятое мая и ни о чем не жалеют, и их даже не в чем упрекнуть, потому что время было такое, ну и в самом деле — сейчас-то уже о другом надо думать, процессы разворачиваются, и много всего интересного происходит.

Кому-то такой финал может показаться несправедливым, но это уже, видимо, не нам решать.

Фото: Константин Родиков/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Игорь Юшков

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности

Константин Небытов

Судебный пcихолог

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня