18+
пятница, 9 декабря
Общество

Госпрограмма возвращения в Средневековье

Россия рискует остаться в стороне от новой технологической революции

  
18107

Наша страна в технологическом развитии очень скоро может безвозвратно отстать от других государств. В ближайшее время жители западных стран смогут пользоваться новым высокоскоростным и экологически чистым транспортом, многие болезни будут лечиться пересадкой искусственно выращенных органов. Многие из этих разработок финансируются частным бизнесом. Тем временем, из России продолжают уезжать ученые и готовые их финансировать отечественные бизнесмены. Оставшиеся олигархи предпочитают вкладывать средства в покупку спортивных команд, дорогих яхт и произведения ювелиров.

Буквально каждый день приносит весть о новом важном изобретении. Два дня назад объявили, что в Америке смогли из стволовых клеток вырастить искусственное человеческое сердце. Ранее это удалось сделать японским ученым. Кстати, под руководством нашего соотечественника Константина Агладзе. До этого ученые создали искусственный глаз и почку. Несколько дней назад мировые СМИ рассказали об идеи американца Элона Маска развивать новый транспорт. По вакуумным трубам будут двигаться капсулы со скоростью свыше 1000 километров в час, используя электроэнергию от солнечных батарей.

К сожалению, наша страна на этом фоне может похвастать только реформой РАН, против которой выступают многие ученые, и сомнительными проектами «Сколково» или «Роснано». При этом масштаб различных правительственных затей просто поражает. Саммит АТЭС, Олимпиада в Сочи, Универсиада в Казани, Чемпионат мира по футболу… В каждом случае государство готово потратить на развлечения денег в разы больше, чем самые развитые и богатые страны.

Российские миллиардеры, сделавшие свое состояние на продаже нефти, газа и металлов, тоже пока не горят желанием вкладываться в отечественную науку. Они стараются подражать богатым людям на Западе в плане потребления и часто называют себя элитой страны, но не хотят связывать свой бизнес с высокими технологиями.

Притом, что вложения в научные исследования уже давно стали хорошим тоном в США и Европе. К примеру, один из основателей платежной системы PayPal Элон Маск сегодня занят изготовлением электромобилей («Тесла-мобилей»), солнечных батарей для помещений и дешевых ракетных двигателей для космических полетов. Его новое изобретение — вакуумный транспорт. Основатель знаменитой фирмы Google Сергей Брин сейчас финансирует проект инновационного выращивания еды. Создатель интернет-магазина Amazon Джефф Безос вкладывается в развитие частных космических полетов.

В поддержке изобретателей американские миллиардеры видят две цели. С одной стороны, как они сами говорят, у них есть желание изменить мир к лучшему, способствовать в глобальном масштабе победе над голодом, невежеством и болезнями. С другой, — новые технологии открывают хорошие возможности для заработка.

Об особенностях труда российского ученого говорит биофизик Игорь Артюхов:

— На мой взгляд, в ближайшем времени мы будем жить в другом мире. В частности, поражают открытия в области биотехнологий. Уже научились выращивать искусственные сердце, глаз, почку, печень. Уже чисто технически вопрос, как их пересаживать. Уже были операции с вживлением искусственных трохей, бронхов. Десятки человек в мире живут с искусственными органами. Пока такие операции — единичные случаи. В течение следующего десятилетия это войдет в нормальную клиническую практику.

«СП»: — Как обстоит дело с подобными исследованиями в России?

— В нашей стране провели несколько операций по пересадке искусственной трахеи. У нас ведутся работы по выстраиванию матрицы органов — выделение минералов или белков, которые составляют клетку того или иного органа. Потом на этот каркас сажаются стволовые клетки пациента. Получить матрицу очень сложно, недавно у нас вышла статья на эту тему. Но в целом, в России работа слабая в этом направлении. По числу публикаций в международных научных журналах (о российских журналах никто не говорит, их никто, кроме авторов не читает) наша страна сейчас где-то между Австрией и Гонконгом.

Это результат общего катастрофического положения российской науки. Сейчас такая ситуация, что исследованиями в стране заниматься просто невозможно. И многие ученые уезжают. Кто на Запад, а кто и на Восток. И дело не столько в зарплате, сколько в условиях работы.

«СП»: — Что значит, невозможно заниматься наукой?

— К примеру, нельзя получить нужный реактив. Заявку надо подавать фирме-посреднику, а сам препарат можно будет получить только через полгода. В Америке после заявки его привезут в лабораторию на следующий день.

У нас всё делается через посредников. А они должны быть сертифицированы, должны выиграть конкурс. А побеждают «нужные» фирмы. Но это лишь одна из проблем.

А мир быстро идет вперед. К примеру, биология — это очень тонкая и дорогая наука. Если в 1960-е годы биология была, грубо говоря, ботаникой, то сейчас по сложности приближается к физике. Мы сильно углубились в познание живого мира. Каждые три года объем знаний удваивается. То есть, за 10 лет знания увеличиваются в 10 раз! Значит, знания прошлого десятилетия — это каменный век.

Идет быстрое развитие благодаря технологиям. Но у нашей страны этих технологий нет. У нас дело обстоит хуже, чем в США, в Европе, в Южной Корее, Японии и даже в Китае.

«СП»: — Есть ли у нас бизнесмены, которые вкладывают в научные исследования?

— Американские миллиардеры уже поняли, что деньги надо не только зарабатывать, но и тратить с умом, что с собой в могилу ничего не утащишь. Наши олигархи пока этого не поняли.

Хотя и те, кто готов тратить, не могут этого делать. Раньше на научные исследования выделял средства бизнесмен Тимур Артемьев. Он вместе с Евгением Чичваркиным был совладельцем «Евросети». Артемьев вкладывал хорошие средства в изучение проблему старения. Но мы знаем, что стало с «Евросетью». Бывшие владельцы компании сегодня живут в Лондоне, против Чичваркина было заведено уголовное дело, его деловой партнер Артемьев сейчас финансирует не наших ученых, а британских. Деньги в науку хотел вкладывать Михаил Ходорковский, который сейчас сидит.

Вообще с наукой у нас сегодня не очень здорово. И не всегда дело в финансов. Чего стоит идея реформирования Академии наук. Недавно уволили одного из самых цитируемых российских ученых Михаила Данилова, который работал в Институте теоретической и экспериментальной физики. Просто из-за того, что не сошелся во взглядах с ученым секретарем совета по науке при президенте Михаилом Ковальчуком. В общем, всё печально.

Заместитель главного редактора журнала «Наука и жизнь» Дмитрий Зыков говорит, что в России сегодня в принципе отсутствует культура поддержки ученых и изобретателей:

— Сегодня вся наука стала международной. Средства связи позволяют сразу узнавать о новых открытиях, общаться с кем угодно из профессиональной среды. Но что касается науки, которая развивается в пределах Российской Федерации, то она отстает от мирового уровня. Именно та наука, что географически привязана к нашей стране. Это не значит, что наши ученые в чем-то кому-то уступают. Наша земля не обделена талантами — огромное количество соотечественников за рубежом работают весьма успешно.

«СП»: — И эти ученые в числе своих коллег из других стран готовят новую технологическую революцию.

— На мой взгляд, в течение ближайших 10−15 лет нас ожидает настоящая технологическая революция. Технологии очень серьезно изменяться в массовом порядке. Прежними останутся технологии в сферах, где не требуются серьезные изменения, таких как металлургия, станкостроение, легкая промышленность. Но и в них изменятся технологические приемы в сторону уменьшения количества человеческого труда.

В ближайшем будущем большую роль будут играть тонкие технологии, которые у нас принято называть нанотехнологиями. Это коснется, прежде всего, медицины и биотехнологий.

Транспорт очень скоро серьезно шагнет вперед. Одно из направлений — это повышение скоростей и снижение сопротивления среды. Это, к примеру, вакуумный транспорт, проект которого сейчас представили в США. Наверняка получит распространение струнный транспорт Анатолия Юницкого. Этот транспорт позволяет перемещать с большой скоростью пассажиров и грузы при минимальных затратах территории. В отличие от вакуумного транспорта, который требует больших сооружений.

Другое направление в развитии транспорта — использование немного подзабытых технологий. Уже существуют водные суда, двигающиеся при помощи силы ветра. Как бы на корабль возвращаются паруса, только совсем другие внешне и по устройству. В воздухоплавании развитие, по-моему, получат дирижабли. Их можно использовать для систем связи и для перемещений.

«СП»: — Чем объяснить, что наши миллиардеры не готовы финансировать науку?

— Как я думаю, всё дело в том, что наши олигархи еще «не наелись». Может, у них просто нет фантазии. Они не понимают роль высоких технологий, не видят, куда можно вложить свои средства.

У нас нет и культуры использования интеллектуальной собственности. В России разработчики не знают, как защитить свое изобретение и как его потом продать. Большинство изобретателей работают над тем, что им интересно, думая, что рынок съест то, что ему предлагают. На самом деле, рынок не будет брать всё подряд, а оплатит то, что ему нужно. На Западе ни одному из серьезных ученых не придет в голову заниматься чем-то только потому, что ему это интересно. Без интереса нельзя, но и экономический эффект должен быть.

У нас же ученые и бизнес до конца не знают, чего хотят. Отсюда и все эти скандалы вокруг Академии наук.

«СП»: — Сегодня наука активно развивается и в Китае, где нет свободного рынка.

— В Китае все нынешние руководители государства получали образование на Западе. Там уже не осталось людей, которые мыслят категориями жесткой плановой системы. Сегодня в Китае осуществляется политика поддержки прорывных технологий. В чем-то страна напоминает СССР середины 1930-х — когда 1950-х годов. Тогда в Советском Союзе вкладывались большие деньги в развитие технологий и науки. В этой системе инженеры готовились буквально с детского сада, где в старших группах рассказывали об основах физики. После окончания ВУЗов государство получало высококлассных инженеров. Китайцы сегодня тоже приобретают самые передовые технологии, ответственно относятся к подготовке собственных кадров.

«СП»: — Российские руководители тоже постоянно говорят о развитии инноваций, о поддержке науки.

— Я лично не могу найти ответ, почему у нас не получается выйти на мировой уровень. Возможно, всё дело в бюрократической неразберихе. К примеру, нашим ученым приходилось из Англии ввозить животных для экспериментов как своих домашних питомцев, а не как лабораторных. С одной стороны, на исследования дали грант, а с другой, — не давали ввозить зверей. Ученые были вынуждены долго бороться, чтобы были изменены таможенные правила ввоза оборудования. Чтобы его можно было заказывать в любое время, а не только когда проходит университетский конкурс.

Недавно был забавный случай. Группа ученых заказала суперкомпьютер в начале октября, а конкурс был в сентябре. Им пришлось ждать почти год до следующего сентября.

Почему так происходит? Могу только привести слова поэта Маршака. Дочка спрашивала Мистера Твистера, почему что-то не так, и отец отвечал: «Ты не в Чикаго, моя дорогая».

— В России в 1990-е годы была практически уничтожена мотивация заниматься научно-техническим прогрессом, — считает писатель-футурист Данила Медведев. — Был снят запрет на свободную печать книг. И страну завалили издания по всякой эзотерике и псевдонауке. И в головах представителей всех социальных слоев появились весьма странные воззрения. Когда одному губернатору предложили построить подземный туннель под рекой Леной, он ответил, что нельзя тревожить обитателей подземного мира. Люди просто скатились в каменный век. Какая может быть наука в обществе дикарей?

Валерий Чудинов верит в то, что у гипербореев был секрет бессмертия, и сейчас он отправит экспедицию, чтобы где-нибудь на севере она нашла этот секрет. От таких людей никаких инноваций получить нельзя.

Одна из наших компаний поручила одному известному мошеннику построить пансионат с «дельфинотерапией». Мол, общение с дельфинами помогает излечить рак.

«СП»: — То есть, российские бизнесмены всё-таки готовы вкладываться в новое.

— Люди готовы вкладываться в бред. Дело в том, что иррациональная вера намного сильнее рациональных доводов. Представьте себе двух рядом сидящих человек: академик, занимающийся покрытием для металлорежущих инструментов, и какой-нибудь псевдоученый, который верит, что у него дома живет барабашка, который требует человеческих жертв. Понятно, кто из них двоих больше мотивирован. Второй человек реально готов кого-нибудь зарезать, тащить какие-то трупы, у него в голове постоянно всё кипит. А академик спокойно будет говорить о каких-то статьях в научных журналах, что в эксперименте какие-то показатели повысились на 12%.

Поэтому всегда будет гораздо больше людей, неважно, бизнесменов или бандитов, которые захотят дать денег колдунам, чем тех, кто захочет открыть научный центр, считать эффективность вложений. Это — наша нынешняя реальность.

«СП»: — Мы похожи на жителей Саудовской Аравии, которые тратят деньги на небоскребы, но не готовы заниматься наукой.

— У нас ситуация намного хуже, чем в Саудовской Аравии. Там руководители понимают, что нефть рано или поздно закончится, и потому начинают создавать другие основы экономики. В России же вам скажут, что нефти много, на наш век хватит, и всё будет прекрасно.

В арабских странах ведут политические реформы. Да, там забивают людей камнями, но в целом ситуация улучшается. В Саудовской Аравии разрешили женщинам заниматься спортом. Мы же, в отличие от них, деградируем.

Приведу один пример. Арабы любят устраивать гонки на верблюдах. Ими традиционно управляли маленькие дети, так как мало весят. Но западные правозащитники потребовали запретить использовать детей. Тогда шейхи профинансировали создание робота, который бы смог управлять верблюдом.

Да, для строительства небоскребов Саудовская Аравия приглашает западных инженеров. Но строительство пытаются сделать максимально инновационным. Чего не скажешь про наш Москва-Сити, олимпийские объекты в Сочи, инфраструктуру к саммиту АТЭС.

Проблема развития технологий заключена не столько в финансировании, сколько с ценностными установками людей.

«СП»: — У нас же принимают госпрограммы развития науки. Даже в школах ставят интерактивные доски для более эффективного обучения.

— Но образовательных технологий нет, которые бы использовали интерактивные доски. Это не инновации. Это всё равно, что снабдить в Москве дворников микроскопами. Это просто имитация.

Дело в том, что у нас политиков не оценивают по уровню компетенции. К примеру, в Нью-Йорке мэром выбрали Майкла Блумберга, который раньше занимался предоставлением высокотехнологичных инструментов для ведения бизнеса. В городе значительно снизилась преступность. Ему удалось решить множество проблем. Просто к управлению он подошел с умом. У нас же руководителей на разный уровень выбирают в зависимости от их лояльности вышестоящим.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня